1928: В своих письмах, от 4 января и 22 октября 1928 года, митрополит Сергий (Страгородский) убеждал митрополита Варшавского Дионисия не настаивать на польской автокефалии, добытой незаконным путем, без благословения Московского патриарха. Митрополит Сергий напоминал митрополиту Дионисию, что и св. патриарх Тихон не нашел возможным (без Поместного Собора Русской Церкви) одобрить этой автокефалии, что и законный преемник почившего патриарха митрополит Петр (Крутицкий) опротестовал эту автокефалию, когда она была провозглашена.
Так, в письме от 4 янв. митр. Сергий “доказывал, что для Польской Церкви не было необходимости отделяться от Русской Церкви, ибо она могла свою самостоятельность основать на постановлении № 362 от 7/20 ноября 1920 г”. (Русская Церковь перед лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе), гл. 15).
На январское письмо митрополита Сергия митрополит Дионисий дал след. ответ:
“Письмо Ваше, от 4 января с. г., мною получено. Мне весьма прискорбно, что и Вы, при всей широте Вашего любвеобильного сердца, не смогли подойти к вопросу нашей автокефалии так, как это следовало бы. Вы отлично знаете, как тяжело править в настоящее время Церковью, в каких Она ныне отовсюду утеснениях и опасностях, как трудно теперь сохранять канонический строй церковного управления и христианской жизни. Это уразумели Восточные Церкви, лишь в Москве не хотят уразуметь многого и думают, что автокефалия Польской Православной Церкви — дело честолюбивых иерархов. Какое горькое и обидное заблуждение! Более смиренной, бескорыстной и невзыскательной иерархии, как Православная иерархия в Польше, наверное, не сыскать нигде. Все мы можем, положа руку на сердце, дерзновенно сказать: мы ежедневно умираем, чтобы жила Православная Церковь в Польше, а в Ваших глазах мы — изменники Матери-Церкви и жалкие честолюбцы. Что делать? Дела наши пойдут с нами, а Вам грешно— видеть везде разрушение и беспорядок у себя и не ценить того доброго, что осталось у нас. А как осталось оно и блюдется, — видит Бог, и Он будет Судьей между нами.
Содержание Вашего последнего письма таково, что я не вижу возможности официально отвечать на него”.
На письмо митрополита Сергея от 22 октября митр. Дионисий ответа не дал, а самое письмо препроводил Вселенскому Патриарху, вместе со всей перепиской с митр. Сергием. Константинополь не мог не одобрить ответа митрополита Дионисия и подтвердил незыблемость автокефалии Православной Церкви в Польше. (К. Свитич…)
1928: 24 янв. (ст. ст.) Бывший Заместитель Патр. Местоблюстителя арх. Угличский Серафим пишет письмо митр. Сергию:
“…Полугодовой срок, протекший со дня издания Вами декларации… показал… что Ваша уверенность в возможности мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона совершенно несбыточна и никогда не может при настоящих условиях перейти в действительность… Факты… свидетельствуют, что еще труднее стало жить Православным верующим людям… Как много появилось новых страдальцев, которых страдания еще более усугубляются сознанием того, что эти страдания явились следствием Вашей новой церковной политики”. (Л. Регельсон…).
1928: 24 янв. (ст. ст.) Обращение к митр. Сергию пяти епископов: митр. Ярославского Агафангела (Преображенского), архиеп. Серафима Угличского (Самойловича), викария Ярославской епархии, митр. Иосифа (Петровых), архиеп. Варлаама (Ряшенцева), бывш. Пермского, врем. упр. Любимским викариатством, еп. Евгения (Кобранова) Ростовского, викария Ярославской епархии с сообщением об отделении от него и отказе признать за ним и его Синодом права на Высшее управление Церковью.
“…По Вашей программе начало духовное и Божественное в домостроительстве церковном всецело подчиняется началу мирскому и земному… Лояльное отношение к гражданской власти… не обязывает чад Церкви к добровольному отказу от тех прав свободного устроения внутренней религиозной жизни церковного общества, которые даны ему самою же гражданскою властью (избрание общинами верующих себе руководителей).
Наместо возвещенной Христом внутрицерковной свободы Вами широко применяется административный произвол, от которого много терпела Церковь и раньше.
По личному своему усмотрению Вы практикуете бесцельное и неоправдываемое перемещение епископов, часто вопреки желанию их самих и их паствы, назначение викариев без ведома епархиальных архиереев, запрещение неугодных Вам епископов в священнослужении… При этом добавляем, что остаемся во всем верными и послушными чадами единой, святой, соборной и апостольской Церкви, неизменно пребываем в иерархическом подчинении Местоблюстителю патриаршего престола высокопреосвященному Петру, митрополиту Крутицкому, и через него сохраняем каноническое и молитвенное общение со всеми Восточными Православными Церквами. Настоящее наше решение останется в силе впредь или до сознания Вами неправильности Ваших руководственных действий и мероприятий и открытого раскаяния в Ваших заблуждениях, или до возвращения к власти высокопреосвященного митрополита Петра”( Акты. С. 573–574).
1928: 1 февр. (ст. ст.) митрополит Иосиф (Петровых) написал письмо своему викарию епископу Димитрию Гдовскому, в котором говорил, что от митр. Сергия отделилось 26 епископов.
1928: В феврале произошло несколько собраний кипрских архиереев с представителями народного парламента, на которых было решено бойкотировать, празднование 50-летия оккупации Кипра британскими войсками, уклоняться от участия в спортивных играх, званных обедах, встречах и т.д., связанных с этими празднествами. На сам день оккупации должно было во всех кипрских храмах, (ок. 700), провести молебны о соединении Кипра с Грецией.
1928: Митр. Сергий (Страгородский) пишет письмо митр. Агафангелу Ярославскому с мольбой о сохранении общения:
“…Мы с Вами подошли уже к той черте, у которой все земные ценности и всякие земные счеты теряют свою абсолютную значимость, и остается только одно: дать добрый ответ на судище Христовом… Ни веры святой мы не предаем, ни от свободы церковной не отрекаемся и не намерены отрекаться… Я всегда готов передать Вам полномочия, лишь только будут у меня в руках достаточные к тому основания. И в 1926 г. я не передал Вам этих полномочий только потому, что, после Вашего Пермского воззвания, я получил от митрополита Петра (Полянского) совершенно определенное письменное указание, что он продолжает считать себя законным Местоблюстителем и меня обязывает оставаться в должности Заместителя”. (См. резолюцию и письмо митр. Сергия от 31 мая/13 июня 1926 г., где он отказывается подчиниться митр. Петру в его распоряжении передать власть митр. Агафангелу). (Л. Регельсон).
1928: В марте митр. Сергий (Страгородский) обратился с письмом к архиеп. Пекинскому Иннокентию (Фигуровскому) (РПЦЗ). Он просил его доложить о состоянии Православной Церкви в Китае. Владыка Иннокентий, справедливо полагая, что митр. Сергий декларацией 1927 г. призвал всех эмигрантов проявить лояльность к советской власти, не ответил на это письмо.
1928: 25 марта, в день освобождения Греции от турецкого ига (1821 г.) во всех Кипрских церквах прошли молебны о соединении Кипра с Грецией.
1928: 29 апреля почил о Господе Оптинский старец Нектарий. После закрытия Оптиной пустыни он жил в ссылке, откуда продолжал окормлять своих духовных чад. К декларации митрополита Сергия он относился отрицательно и не принимал к церковному общению поминающих митр. Сергия, т.ч. напутствовал старца непоминающий митр. Сергия священник Адриан (Рымаренко), впоследствие архиепископ РПЦЗ Андрей. От поминающих митр. Сергия оптинских иеромонахов старец не принял причастие. Преп. Нектарий был прославлен в лике новомученников и исповедников российских Зарубежной Церковью в 1981 г. и позже, как местночтимый святой в РПЦ МП.
1928: 9 мая вышел указ митр. Сергия за № 104, в котором говорилось, что “самочинно возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упраздненным, а его действия и распоряжения - не имеющими канонической силы и отмененными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся названному Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же по крайней мере каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять-таки “независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство”) предположено “предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния” (VIII-в)”. (ЖМП, 1934 г.).
1928: В июне Харбинские архиереи получили Указ Временного Московского Священного Синода от 20 июня 1928 г., обращенный к Карловацкому Священному Синоду и митрополиту Евлогию (Георгиевскому). В Указе этом говорилось и о том, что всякий клирик признающий Московский Синод, но не принимающий советское гражданство, отстраняется от несения своего церковного послушания. Ни один из архиереев на территории Китая не посчитал возможным для себя принять этот Указ (впрочем, некоторое время преосвященный Нестор (Анисимов) колебался и даже заявил о признании митрополита Сергия, но позднее переменил свое решение). (свящ. Дионисий Поздняев, Православие в Китае).
1928: 4 сентября было выработано совместное соглашение Конст-ой и Греческой Церкви относительно Константинопольских епархий, оказавшихся после Лозаннского мирного договора (1923) на территории Греции. Успеху соглашения способстовала личная дружба и личная переписка между патриархом Василием III и его бывшим учеником архиеп. Афинским Хризостомом (Пападопулосом). К епархиям “новых территорий” относятся следующие митрополии: Кассандрийская, Фессалоникийская, Драмская, Сидирокастрийская, Ланкадасская, Полианийская, Сисанийская, Филиппская,Неокринская, Неапольская, Зинхийская, Маронийская, Александрупольская, Парамифийская, Яннинская, Гревенская, Хиосская, Никопольская, Иериссосская, Серрская, Мифимнская, Елевферупольская, Эдесская, Китрская, Дидимотихская, Митилинская, Лимнская, Гуменисская, Верийская, Дриинупольская, Ксанфская, Елассонская, Самосская, Касторийская, Сервийская, Флоринская. Греческое правительство сразу узаконило это соглашение, в котором было несколько пунктов:
1) каким образом митрополиты “новых территорий” должны принимать участие в заседания Св. Синода Элладской Церкви и других административных учреждениях.
2) как они должны избираться и о правах патриарха предлагать кандидатов и утверждать кандидатуры.
3) положение патриарха, как последней церковной судебной инстанции, решения которой не подлежат аппеляции.
4) Элладская Церковь обязана извещать патриарха, когда кафедры “новых территорий” освобождаются и когда они замещаются, посылать патриарху протоколы избрания новых митрополитов, их исповедание веры и присяги верности Вселенскому патриарху, а также обязаны извещать, когда эти митрополиты принимают участие в заседаниях Св. Синода Элладской Церкви.
5) митрополиты “новых территорий” обязаны посылать годовой отчет патриарху.
6) митрополиты обязаны поминать имя патриарха во время Божественной литургии.
7) патриарх сохраняет полную каноническую власть над ставропигиальными монастырями “новых территорий”, т.е. Св. Гора Афон осталась под прямым управлением Конст-ля.
(A New Study of the Patriarchal and Synodical Act of 1928, by Metropolitan Demetrios of Sebasteia).
1928: В октябре архиепископ Елевферий Литовский и Виленский приезжал в Москву для доклада о своих епархиальных делах и о положении Православной Церкви в Польше. В ноябре того же года владыка Елевферий был возведен в сан митрополита. После увольнения митр. Евлогия (Георгиевского) от должности управляющего Западноевропейскими приходами Русской Церкви митр. Елевферий был назначен митр. Сергием на эту должность 24 марта 1930 г. как временно управляющий, с 30 апреля 1931 г.— как управляющий. (Акты С. 177).
1928: 16 октября скончался митрополит Агафангел (Преображенский) Ярославский. Он был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в 1981 г. Собором РПЦЗ и в 2000 г. Собором РПЦ МП.
1928: 12 декабря скончался Антиохийский патриарх Григорий IV (Хаддад). Он возглавлял Антиохийскую Церковь с 1906 г. Патриарх Григорий был большим другом Русской Церкви, в 1913 г., по приглашению Государя, они прибыл в Россию на Романовские торжества, посвященные 300-летию дома Романовых, где ему была устроена торжественная встреча и где он близко познакомился со многими русскими иерархами, с одним из которых, митрополитом Антонием (Храповицким), его связывали дружеские узы до самой смерти. Свой “Опыт Христианского Православного Катехизиса” митр. Антоний посвятил патриарху Григорию. В тот же приезд в Россию, в 1913 г., патриарх Григорий принял участие в хиротонии епископа Алексея (Симанского), будущего патриарха Московского. Патриарх Григорий был муж ученый и отличался благочестием. После его смерти в Антиохийском патриархате наступило смутное время и патриарший престол оставался не занятым до января 1931 г.
1928: 31 декабря. Последняя запись в дневнике архиеп. Серафима (Самойловича) Угличского:
“Поздняя литургия. Сегодня я не служил — думаю помолиться в Нов[ый] год. Сегодня получил большую почту — Есть много дум и довольно тяжких. Страждет наша св. Церковь. Вот и год миновал — канул в вечность — год тяжелый — большой, много пришлось всем пережить и перечувствовать, но и мне лично он много принес горестей, обид и все же духовного высокого настроения. Я прошел через великое горнило и испытаний и искушений. Только к празднику Р[ождества] Хр[истова] получил полное духовное умиротворение, окончательно выравнивается наше делание и становится определеннее и политика м[итрополита] С[ергия] и наше противление этому новообновленцу. Мне кажется, пора уже сказать свое слово и отмежеваться от м[итрополита] С[ергия], ибо мы своим именем смущаем слабых и немощных, а людям, сожженным в своей совести, дают повод говорить о силе их политики и незыблемости их положения.
Утратили старца м[итрополита] Агафангела, который явил великий образ и смиренномудрия и смирения. История скажет свое правдивое слово и благословит его имя. Вечный покой ему”. (”Год скорби и печали”, публикация прот. А. Салтыкова и Н. Д. Егорова).
1928: Иеромонах Пантелеимон Нижник (впоследствии архимандрит) приобрел участок земли около поселка Джорданвилль, в Нью-Йоркском штате, где основал св. Троицкий монастырь. После покупки он еще 2 года вместе со своим сподвижником Иваном Колос (впоследствие архим. Иосиф) работали на заводе Сикорского, чтобы выплатить заем.
1928: В Тбилиси состоялся Поместный Собор Грузинской Церкви, на котором был избран новый католикос — патриарх всея Грузии Христофор. На заседании под председательством новоизбранного патриарха архиереи приняли решение ввести в Грузинской Церкви новый стиль. Под этим документом подписались патриарх и несколько архиереев. Реформа, будучи отвергнута народом и большинством священников, полностью провалилась и через несколько месяцев была отменена. За спиной этого Собора стояла довольно одиозная личность. Еще в конце 1920-х годов, будучи во главе чекистов Грузии, Лаврентий Павлович Берия значительно подчинил своему влиянию Грузинскую Православную Церковь. Своим опытом он поделился еще в 1929 году в специальной записке: “Длительной нашей работой нам удалось создать оппозицию католикосу Амвросию и тогдашней руководящей группе грузинской церкви, и… в 1927 году в январе месяце удалось полностью вырвать из рук Амвросия бразды правления Грузинской церковью и вместе с его приверженцами удалить от руководящей роли в Грузинской церкви. В апреле месяце, после смерти католикоса Амвросия, католикосом был избран митрополит Христофор, вполне лояльно относящийся к Соввласти, и уже собор, избравший Христофора, декларировал свое лояльное отношение к власти и осудил политику и деятельность Амвросия, в частности, и грузинскую эмиграцию”. (Борис Соколов, Диалог с дьяволом).
1929: В феврале епископ Виссарион (Джованни) вместе с находившимся в течение нескольких лет в Албании епископом Сербской Православной Церкви Виктором, без каких бы то ни было предварительных соглашений с Константинополем, хиротонисал трех епископов—албанцев. Четыре епископа составили Священный Синод Албанской Православной Церкви, который незамедлительно избрал епископа Виссариона своим председателем и архиепископом всея Албании.
Вслед за утверждением Св. Синода королем-мусульманином Ахметом Зогу Синод провозгласил Албанскую Православную Церковь автокефальной, а ее Предстоятель письменно уведомил о происшедшем в Албании другие Православные Церкви. Албанским Св. Синодом был принят устав, кот. гласил: «Официальным языком Албанской Церкви является албанский… Архиепископ, епископы, региональные архиерейские уполномоченные, великий эконом — митрофор, главный секретарь Священного Синода, а также клирики — помощники и заместители Архиепископа и епископов должны быть по крови и языку албанцами и албанскими подданными… Все упоминаемые в ст. 16 клирики, находящиеся на служении Автокефальной Албанской Церкви, если не имеют перечисленных в вышеназванной статье качеств, с начала вступления в силу настоящего Устава лишаются церковного сана».
Узнав о происшедшем, Конст-ий патриарх немедленно направил следующую телеграмму королю Албании: «С огромным изумлением Вселенская Патриархия узнала о нечестивых и неправильных рукоположениях епископов, противоречащих соглашению, заключенному в Тиране… Вселенская Патриархия считает эти противоканонические рукоположения недействительными и не существующими; налагает на провинившихся наказания лишением чинов и прав, а также оставляет за собой полную свободу для защиты и сохранения церковного порядка, священнических институтов и авторитета канонических законов». Патриархия обратилась также с посланием к албанской православной пастве, в котором призывает ее избегать всякого церковного общения с низвергнутыми Патриархией епископами, чьи действия теперь лишены духовной силы. О своих действиях в отношении Албанской Православной Церкви Патриархия поспешила уведомить Православные Церкви в надежде, что и они также отреагируют отрицательно на происшедшее в Албанской Православной Церкви. Сербскую же Патриархию Константинополь просил принять строгие меры против своего епископа Виктора, принявшего участие в незаконном рукоположении трех новых епископов. (Цанков С., протпопр., проф., д-р. Албанская Православная Церковь и ее устройство. София, 1935).
1929: Румынский патриарх Мирон при поддержке премьер министра Юлия Маниу (униата) опять сделал попытку ввести в Румынской Церкви западную пасхалию. Митрополит Бессарабский Гурий открыто выступил против своего первоиерарха и приказал клирикам своей епархии праздновать Пасху со всеми остальными Православными Церквами. Бухарестские священники РПЦЗ также не подчинились этому указу. Патриарх вынужден был отказаться от дальнейшего изменения пасхалии. В это время ряды румынских старостильников значительно пополнились.
1929: На Съезде в Детройте произошло объединение румынских православных приходов США и Канады. Тогда же было решено просить Румынскую Церковь учредить в Америке Румынскую Православную Миссионерскую Епархию. Св. Синод Румынской Церкви во исполнение этого прошения хиротонисал во епископа Поликарпа (Моруша), который только в 1935 году прибыл в Детройт, где и утвердил управление над румынскими приходами США и Канады.
1929: 9 апреля 15 униатских священников украинской греко-католической Церкви собрались в г. Аллентоун, шт. Пенсильвания и приняли решение перейти в Православие и основать Украинскую православную епархию. Следующее собрание состоялось в 1931 г.
1929: 26 мая, несмотря на протесты патр. Мирона (Кристя), Румынский парламент заключил конкордат Ватикана с Румынской Православной Церковью, патриарх, как член правительства вынужден был его подписать.
1929: 28 мая глава Элладской Церкви архиеп. Афинский Хризостом написал письмо патриарху Константинопольскому Василию III, в котором извещал его, что Св. Синод Элладской Церкви согласен на все условия Конст-ля относительно митрополитов “новых территорий” с одной поправкой, - они должны на Божественной литургии наравне с патриархом поминать Св. Синод Элладской Церкви. Патриарх принял эту поправку. (A New Study of the Patriarchal and Synodical Act of 1928, by Metropolitan Demetrios of Sebasteia).
1929: Советские войска на Дальнем Востоке вторглись в пределы Китая в Трехречье, преследуя русских беженцев из Сибири и белогвардейцев. По поводу зверств большевиков в Трехречье митрополит Антоний (Храповицкий) отозвался обращением ко всем народам мира: «Душу раздирающие сведения идут с Дальнего Востока. Красные отряды вторглись в пределы Китая и со всей своей жестокостью обрушились на русских беженцев-выходцев из России, нашедших в гостеприимной китайской стране прибежище от красного зверя. Уничтожаются целые поселки русских, истребляется все мужское население, насилуются и убиваются дети, женщины. Нет пощады ни возрасту, ни полу, ни слабым, ни больным. Все русское население, безоружное, на китайской территории Трехречья умерщвляется, расстреливается с ужасающей жестокостью и с безумными пытками». (Письма блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988. С. 106). Волна русских беженцев хлынула в Харбин, где все они получили кров, пищу, внимательное отношение в «Доме-убежище», и лишь к 1930 г. они стали возвращаться в Трехречье. Богородице-Владимирская женская обитель также приняла участие в их судьбе. При Обители был создан приют для девочек во имя Св. Равноап. Княгини Ольги.
1929: В июле архиепископ Хризостом (Пападопулос), глава Элладской Церкви, созвал Архиерейский Собор, чтобы узаконить введение нового стиля и осудить не признающих его. Из 44 епископов присутствовавших на Соборе, 13 его покинули, 27 отказались его подписать и только 4 поставили свои подписи. (Вл. Мосс).
1929: Летом польские римо-католические духовные власти предъявили в Окружных Судах 724 иска об изъятии из рук православного населения храмов и имущества церковного. Они требовали возврата всего того имущества, которое уже более 100 лет, как вернулось в руки своего первоначального обладателя — православного населения. В конце лета стало известным, что к Волынской Православной Духовной Консистории было предъявлено 144 иска, к Виленской — 71, к Гродненской — 159 и к Полесской — 248. Наиболее угрожаемыми оказались Гродненская и Полесская епархии, в которых было — в первой 174 прихода и во второй — 320. Под угрозой отобрания у православных оказались, в числе других святынь, кафедральные соборы в Кременце, Луцке, Пинске, монастыри — Виленский, Дерманский, Жировицкий, Зимненский, Корецкий, Кременецкий, Мелецкий и даже величайшая святыня в Польше — Почаевская Св. Успенская Лавра. (К. Свитич…)
1929: 29 сентября на 87 году жизни скончался патриарх Конст-ий Василий III.
1929: 7 октября в Фанаре члены Синода Конст-го патриархата на место скончавшегося патриарха Василия III выбрали нового патриарха митрополита Деркосского Фотия (Маниатис), за него проголосовало 17 из 18 архиереев.
Патриарх Фотий II родился в 1874 г. Окончил Афинский университет, где изучал богословие и философию, после учебы принял монашество, священный сан принял в 1902 г., в 1915 был посвящен в епископа Иринопольского, в 1924 г. стал митроп. Филадельфийским и в том же году был переведен на Деркосскую кафедру.
1929: В декабре митр. Петр пишет письмо митр. Сергию: “Ваше Высокопреосвященство, простите великодушно, если настоящим письмом я нарушу душевный покой Вашего Высокопреосвященства. Мне сообщают о тяжелых обстоятельствах, складывающихся для Церкви в связи с переходом границ доверенной Вам церковной власти. Очень скорблю, что Вы не потрудились посвятить меня в свои планы по управлению Церковью. А между тем Вам известно, что от местоблюстительства я не отказывался и, следовательно, Высшее Церковное Управление и общее руководство церковной жизнью сохранил за собою. В то же время смею заверить, что (с должностью? - Сост.) (нрзб.) заместителя Вам предоставлены полномочия только для распоряжения текущими делами, быть только охранителем текущего порядка. Я глубоко уверен, что без предварительного сношения со мною Вы не предпримете ни одного ответственного решения, каких-либо учредительных прав я Вам не предоставлял, пока со мною местоблюстительство и пока здравствует митрополит Кирилл и в то же время был жив митрополит Агафангел. Поэтому же я и не счел нужным в своем распоряжении о назначении кандидатов в заместители упомянуть об ограничении их обязанностей, для меня не было сомнений, что заместитель прав установленных не заменит, а лишь заместит, явит собой, так сказать, тот центральный орган, через который местоблюститель мог бы иметь общение с паствой. Проводимая же Вами система управления не только исключает это, но и самую потребность в существовании местоблюстителя, таких больших шагов церковное сознание, конечно, одобрить не может. Не допускал я оговорок, ограничивающих обязанности заместителя, и по чувству глубокого уважения и доверия к назначенным кандидатам, и прежде всего к Вам, имея в виду при этом и Вашу мудрость. Мне тяжело перечислять все подробности отрицательного отношения к Вашему управлению: о чем раздаются протесты и вопли со стороны верующих, от иерархов и мирян. Картина церковных разделений изображается потрясающей. Долг и совесть не позволяют мне оставаться безучастным к такому прискорбному явлению, побуждая обратиться к Вашему Высокопреосвященству с убедительной просьбой исправить допущенную ошибку, поставившую Церковь в унизительное положение, вызвавшее в ней раздоры и разделения и омрачившее репутацию ее предстоятелей. Равным образом прошу устранить и прочие мероприятия, превысившие Ваши полномочия. Такая Ваша решимость, надеюсь, создаст доброе настроение в Церкви и успокоит измученные души чад ее, а по отношению к Вам для общего нашего утешения сохранит то расположение, каким Вы заслуженно пользовались и как церковный деятель, и как человек. Возложите все упование на Господа, и Его помощь всегда будет с Вами. Со своей стороны я, как первостоятель Церкви, призываю всех священнослужителей и церковных деятелей проявить во всем, что касается гражданского законодательства и управления, полную лояльность. Они обязаны беспрекословно подчиняться правительственным распоряжениям, если те не нарушают святой веры и вообще не противны христианской совести; и не должны заниматься какой-либо противоправительственной деятельностью, не должны выражать ни в храмах, ни в частных беседах ни одобрения, ни порицания их действий и вообще вмешиваться в дело, не относящееся к Церкви. Смею, однако, надеяться, что действительность не может указать среди представителей православного епископата и клира случай подобной нелояльности. Ни в мое непосредственное управление, ни после не было слышно ни об одном политическом преступлении со стороны духовных лиц. Если бы эти преступления имели место, то, надо полагать, виновные подверглись бы гласному судебному процессу; но на судах политических преступников не упоминается о представителях духовенства. Я охотно готов признать, что и само правительство давно убедилось в аполитичности Православной Церкви, и Вы, Владыка, можете себе представить: с каким воплем у нас должны отнестись священнослужители, особенно томящиеся в тюрьмах и ссылках, к голословному заявлению о словах и делах, а затем и о постигшей многих горькой участи. Между прочим, мне пишут, что епископ Василий о делах от моего имени представил Вам доклад. Должен заметить, что ни ему, ни другому моему сожителю я не давал никаких поручений, касающихся церковных дел. О себе лично скажу, что я прошел все виды страданий, которые можно себе представить, казалось, что у меня одно время года - время скорби, но Господь, видимо не оставляет меня. Он поддерживает мои силы, ослабляемые тяжелыми условиями изгнания, и вносит в душу упокоение, которое, если и отравляется, то только болью о Церкви. Милость Божия да будет с Вами, Вашего Высокопреосвященства Послушник
М(итрополит) П(етр).” (Губонин, Акты… 681).
1929: 17 декабря большевики взорвали Чудов монастырь в Кремле.
1929: В своем Рождественском послании, разосланном главам автокефальных Церквей, митрополит Дионисий Варшавский писал:
“Нашу Святую Православную Церковь в Польше посетил Господь в истекшем году бедствием, равным избиению Вифлеемских младенцев, ибо клир Римский хочет отнять от нас половину святых храмов наших и тем лишить более двух миллионов верующих младенцев наших духовного окормления и церковной жизни”. (К. Свитич…)
1929: Архиеп. Иларион (Троицкий) скончался в Ленинградской тюрьме. Он был прославлен в лике новомучеников РПЦЗ в 1981 г. и в 2000 г. РПЦ МП.
1930: 15 февраля митрополит Сергий (Страгородский) и члены его Синода: митр. Серафим Тверской, архиеп. Алексей (Симанский), архиеп. Филипп (Гумилевский) и еп. Питирим (Крылов) провели пресс-конференцию, на которой ответили на ряд вопросов представителей печати. Эти материалы широко разошлись тогда по всему миру:
“Вопрос. Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется?
Ответ. Гонения на религию в СССР никогда не было и нет. В силу декрета “Об отделении церкви от государства” исповедание любой веры вполне свободно и никаким государственным органом не преследуется. Больше того, последнее постановление ВЦИК и СНК РСФСР “О религиозных объединениях” от 8 апреля 1929 г. совершенно исключает даже малейшую видимость каких-либо гонений на религию.
Вопрос. Верно ли, что безбожники закрывают церкви, и как к тому относятся верующие?
Ответ. Да, действительно, некоторые церкви закрываются. Но проводится это закрытие не по инициативе властей, а по желанию населения, а в иных случаях даже по постановлению самих верующих.
Вопрос. Соответствуют ли действительности сведения, помещенные в заграничной прессе, относительно жестокостей, чинимых агентами соввласти по отношению к отдельным священнослужителям?
Ответ. Ни в какой степени эти сведения не отвечают действительности. Все это - сплошной вымысел, клевета, совершенно недостойная серьезных людей…” (Цитируется по книге В. Куроедов. “Религия и церковь и советском обществе”).
В том-же интервью по поводу обращения Папы Римского в защиту гонимой Русской Церкви:
“…Мы считаем излишним и ненужным это выступление папы Римского, в котором мы, Православные, совершенно не нуждаемся. Мы сами можем защищать нашу Православную Церковь. У папы есть давнишняя мечта окатоличить нашу Церковь, которая, будучи всегда твердой в своих отношениях к католицизму, как к ложному учению, никогда не сможет связать себя с ним какими бы то ни было отношениями”.
По поводу выступления Архиепископа Кентерберийского:
“…Оно грешит той же неправдой насчет якобы преследований в СССР религиозных убеждений, как и выступление Римского папы… пахнет подталкиванием паствы на новую интервенцию, от которой так много пострадала Россия”. (Известия, № 46, 1930).
Митр. Евлогий Западно Европейский об этом интервью в своих воспоминаниях писал: “…Оказывается, что текст большевики дали митрополиту Сергию за неделю до интервью, а потом держали его в изоляции. Перед ним встала дилемма: сказать журналистам, что гонение на Церковь есть, — это значит, что ВСЕ тихоновские епископы будут арестованы, т. е. вся церковная организация погибнет; сказать “гонения нет” — себя обречь на позор лжеца… Митрополит Сергий избрал второе. Его упрекали в недостатке веры в несокрушимость Церкви. Ложью Церковь все равно не спасти. Но что было бы, если бы Русская Церковь осталась без епископов, священников, без таинств, — этого и не представить… Во всяком случае, не нам, сидящим в безопасности, за пределами досягаемости, судить митрополита Сергия…” (стр. 621).
1930: 26 февраля Патриарший Местоблюститель митр. Крутицкий Петр пишет второе письмо из ссылки к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Нижегородскому Сергию (Страгородскому), из поселка Хэ, Обдорского района:
“Высокопреосвященнейший Владыко!
Представился случай написать Вам в дополнение к письму, отправленному заказным по Вашему московскому адресу. То письмо писал, сильно недомогая, а после и совсем себя плохо почувствовал. Требовалось бы сделать маленькие вставки. Когда пришла почта - редкий наш посетитель, - началась суета, да так и сделал, совсем запамятовав о вставках. В одном месте пропущено выражение: «для общего нашего утешения». Это там, где говорится о сохранении расположения к Вам.
В другом месте между словами: «среди клира» - нужно вставить: «представителей православного епископата и клира…». Это в абзаце об отношении к соввласти. В том же абзаце, помнится, неладно с отрицанием «не». Но эти недочеты сути, конечно, не изменяют. Я постоянно думаю о том, чтобы Вы являлись прибежищем для всех истинно-верующих людей. Признаюсь, что из всех огорчительных известий, какие мне приходилось получать, самыми огорчительными были сообщения о том, что множество верующих остаются за стенами храмов, в которых возносится Ваше имя. Исполнен я душевной боли и о возникших раздорах вокруг Вашего управления и других печальных явлениях. Может быть, эти сообщения пристрастны, может, я достаточно не знаком с характером и стремлением лиц, пишущих мне. Но известия о духовном смятении идут из разных мест и главным образом от клириков и мирян, оказывающих на меня сильное давление.
На мой взгляд, ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви, когда нормальные правила управления подвергаются всяким колебаниям, необходимо поставить церковную жизнь на тот путь, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Вот и благоволите вернуться к той, всеми уважаемой Вашей деятельности. Я, конечно, далек от мысли, что Вы решитесь вообще отказаться от исполнения возложенного на Вас послушания - это послужило бы не для блага Церкви. Повторяю, что очень скорблю, что Вы не писали мне и не посвятили в свои намерения. Раз поступают письма от других, то, несомненно, дошло бы и Ваше. Пишу Вам откровенно, как самому близкому мне Архипастырю, которому многим обязан в прошлом и от святительской руки которого принял постриг и благодать священства. Не подумайте, Владыко, что в центре моего внимания находятся суждения моих соседей - Архипастырей. Не скрою, что как только они прибыли в Обдорск, почтили меня общим письмом; но последнее состояло исключительно из одних приветствий. Затем, около уже года, ничего о них не слышу.
Мое здоровье сильно ослабело борьбой с суровыми климатическими условиями. Неоднократно ходатайствовал о переселении в другой пункт, более или менее обеспеченный сносным климатом и наличием медицинской помощи, которая здесь слишком слаба, - успеха нет. Все домашние тягости несу сам: около меня нет постоянного человека. На старости лет приходится подвижничать по-пустынному. Господь устроил, таким образом, дело внутреннего упорядочения. Прошу Вас помолиться Господу Богу, чтобы подкрепил мои силы и помог мне жить в безропотном послушании Его Святой Воле.
Вашего Высокопреосвященства покорный слуга
митрополит Петр”.
(Губонин, Акты…)
1930: В начале года на Афоне, в Ватопедском монастыре, состоялась Всеправославная конференция, подготовительная для проведения Восьмого Вселенского Собора. Русская Церковь не была представлена на этой конференции. Участники конференции написали несколько посланий, одно из них было адресовано коптам с выражением любви и предложением установить сотрудничество и единство. В ходе конференции Константинополь отклонил как чуждое православной традиции предложение Румынской Церкви о том, чтобы каждая автокефальная церковь имела постоянного представителя при Вселенском Патриархе. Сербскую Церковь на конференции представлял свят. Николай (Велимирович).
1930: В Англии состоялось моление за Русскую Церковь. Один из участников, митр. Евлогий, вспоминал: “В начале поста 1930 г. архиепископ Кентерберийский пригласил меня в Лондон на однодневное моление о страждущей Русской Церкви. Я решил ехать. За нас будет молиться вся Англия, а я останусь в Париже безучастным свидетелем единодушного сочувствия всех Церквей к страждущей нашей Церкви? Невозможно! Моя совесть повелительно требовала моего участия в этих молитвах; так же, несомненно, была настроена и моя паства.
Я провел в Англии с неделю. Давно я не испытывал такого светлого чувства братской христианской любви между Церквами, какое испытал в эти незабываемые дни, когда вся церковная, верующая Англия коленопреклоненно молилась о прекращении тяжких страданий нашей Русской Православной Церкви… Политических целей я никаких в Англии не преследовал и с политическими речами нигде не выступал. Всюду, где мне приходилось говорить речи, я лишь благодарил за сочувствие, просил и впредь поддерживать нашу страдалицу Мать-Церковь своими молитвами. И вот, эти выступления и послужили поводом к строгому запросу из Москвы от митрополита Сергия: на каком основании вы позволили себе разъезжать по Англии, призывая к протесту против СССР? Тут же было высказано требование свою поездку осудить и дать обязательство такого рода выступления более не повторять… Горько мне было читать эти несправедливые упреки, продиктованные внушениями советской власти, и я резко ответил митрополиту Сергию, что моление в Англии имело не политический, а религиозный характер: это был протест религиозной и вообще человеческой совести против страшных гонений на Церковь в советской России; доказательством тому — договор английского правительства с СССР, заключенный как раз во время моего пребывания в Англии”. (”Китеж”, 1930, № 1,стр.16).
1930: 6 июня митрополит Сергий (Страгородский) пишет докладную записку в ВЦСПС:
“В настоящее время лица, участвующие в наших церковных хорах, справедливо сетуют на отрицательное отношение к ним со стороны профессиональных союзов и просят ходатайствовать об изменении этого отношения. Обычно такие участники исключаются из профсоюзов, причем постановление об исключении прямо мотивируется: «за участие в церковном пении» и подобное… Исключение из союза влечет за собою для профсоюзника не только лишение тех особенных прав, какими он пользовался в союзе, но и грозит ограничить для него возможность найти себе работу, а с нею и средства к самому существованию. Подвергать профсоюзника такой участи только за то, что он церковник, в достаточной степени напоминало бы средневековый папский интердикт - лишения непослушных огня и воды, значило бы, вместо перевоспитания и пер(неразборчиво) прямо вымогать насилием отречение от веры, что в корне противоречит Конституции… Профсоюз работников искусств не должен составить исключение из общего правила и не должен изгонять своих членов только за то, что они церковники или что их работа так или иначе связывается с церковной. Ведь участие в церковном пении для подавляющего их большинства является даже и не служением культу, а просто платной работой. Это есть пользование своим профессиональным искусством для добывания себе средств к существованию или добавочного заработка, и от того, что это пользование в данном случае связано с обслуживанием церкви, дело не меняется. Ведь церковь обслуживается не только профессиональными певцами, но и профессиональными электриками, водопроводчиками, почтальонами и пр. Когда Союз служащих почты и телеграфа попытался (исходя из тех же соображений, из каких исходит и Рабис) запретить своим членам доставлять духовенству и церковным организациям корреспонденцию, это было признано неправильным и бойкот прекращен… ” (ГАРФ. Ф. 5263. On. 1. Д. 6. Л. 2 - 3).
1930: 10 июня Постановление митр. Сергия и сергианского синода об увольнении митр. Евлогия от должности Управляющего русскими церквами в Зап. Европе за организацию молений в защиту Русской Церкви. Временно назначается на этот пост арх. быв. Белостокский Владимир (Тихоницкий).
(ЖМП, № 2, 1931)
1930: 22 июня Сербский патриарх Варнава во время службы в русской Троицкой церкви, обратился к Русскому Зарубежью: “Знайте, что изуверы, гонящие Церковь, не только её мучают, но стараются её расколоть, разъединить и всячески простирают свои преступные руки к вам, находящимися за пределами вашего отечества. Вы, верные сыны России, должны помнить, что вы являетесь единственной опорой великого русского народа… Посеянные врагами вашей Родины церковные раздоры должны во что бы то ни стало прекратиться. Среди вас находится великий иерарх митрополит Антоний, который является украшением вселенской Православной Церкви. Это высокий ум, который подобен первым иерархам Церкви Христовой в начале христианства. В нём заключается церковная правда и те, кто отделился, должны вернуться к нему. Вы все, не только живущие в нашей Югославии, но и находящиеся в Америке, в Азии, во всех странах мира, должны составить во главе с вашим великим архипастырем митрополитом Антонием единое несокрушимое целое, не поддающееся нападкам и провокациям врагов Церкви. Я как Сербский патриарх, ныне ваш родной брат, горячо молюсь Богу, чтобы Он соединил русских людей, находящихся заграницей в единое целое, чтобы восстала Россия такою, какою она была во главе с Православным Самодержащим Царём, и от имени Господа Иисуса Христа и всех Его святых благословляю вас благословением патриаршим”. (Жизнеоп. митр. Антония. ГАРФ. Ф. Р-9145. Оп. 1. Д. 959. Л.л. 1, 49).
1930: 26 июня 1930 года митрополит Сергий (Страгородский) обратился к митр. Дионисию Варшавскому с новым посланием, в котором, между прочим, писал:
“В № 147 газеты “За Свободу” напечатано о предстоящем созыве Первого Поместного Собора Православной Автокефальной Церкви в Польше и о том, что 29 сего июня назначено начало подготовительного к Собору Предсоборного Собрания.
Уже из названия Собора видно, что он имеет главной задачей практически осуществить и оформить автокефалию Православной Церкви в Польше…
Что же принесет Вам незаконная Автокефалия, покупаемая такою ценою? Невольно вспоминается прежняя история Православия в Польше. Там всегда умели усыпить бдительность Православной иерархии разными личными правами и привилегиями. А низшее духовенство с православной паствой в это время влачили жалкое существование в постоянных тревогах за целость своих храмов, за неприкосновенность своих святынь, за самую сохранность святой веры. Не повторяется ли эта история и в наши дни?… Во имя возложенного на меня долга пещись о всей Православной пастве Московского Патриархата, я снова братски убеждаю Вас отказаться от Вашего губительного для Церкви начинания, не отрывать искусственно и насильственно Православной Паствы Вашей от ее векового союза с Церковью Русской и тем не подвергнуть свою паству всем невзгодам внутренне церковной анархии.
Ведь, если Вы отказываетесь подчиниться своему законному Кириарху — Московскому Патриарху или Его Местоблюстителю, то этим даете каноническую возможность каждому, служащему Вам в Польше Архипастырю, и каждому из подведомых Вам клирику и мирянину (и даже делаете это обязательным) отказать Вам в подчинении и искать себе окормления за границей.
Неужели же своими руками Вы будете способствовать повторению в Польше тех злосчастных времен, когда православная паства была покинута своими архиереями и должна была своими силами и на свой страх отстаивать свою веру и церковную независимость от Рима?..
Пусть предстоящий у Вас Собор обсудит вопрос и об автокефалии, пусть даже сделает заключение о правах на автокефалию и о желательности последней, но пусть он торжественно и мужественно откажется от автокефалии незаконной и пригласит Православную паству в Польше оставаться в каноническом общении с Московской Патриархией и от законного источника — от Поместного Собора Святой Православной Церкви Русской ожидать себе уже законной, а не самочинной, спасительной, а не губительной, автокефалии”.
Св. Синод Автокефальной Церкви в Польше принял письмо-послание митрополита Сергия к сведению, как имеющее лишь информационное значение. (К. Свитич…)
1930: 21 июля митр. Евлогий пишет письмо митр. Сергию с отказом подчиниться увольнению и с сообщением о разрыве административно-канонических отношений с Патриархией.
(ЖМП, № 2, 1931).
1930: 6 июля румынский король Карол II вернулся в Румынию и взял в свои руки бразды правления.
1930: 7 августа началась конференции в Ламбете, в которой приняли участие 307 англиканских епископов и представители патриархов: Константинопольского, Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского, Болгарского, Румынского, Сербского, и Церквей: Греческой, Кипрской и Польской.
Возглавил православную делегацию патриарх Александрийский Мелетий (Метаксакис). В смешанной англикано-православной комиссии этой Конференции встал вопрос о том, как следует понимать англиканское учение о таинстве священства и о таинстве Евхаристии, англиканские епископы, члены комисси (числом 14), дали обстоятельный ответ. В “резюме прений” этой комиссии читаем:
“Английскими Епископами было заявлено, что в Англиканской Церкви посвящение в сан есть не только назначение человека на определенную должность, но, в рукоположении преподается специальная харизма посвященному лицу, соответствующая степени священства, и что природа этого специального дара указана в словах чина посвящения, и что в этом смысле рукоположение, есть таинство…”
В ответ на это “…православная делегация заявила, что она признает апостольское преемство в Англиканской Церкви, поскольку Англиканские Епископы уже признали Священство за таинство и объявили, что учение Англиканской Церкви авторитетным образом выражено в “Книге общих молитв” (Book of Common Prayer) и что смысл “39 артикулов” должен быть истолкован в согласии с “Книгой общих молитв”. Далее Англиканские епископы заявили, что в Таинстве Евхаристии “Тело и Кровь Христовы истинно и в действительности принимаются и вкушаются верными на вечере Господней” и что “Тело Христово дается, принимается и вкушается только некиим небесным и духовным способом”, и что после причастия, остающиеся Освященные Дары, рассматриваются таинственно как Тело и Кровь Христовы; далее, что Англиканская Церковь преподает учение об евхаристической жертве, как сие объяснено в “Ответе Архиепископов Кэнтэрберийского и Йоркского Папе Льву XIII относительно англиканского рукоположения”; и также, что при принесении Евхаристической Жертвы Англиканская Церковь молится, чтобы “чрез заслуги и смерть Сына Твоего Иисуса Христа, и через веру в кровь Его, мы и вся Церковь Твоя получили отпущение наших грехов и все другие благодатные плоды страдания Его”, относя это ко всему обществу верных, живых и умерших”. На это заявление православная делегация в свою очередь заявила, “что объяснение англиканского учения сделанное таким образом по отношению к евхаристической жертве, согласуется с православным учением, если только объяснение будет высказано со всей ясностью…”. В заключительном документе англиканские члены конференции заявили: “Они (православные) пришли к нам с желанием начать предпринимать решительные и практические шаги в сторону востановления общения между нашими Церквами. Это значительный прогресс венчающий длинный период усиливающихся дружеских отношений. Теперь мы подходим к фазе решительных действий…”
На конференции также было высказано сочувствие страждущей Русской Церкви: “Конференция сочувствует Русской Церкви в ее страданиях и гонениях, и молит милостивого Бога, да подаст Он опять свободу и благоденствие этой Церкви, дабы она опять смогла занять свое место среди других Церквей христианского мира с большей свободой и самовыражением чем прежде…”
Практические заключения англиканских членов конференции были следующие: “… Восточные Церкви понимают, что мы должны исполнять наши обязанности, - обслуживать все души нуждающиеся в помощи; они также осознают невозможность окормлять всех своих чад разбросанных повсюду. Вывод тут довольно ясный: т.к. наши епископы и священники готовы обслуживать лишенных пастырей членов православных общин, то официальная православная делегация, подробно изучив этот вопрос, вместо протеста, высказали мнение, что такое окормление может продолжаться с условимем официального одобрения. В каждом отдельном случае такого окормления об этом должен быть извещён правящий архиерей и ни в коем случае такое окормление не должно быть предлагаемо тем, чей православный епископ с этим не согласен…” (The Christian East, Autumn 1930.).
1930: 28 окт. письмо митр. Сергия митр. Евлогию:
“…Свой административный разрыв с Патриархией Ваше Высокопреосвященство хотите обосновать на указе Св. Патриарха от ноября 1920 года. Но указ этот предусматривает, так сказать, физическую невозможность сношений с Церковным центром, у нас же с Вами, по Вашему собственному признанию, скорее только взаимное непонимание……Вы успокаиваете себя (по примеру Карловацкой группы) тем, что порывая с теперешним Московским Церковным центром, Вы будто бы не порываете с Русской Церковью. Увы, это теперь уже избитая “лесть” (самообман) всех, не желающих подчиниться неугодному им распоряжению Патриархии, и; в то же время, не имеющих смелости открыто учинить раскол (п. ч. они сознают отсутствие достаточных оснований)… Отказав в подчинении Заместителю, Вы окажетесь ослушником и Местоблюстителя и потому напрасно будете прикрываться возношением имени последнего, по примеру других раскольников”. (ЖМП, № 2, 1931).
1930: Премьер-министр Греции Венизелос нанес официальный визит в Истанбул, во время которого он посетил Фанар и встретился с патриархом Фотием II. Это был первый визит главы греческого правительства в Фанар.
1930: Патриарх Александрийский Мелетий (Метаксакис) добился признаний англиканских хиротоний Александрийской патриархией.
В письме к архиепископу Кентерберийскому Космо Лангу он писал: “…по вдохновению Святого Духа контакты православной делегации во время Ламбетской конференции дали радостные результаты, наш Священный Синод митрополитов Александрийского Апостольского и Патриаршего престола принял резолюцию, признав законными, с православной точки зрения, англиканское священство. Текст самой резолюции гласит: “Св. Синод признает, что заключение православной комиссии было вынесено согласно духу православного учения”. Поскольку Ламбетская Конференция приняла заявления, сделанные Англиканскими Епископами, как точное изложение учения и практики Англиканской Церкви и находящихся с ней в общении Церквей, то Синод признает эти заявления за весьма значительный (симптоматический) шаг в сторону единения Церквей”. И в виду того, что в этих заявлениях, признанных Ламбетской конференцией, утверждается полная и удовлетворительная апостольская преемственность, причащение истинными Телом и Кровью, и что Евхаристия является thusia hilasterios (Жертва), а священство почитается за таинство, то Александрийская Церковь больше не видит причин относиться к законности англиканских рукоположений с негативной осторожностью, и придерживаясь решения Конст-ой Церкви от 28 июля, 1922, провозглашает, что если священник, рукоположенный англиканскими епископами, перейдет в Православие, то он не должен быть перерукополагаем, также как и крещенный англиканами не должен перекрещиваться” (The Christian East, vol. XII, 1931, pp. 1-6).
1930: Патриарх Константинопольский Фотий II (на фото с Венизелосом), чтобы изжить американскую смуту, которая разделила американскую паству на два лагеря - монархистов и венизелистов (сторонников премьер-министра Венизелоса), назначает митрополита о. Корфу Афинагора (буд. патриарха Конст-ого) экзархом Северной и Южной Америки. Архиепископ Александр Нью-Йоркский и два его викария восстали против попытки патриархата изменить автономный статус Американского экзархата, но сопротивление их было сломлено и они были вынуждены подписать поправку к уставу экзархата, полностью подчинив его Константинополю. Архиеп. Александр был переведен на другую кафедру - на о. Корфу. (Prof. Paul Manolis, “The History of the Greek Orthodox Church in America”).
1930: 28 ноября скончался б. патриарх Константинопольский Константин VI (Арапоглу). Патриарший престол он занимал только 43 дня с декабря 1924 г. по январь 1925. Патриаршества он был лишен турецким правительством.
1930: К этому году в Харбинской епархии, где проживало большинство русских эмигрировавших в Маньчжурию, было 46 храмов, 2 монастыря, 88 священников.
1930: Иеромонах Иоанн (Максимович), будущий святитель Сан-Францисский, написал полемический труд против софианской ереси протоиерея Сергия (Булгакова), тогдашнего ректора Парижского богословского института.
1930: К концу этого года Союз воинствующих безбожников в России насчитывал уже 4 миллиона членов, большинство храмов в то время было разрушено членами этого союза.
1930: В Бразилии аргентинским миссионером протопресвитером Константином Изразцовым, «апостолом Южной Америки», был основан первый в стране православный приход.
1930: 24 декабря митр. Сергий и его Синода упраздняют Епархиальное управление в Париже и запрещают митр. Евлогию и единомысленным с ним епископам совершать рукоположения, с угрозой в дальнейшем запретить их в священнослужении, приходы Зап. Европы подчиняются митр. Литовскому Елефверию.
1931: 31 января на патриарший престол Антиохийской Церкви был выбран митрополит Триполийский Александр (Тахан), ставший 167-м Антиохийским патриархом Александром III-им. Патриарх Александр родился 9 мая 1869 г. в Дамаске, в 1886 г. он был пострижен патриархом Герасимом в иноческий чин, в 1887 г. поступает в семинарию на о. Халки, где остается в течение семи лет. Во время обучения в Халкинской школе скромный инок-араб всех поражал своими выдающимися дарованиями и трудолюбием. Он преуспевал в греческом и других языках (еврейском, латинском, французском, турецком), а также во всех прочих дисциплинах. В 1894 году он был рукоположен во иеродиакона и в том же году блестяще окончил Халкинскую семинарию, заняв первое место в выпускном списке. В 1897 г. он поступает в Киевскую дух. академию. В 1900 г. патриарх Антиохийский рукополагает его в иеромонахи и назначает начальником Антиохийского подворья в Москве. В 1903 г. митр. Владимир Московский возводит его в архимандриты. В том же году патриарх Антиохийский рукополагает его в епископы Киликийской епархии. Ему пришлось много претерпеть от греков, которых было не мало в его епархии, они категорично отказывались окормляться арабом, но благодаря его трудам и смирению ему удалось внести умирить враждующие стороны. В 1908 г. он становится митр. Триполийским. (ЖМП, №6, 1954 г.).
1931: Приветственная рождественская грамота Вселенского Патриарха Фотия II обновленческому Синоду с выражением скорби об отсутствии “умиротворения” в Русской Церкви.
Приветственная рождественская грамота Патриарха Иерусалимского Дамиана обновленческому Синоду.
(Цит. по Л. Регельсон. ВСС, 1931, № 1-2)
1931: В феврале митр. Евлогий отправляется к Вселенскому Патриарху Фотию II с просьбой о принятии своей митрополии в каноническое общение. Патриарх дает свое согласие.
(митр. Евлогий, стр. 623-627)
1931: В марте митрополит Елевферий Литовский в письме архиепископу Японскому Сергию, писал:
“Митрополит Евлогий еще летом, по словам преосвященного Вениамина, говорил, что если бы мы были надлежащими христианами, то, конечно, должны бы следовать по пути, указываемому м. Сергием, но мы еще слишком политичны и потому должны питать свою паству молоком, а не твердою пищею. И мне он писал и говорил, что м. Сергий и я с канонической точки зрения правы, но нам-де нужно спасать паству. Против поездки были почти все в Париже; по крайней мере я не слышал, чтобы кто-нибудь разделял это решение. Больше того, говорил, что едет с апелляцией на митрополита Сергия, а приехал с неожиданным для всех томосом от Вселенского о временном принятии его последним в свою юрисдикцию со всем церковным имуществом и с титулом греческого экзарха, и все подчинились. Вот Вам и церковность”
(Прот. В. Цыпин… гл. 11).
1931: 29 апреля архиепископ Феофан (Быстров) Полтавский переезжает из Болгарии в Париж, где до 1936 г. жил с семьей Прохоровых.
1931: 30 апреля Синод митр. Сергия выпустил постановление по делу митр. Евлогия, перешедшего в юрисдикцию Конст-ого патриархата. Митр. Евлогий запрещается в священнослужении, распоряжения и священнодействия его сторонников признаются недействительными.
(ЖМП, 1931, № 6).
1931: 6 июня митр. Сергий обратился с письмом к Конст-ому патриарху Фотию II, в котором оспаривал каноничность присоединения русских церквей в Западной Европе к Константинопольскому патриархату.
1931: 25 июня патриарх Фотий II Конст-ий пишет ответ митр. Сергию, в котором с одной стороны, примирительно объяснял присоединение Западноевропейской митрополии как временную меру, вызванную обстоятельствами, а с другой — развивал доктрину об исключительных правах Константинопольского престола: “Со стороны нашей Великой Христовой Церкви было бы неуместно и недопустимо всякое дальнейшее промедление в том, чтобы вступиться в это дело согласно ее долга и права, и в качестве канонического судии в этой области, где угрожала православному народу буря, и в качестве той, которой вверено попечение, общее попечение о нуждах Православных Церквей повсюду, не говоря уже об особо тесных узах и обязательствах, искони связывающих ее с возлюбленною Дщерью и Сестрою Великою Российской Церковью и возлюбленным православным народом русским”
(Прот. В. Цыпин… гл. 11).
1931: 28 июня преставился митрополит Иннокентий (Фигуровский), 18-й начальник Русской Духовной Миссии в Китае, возглавлявший Миссию с 1896 г., а в архиерейском сане с 1902 г. 19-м начальником Миссии Св. Синод РПЦЗ назначил архиепископа Шанхайского Симона (Виноградова).
1931: 14 августа скончался патриарх Иерусалимский Дамиан. Его преемником становится архиеп. Тимофей, Иорданский. Однако его законное утверждение и признание представителем Британского Правительства произошло только 27 сентября 1939 года.
1931: 18 сентября командование японской Квантунской армии отдало приказ о наступлении на северо-восточные провинции Китая и к утру 19 сентября ввело войска в города Шэньян (Мукден), Чанчунь, Аньдун и другие. В начале 1932 г. японские власти, установив контроль над всей территорией Маньчжурии, создали государство Маньчжоу-го, правителем которого стал последний китайский император — Пу И. Было узаконено военное, политическое и экономическое присутствие Японии в Маньчжоу-го. Фактически установился колониальный режим. В таких условиях русская эмиграция оказалась в очень тяжелом положении.
1931: 30 сент. Ответ митр. Сергия архим. Василию Димопуло, представителю Вселенского Патриарха в СССР, о своем отказе принять участие в Догматической комиссии в Лондоне по воссоединению с англиканами: “Мы с своей стороны не можем отказаться от веры, что только наша Православная, уцелевшая на Востоке Церковь есть Церковь Христова. Соединение с нашей Церковью какого-либо иного общества мы можем мыслить лишь под образом спасения утопающих. Было бы странно, если бы утопающий прежде, чем принять помощь с корабля, начал ставить какие-нибудь свои условия”.
(ЖМП, 1932, № 7-8).
1931: Послание Заместителя Местоблюстителя митр. Сергия Константинопольскому патриарху по поводу принятия в общение митр. Евлогия:
“…Распоряжение Вселенской Патриархии об изъятии митр. Евлогия с русскими православными приходами из канонического ведения Московской Патриархии и пр. — мы не можем не признать для нас неприемлемым и необязательным… Митр. Евлогий остается для нас уволенным, преданным соборному суду и запрещенным, а Парижское Епарх. Управление — упраздненным, и все акты его — не имеющими канонической силы и недействительными”.
(ЖМП, 1932, № 7-5).
1931: 17 октября кипрский митр. Никодим Китонский вышел из состава кипрского парламента в знак протеста, как он заявил в своем обращении к “эллиническим братьям”, против “деспотизма представителей иностранной династии”. (Кипр был оккупированн англичанами в 1878 г., в 1925 г. был провозглашен английской колонией). Митрополит говорил, что 55 лет греческие киприоты терпели власть иноземцев “не считающихся с их чувствами и элементарными правами”, безучастных к нуждам “несчастного острова”, в надежде, что свободолюбивые принципы старой Англии, которая “так помогла нашей великой стране получить назад свою свободу”, восторжествуют над “ветхими колониальными интересами… Мы создаем союз Кипра с Греческой отчизной и заявляем, что сделаем все, что в человеческих силах, чтобы привести это решение в исполнение, чувствуя что Бог справедливости и добра поможет нам в правой борьбе с грубой силой”. Другие греки, члены парламента, последовали его примеру и также подали в отставку. (The Cyprus Crisis of October 1931 and Greece’s Reaction. By Bestami Sadi BILGIC).
1931: 21 октября на Кипре, в Никоссии, произошел митинг протеста против колонизаторов, собралось ок. 10000 человек. Митрополит Никодим Китонский был выбран главой протестующих киприотов и вся толпа под его предводительством направилась к резиденции английского губернатора острова. Губернатор встретился с митрополитом и депутатами и пообещал передать их требования Британскому правительству и в свою очередь потребовал, чтобы толпа разошлась бы по домам. В это время в подкрепление подъехали полицейские на нескольких автомобилях, возмущенная толпа, решив, что их лидеры были арестованы, подожгли их автомобили и ворвались в резиденцию губернатора. Губернатор скрылся в частном доме, оттуда он объявил на острове военное положение, ввел комендатский час и попросил подкрепления из Мальты и Александрии. Вскоре после этого полиция открыла огонь по демонстрантам. К концу октября все лидеры возстания были арестованы и высланы с Кипра. В Греции следили за всеми событиями на Кипре с большой симпатией к возставшим, хотя греческое правительство и пыталось наложить крышку на кипящее возмущением общество, так были запрещены панихиды по убитым, из страха, что они переростут в демонстрации, тем не менее глава Элладской Церкви отслужил панихиду в Маруси, предместье Афин, после которой была вынесена резолюция греческими патриотическими организациями, что дело киприотов является священной борьбой за независимость. (The Cyprus Crisis of October 1931 and Greece’s Reaction. By Bestami Sadi BILGIC).
1931: Вспыхнувшее на о. Кипре восстание киприотов против англичан было подавлено. В отношении Церкви колонизаторы взяли резкий курс на ликвидацию православной иерархии. Считая ответственными за восстание митрополитов Никодима Китонского и Макария Киринейского, британские власти изгнали их с острова. Митрополиту Макарию было разрешено выехать в Афины, где он и находился до конца ссылки (до 1946 г.). Митрополит Никодим был направлен в Палестину, где хозяйничали тогда те же властители. Скончался он в ссылке в 1937. (The Cyprus Crisis of October 1931 and Greece’s Reaction
By Bestami Sadi BILGIC).
1931: 1 ноября архиепископ Афинский выпустил официальное заявление от имени Св. Синода Элладской Церкви выражая поддержку сосланным киприотским иерархам и другим изгнанникам, он также послал телеграмму архиеп. Кентерберийскому прося заступиться за изгнанных. (The Cyprus Crisis of October 1931 and Greece’s Reaction
By Bestami Sadi BILGIC).

Размер шрифта

A- A A+