Всякий знает, что такое "фальшивая монета". Это - монета, с виду весьма похожая на настоящую, столь похожая, что ее и принимают за настоящую. Но в действительности это лишь обманчивая внешность - на самом деле это подделка, фальшивая монета, не имеющая настоящей ценности.
Вот в таком именно смысле можно говорить и о "фальшивом" Православии. Страшно сказать, но мы, по-видимому, дожили до таких времен, когда, наряду со многими другими фальшивыми "ценностями", появилось и фальшивое Православие, одну видимость имеющее истинной Христовой веры, показную наружность, лишенное в действительности подлинной внутренней ценности, являющееся только подделкой, обманывающей взор.
Совсем неверно, как утверждают апологеты такого "Православия", будто суть Православия состоит в одном только голом, холодном, формальном признании известной совокупности догматов. Православие - это не конгломерат отвлеченных истин, оторванных от жизни. Православие - это дух и жизнь, как засвидетельствовал об этом Сам Господь наш Иисус Христос, сказавший: "Глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть" (Ин.6:63).
С этой именно точки зрения мы и должны в нынешнее лукавое время различать Православие истинное, которое есть "дух и жизнь", от "Православия" фальшивого, представляющего собою только более или менее удачную подделку истинного христианства без соответствующего внутреннего содержания.

***
Все чаще и чаще в "Журнале Московской Патриархии", как и в некоторых других органах советской прессы, появляются сообщения о какой-то "секте", именующей себя "истинно-православными христианами" и "последователями Святейшего Патриарха Тихона", которая отказывается признавать официальную церковь, легализованную советской властью, и явно враждебно относится к самой советской власти. Уже по тем немногим чертам, коими характеризуется эта "секта", мы легко можем заключить, что речь здесь идет о той тайной Церкви, которую мы привыкли называть "катакомбной" и существование которой многие у нас за границей, по разного рода соображениям, отрицают.
Свидетельство самих врагов, однако, не может не быть для нас особенно убедительным, а потому в факте существования "катакомбной Церкви" в Советской России не может быть более сомнения.
Характерно, что последователи "катакомбной Церкви" называют себя "истинно-православными христианами", желая этим отличить себя от официальной церкви, легализованной безбожной коммунистической властью и являющейся послушным ее орудием. Зная историю этой официальной церкви, которая, покривив душою, поправ истину и усвоив себе ложь, никак не свойственную истинной Христовой Церкви, пошла в услужение лютым богоборцам, предоставив себя в полное распоряжение им для осуществления их подлинно адских планов в мире, мы не можем не согласиться с правильностью такого наименования, усвоенного себе "катакомбниками".
Но помимо этого в жизни самой этой официальной церкви за последнее время произошли такие сильные сдвиги, которые ярко свидетельствуют о ее все большем и большем отходе от истинного Православия. Еще в 1948 году, когда в Москве, с разрешения безбожников, было устроено торжественное празднование пятисотлетнего юбилея автокефалии Русской Православной Церкви, была издана книга под заглавием: "Деяния Совещания Глав и Представителей Автокефальных Православных Церквей в связи с празднованием 500-летия Автокефалии Русской Православной Церкви". В этой книге мы находим целый ряд статей, свидетельствующих о том, как эта легализованная советской властью церковь подчеркивала тогда свою строгую ортодоксальность.
Но вот прошло всего лишь несколько лет, и картина переменилась. Конечно, не иначе как по требованию безбожной советской власти, желающей повсюду в мире, не брезгая никакими средствами, распространить свое влияние, в том числе и через Церковь и инославные организации, московская патриархия, сначала практически, а затем и формально и официально "включается" в модное "экуменическое движение". Начинается нечто необыкновенное, почти беспримерное в прошлом. В самой Советской России продолжается неослабевающее гонение на веру, на Церковь, преследование духовенства, угнетение верующих, пропаганда атеизма, а в то же время московский патриарх Алексий и некоторые высшие представители легализованной церкви занимают особое привилегированное положение, наподобие высоких советских сановников, награждаются советскими орденами, устраивают пышные приемы приезжающим в Сов. Россию представителям поместных православных церквей и инославных религиозных организаций, и сами свободно ездят заграницу, останавливаясь часто в самых роскошных отелях и пользуясь вниманием и поддержкой советских "полпредов", устраивающих в честь их и их иностранных и инославных гостей торжественные банкеты. При московской патриархии учреждается даже особый "Отдел внешних церковных сношений", проявляющей при явной поддержке атеистической советской власти самую кипучую деятельность. Первый Председатель этого Отдела, загадочным образом потом выбывший из строя и вскоре умерший, Митрополит Николай Крутицкий объехал множество стран, причем в честь его всюду устраивались торжественные встречи и приемы, не только от православных, но и от инославных высших учебных заведений он получал докторские дипломы и разные почетные звания, и сам принимал в Москве бесчисленные инославные делегации, причем патриарх Алексий возлагал на протестантских пасторов, одетых по большей части в светские пиджаки, православные архимандричьи кресты с украшениями.
Теперь такую же лихорадочную деятельность развивает его преемник - сделавший совершенно необычную головокружительную духовную карьеру 33-летний митрополит Никодим.
В таком же состоянии полного порабощения безбожными коммунистами находятся поместные православные церкви в так наз. "сателлитах" Советского Союза, а особенно в Румынии и Болгарии. В несколько более облегченном положении находится Сербская православная церковь в Югославии, но и там, по доходящим оттуда сведениям, патриарх Герман не пользуется доверием верующего народа, как ставленник коммуниста Тито. Как Московская патриархия, так и остальные церкви в странах за "железным занавесом" должны играть политическую роль в соответствии с планами мирового коммунизма, служа ему, как послушные орудия. Это доходит до смешного: московский синод с патриархом Алексием во главе, а вслед за ним тотчас же и болгарский синод с патриархом Кириллом во главе собираются и выносят резкое порицание каждому акту американской политики, который не нравится коммунистам, никакого отношения не имеющему к Церкви и церковной жизни. Так, например, и московский синод и болгарский синод выступали в печати с весьма резким осуждением "агрессии" Соединенных Штатов Америки в отношении к Корее, а затем даже в отношении к "мирной Кубе". Все эти подвластные коммунистам поместные церкви обязаны активно участвовать в советской "Акции Мира", посылая своих представителей - духовных лиц - на так наз. "Мирные Конференции", устраиваемые коммунистами в разных странах. В "Журнале Московской Патриархии" существует даже специальный отдел, весьма типичный для советской пропаганды мира, как по содержанию, так и по самому стилю и языку печатаемых в нем статей, под заголовком: "В защиту мира".
И вот зная, несомненно зная, в каком унизительно-рабском положении полного подчинения богоборческой коммунистической власти находятся и Московская патриархия и другие поместные церкви "сателлитов", на весь мир постоянно провозглашающие ложь, будто Церковь в их странах вполне свободна, все остальные поместные церкви, находящиеся в свободных от коммунизма странах мира и пользующиеся, по-видимому, полною свободою, вместо того, чтобы во всеуслышание заявить свой решительный протест против такого положения - против этого насилия безбожников, - делают вид, что в этих порабощенных церквах все нормально, канонично и общаются с ними, в лице их иерархии, как с каноничными церквами, а нашей Русской Зарубежной Церкви, единственной свободной части Русской Церкви, не подчинившейся коммунистам-безбожникам и хранящей за границей свою духовную свободу, они не признают каноничной Церковью и зачастую отказываются иметь с нею общение (характерные примеры - отношение Иерусалимской Патриархии к прибывающим в Святую Землю нашим епископам).
Но не это одно - не одно лишь такое исполненное лицемерной лжи - отношение к гонителям веры и Церкви безбожным коммунистам указывает на духовно-нездоровое, антихристианское по существу состояние всех современных православных церквей, кроме нашей Русской Зарубежной, а и многое другое.
Это тот дух омирщвления, отказа от духа Христова и слияния с миром сим, во зле лежащим, который вылился в России в первые же годы большевизма в движение так называемых "живоцерковников" и "обновленцев", а затем сразу же перекинулся и в другие православные поместные церкви, под руководством Вселенских Константинопольских Патриархов, поставивших себе задачу созвать Восьмой Вселенский Собор с целью реформировать Православную Церковь.
В России сам верующий народ отверг это движение, но зато Церковь Русская очень скоро, уже в 1927 году, попала под полную власть богоборческой коммунистической партии, которая и заставляет ее теперь идти не путем истинного учения Христова, а теми путями, которые ей предначертывают эти ярые гонители веры и Церкви.
Не лучшее положение создалось и в странах свободного мира, где православные поместные церкви подпали под власть либеральных, модернистских идей, в корне упраздняющих истинное Православие и сближающих их с протестантством. Конечно, все это прикрывается самыми благовидными лозунгами, в надежде как-то обмануть бдительность ревнителей Православия.
Первенствующая в Православной Церкви Константинопольская кафедра, именуемая по традиции "Вселенской", стала во главе движения, которое по существу сродни нашему русскому "живоцерковничеству" и "обновленчеству". Не поэтому ли Константинопольский патриарх Григорий VII признал низложение Святейшего Патриарха Тихона, совершенное "живоцерковниками", а нашим Архиепископам Анастасию и Александру запретил в Константинополе поминовение имени Патриарха Тихона и даже наложил на них запрещение в священнослужении?
А патриарх Мелетий IV энергично взялся за проведение "живоцерковнических" реформ во всей Православной Церкви, созвав в 1923 году "Всеправославный Конгресс" с намеченными им следующими "реформами":

1. Введение в Православной Церкви женатого епископата,
2. Введение второбрачия духовенства,
3. Сокращение богослужения,
4. Сокращение постов,
5. Упрощение одежды духовенства с упразднением ношения бороды и длинных волос и разрешение духовенству мирского образа жизни и
6. Введение нового календаря.

Тогда не все Восточные патриархи и предстоятели автокефальных церквей откликнулись на это сочувственно: были серьезные возражения. Выступал против таких "реформ" и представлявший Русскую Церковь наш нынешний Первоиерарх, тогда Архиепископ Анастасий, что вызвало особую сочувственную грамоту Антиохийского патриарха Григория IV. Что касается Константинопольского патриарха Мелетия IV, то он понес должное возмездие за свой модернизм от самого верующего народа своей же паствы: к нему ворвалась в здание Патриархии толпа в несколько сот греков, учинила настоящий погром и потребовала его ухода с патриаршей кафедры, дав ему на размышление 2 минуты.
Но все это не подействовало. Как сам патриарх Мелетий IV, так и его преемники стали на антиправославный путь церковной неправды и попрания канонов, на что решительно указал в своем послании новоизбранному Константинопольскому патриарху Константину VI наш Блаженнейший Митрополит Антоний, с авторитетом которого тогда еще все Восточные Патриархи очень считались. Ссылаясь на постановление Вселенского Собора (IV-го) о том, что если где заметно будет ослушание епископа правилам Церкви, то соседние епископы должны сказать ему братолюбное слово прещения, Митрополит Антоний, "за физической невозможностью нашему Русскому Патриарху (Тихону) возвысить свой голос", как "вторый по нем", по признанию великого Всероссийского Собора, бывшего в Москве в 1917/18 г.г., а также по признанию всех 32 русских архиереев, пребывающих заграницей, счел "своим тяжелым, но неотвратимым долгом "напомнить новоизбранному патриарху Константину VI "о незаконных деяниях его предшественников - Кир Мелетия и Кир Григория VII, которые вмешались во внутренние дела Российской Православной Церкви, отторгая от нее целые области. Особенным беззаконием было посвящение патр. Григорием VII священника Аава, без всякого пострижения в монашество и даже в рясофор, во епископа для Финляндии. "Этот сомнительный епископ Герман", по словам митр. Антония, "в мирском одеянии, подбритый и подстриженный, расхаживает по улицам города на соблазн православным и для злорадства иноверцев", а законный Архиепископ Финляндский Серафим, грубо оскорбленный своим же лже-братом, влачит печальные дни в ссылке в тесном помещении монастыря на пустынном острове бурного Ладожского озера. "История Церкви", пишет дальше Митр. Антоний, "едва ли прежде знала столь грубые нарушения патриархами вселенских канонов и правил общечеловеческой справедливости на радость еретикам"... "Только со времени печального Всеправославного Конгресса у бывшего патр. Мелетия начался тот противоцерковный вандализм, который проектировал многое, воспрещенное Церковью со страшными проклятиями, как напр., "женатых архиереев, второбрачие клириков, упразднение постов. Правда, оный неправославный конгресс не осмелился официально обнародовать всех нечестивых нарушений церковных законов, а ограничился предложением ввести новый стиль и все неподвижные праздники перенести на 13 дней раньше, оставив нетронутою пасхалию. Но и подобная неразумная и бесцельная уступка масонству и папизму, давно добивавшемуся такого изменения календаря в целях окончательного поглощения унии латинством, нарушает собою Апостольское установление Петрова поста, ибо с введением нового стиля праздник св. Петра и Павла будет у них раньше недели Всех Святых, если Пасха падет на 21 апреля ст. ст. или позже, и тогда пост окажется вовсе отмененным".
"Впрочем, не о сем мы желаем теперь упомянуть, пишет далее в том же своем послании Митр. Антоний (4/17 февраля 1925 г.), а о том, что покойный патр. Григорий VII, поддавшись воздействию лютеранского правительства Финляндии, согласился и даже Св. Пасху, невзирая на проклятия, наложенные св. Соборами Первым и Антиохийским прав. 1 и св. Апостол прав. 7, "в виде исключения" праздновать с еретиками и даже с иудеями, тогда как старание св. Церкви при установлении сего праздника к тому только и клонилось, "да не со иудеи празднуем". А правительство Финляндское теперь подвергает нравственному и физическому гонению тех верных православию монахов и мирян, которые желают повиноваться более Богу, нежели людям (Деян.5:29). То же доказывают эллинские греки в своей петиции к Народному Собранию, подписанной сотнями тысяч верующих, которые умоляют народных депутатов защитить их от своих же Архипастырей.
Кто же были главные виновники этого ужаса? Вселенский патр. Григорий VII, окруженный нечестивыми советчиками. Он же, как и, увы, некоторые другие иерархи, понуждает паству и других поместных церквей переходить на новый стиль календаря, угрожая непокорным сему безумию, но благопокорным Священному Преданию запрещениями и епитимиями. При этом не стыдится вопреки правде уверять, как и русские живоцерковские лже-архиереи, составившие в 1923 г. Разбойнический Собор (предавшие темницам и ссылкам 80 архиереев-исповедников, а 30 - смертной казни), будто Восточные Патриархи тоже перешли на новый стиль. - Так лгать без стыда, так обманывать паству, так клеветать на старейших собратьев едва ли решились бы и беззаконные враги св. Иоанна Златоуста и свят. Патр. Российского Никона (1681 г.).
Паства в Финляндии, в Польше, в Румынии, и в современной Турции, и в Элладе потеряла мир, как бы разделившись на падших и исповедников. Последние получат венец нетления, а первые да образумятся благовременно вместе со своими неразумными архипастырями и пастырями!
Глубоко пало благочестие! Только благодать Господня может исправить положение Церкви, о чем мы не перестаем со слезами умолять Бога и Его Пречистую Матерь, Ангелов и Святых".
Нового Вселенского Патриарха Владыка Митр. Антоний в заключение молит: "остановить своим влиянием то страшное разрушение", которое начали патриархи Мелетий IV и Григорий VII, "возмутившие Церковь", а именно:

1) привести к отмене постановления Всеправославного Конгресса,
2) отказаться от претензий на отторгнутые от Российского Патриархата пределы;
3) отменить новый стиль,
4) возвратить Финляндии каноническое празднование дня Пасхи,
5) призвать всех собратий к соблюдению мира и охранению Священных Канонов и Преданий".

Мы нарочно привели из этого многознаменательного послания Митр. Антония такие большие отрывки, дабы ясно было, какую решительную позицию занимала наша Русская Зарубежная Церковь в скорбном для истинного Православия стихийном стремлении православных поместных церквей к модернизации Православия, или, попросту говоря, как это рассматривает и наш Блажен. Митр. Антоний, к отступлению от Истинного Православия.
Голос Митр. Антония остался, однако, "гласом вопиющего в пустыне".
С тех пор модернизация Православной Церкви во всем мире пошла быстрыми шагами вперед. До полного осуществления всех намеченных на Всеправославном Конгрессе 1923 г. "реформ", правда, еще не дошло, но зато сочувствие им все более и более расширяется. А введение нового стиля вызвало невероятные потрясения и смуты, доведшие до раскола, напр., в Элладской церкви, где верующий народ не хотел принять этого новшества, помня страшные прещения, наложенные на желающих следовать Григорианскому календарю еще 20 ноября 1583 г. Собором Восточных Патриархов - Константинопольского Иеремии, Александрийского Сильвестра, Иерусалимского Софрония с их Синодами и вторичную еще более грозную клятву, изреченную на принимающих новый стиль в 1756 г. Вселенским Патриархом Кириллом.
Оба эти два "сигилиона" до сих пор хранятся в библиотеке Великой Лавры св. Афанасия на св. Афоне. Вот их полный текст:

Сигилион Патриарший и Синодальный

Иеремия, милостию Божиею Архиепископ Константинопольский - Нового Рима и Вселенский Патриарх.
Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о священной Пасхе, совершаемые христианами, которые постановлены и определены 318-ю Святыми Отцами Святого и Вселенского Собора 1-го Никейского, уважаемые христианами всей земли и празднуемые как определено, - сего ради становится причиною соблазнов. Ибо пред нашею Мерностью предстали мужи-армяне, спрашивая относительно практики празднования, потому что и они вынуждаются принять сии новшества.
Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено Святыми Отцами. Наша Мерность, обдумав вместе с Блаженнейшим Патриархом Александрийским и Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским и прочими Членами Синода "в Дусе Святе" определяет, разъясняя решение о сем Святых Отцов.
Обозначено 1583 года от воплощения Слова, Ноябрь 20, Индиктиона 12.
Константинопольский Иеремия, Александрийский Силвестр, Иерусалимский Софроний и прочие Архиереи Синода (Собора)
Решение сего Св. Собора с епитимиею, глава зед.
Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь Святых Вселенских Соборов о Святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать Григорианской Пасхалии и Месяцеслову, тот, как и безбожные астрономы противодействует всем определениям Святых Соборов и хочет им изменить или ослабить, да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в тех, чему научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость, и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание; хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитва нашей Мерности да будет со всеми вами. Аминь.

Второй Сигилион

Вселенского Патриарха Кирилла в 1756 году, изданный по случаю происшедших новых соблазнов, произведенных папистами относительно изменения нашей священной Пасхи и Месяцеслова. Отлучение от Церкви.
Кирилл, милостию Божиею, Архиепископ Константинопольский - Нового Рима и Вселенский Патриарх.
Честнейшие клирики нашей Христовой Великой Церкви и прочие благоговейнейшие иереи и преподобнейшие иеромонахи, певцы в церквах града нашего, последователи неботаинника Павла, который говорит: Если кто будет благовествовать вам противное тому, что мы благовествовали вам, хотя бы то был и Ангел с неба, да будет анафема; иерей ли, мирянин ли то да будет отлучен от Бога, проклят и по смерти да не растлеется и пребудет в вечных муках. Камни и железо пусть рассыплются и распадутся - сии же никогда же и никакоже. Да наследуют проказу Гиезия и удавление Иуды; да будут на земли как Каин, иже стеня и трясыйся; и гнев Божий да будет на главе их и участь их да будет с предателем Иудою и богоборцами иудеями; земля разверзшися да поглотит их, как некогда Дафана и Авирона; Ангел Божий да преследует их мечом во вся дни жизни их, и да подлежат они всем проклятиям Патриархов и Соборов под вечным отлучением и в муках огня вечного. Аминь.

Возникло в Греции целое движение "старостильников", охватывающее широкие народные массы, наиболее стойких в вере людей, инстинктивно чувствующих в введении нового стиля первый шаг к постепенному все большему и большему отходу от истинного Православия. В настоящее время только Русская Церковь, Болгарская и Сербская еще держатся старого православного календаря, да по совсем особым соображениям, отнюдь не идейного характера, сохранила его еще Иерусалимская Патриархия.
Зато за последние годы в жизни поместных православных церквей произошло нечто такое, что не может расцениваться иначе, как начало отступления от Православия уже окончательного и слияния Православия с протестантским миром. Это - вступление почти всех уже поместных православных церквей с Вселенской Патриархией во главе в так называемое "экуменическое движение", формально объединяемое в единую мощную организацию так называемого "Мирового Совета Церквей".
Идеологом "экуменизма", явившегося естественным следствием тоски протестантского мира по утраченной им Церкви, стал немецкий пастор Христоф Блумгардт, которого протестанты называют поэтому "великим пророком современности". Он призывал к объединению всех протестантов для "построения Царства Божия на земле", но умер еще до оформления экуменического движения, в 1919 году. Его основная идея заключалась в положении, что "старый мир рушился, и новый встает на его руинах. Он ставил перед христианством три проблемы:

1) осуществление лучшего общественного строя,
2) преодоление конфессиональных противоречий и
3) сотрудничество в образовании полного мирного сожительства народов с полной ликвидацией войн.

В тех же трех пунктах формулирует задачи экуменизма нынешний генеральный секретарь Совета Экуменического Движения Виссерт-Хуфт, причем видит способ осуществления их в служении Церкви социальным задачам. Для этого, прежде всего, необходимо преодолеть конфессиональные различия и создать единую церковь. Обновленная единая Церковь будет иметь возможность подготовлять путь к мирному торжеству социализма, каковое поведет к созданию единого мирового государства, как Царства Божия на земле.
Многое из того, что высказывают экуменисты, можно было бы счесть какою-то мечтательной утопией, но все говорит за то, что они идут к вполне реальным целям. Не может быть никакого сомнения, что к экуменическому движению примыкают и его поддерживают, если не сказать: руководят им, - тайные мировые организации. Поэтому-то оно так мощно и обладает громадными материальными средствами, а, следовательно, и возможностями.
Вхождение протестантских, как здесь, в США, говорят, "деноминаций" в экуменическое движение понятно, поскольку они, разбившись на множество сект, ищут единства, и потому как-то может быть оправдано. Но для поместных православных церквей вхождение их в эту надвероисповедную организацию, мечтающую о создании какой-то новой единой "церкви", не может иметь никакого оправдания.
Первоначально представители Православной Церкви, вступившие в экуменическое движение, пробовали оправдывать себя тем, что они вступили туда с "миссионерской целью" - для того, чтобы свидетельствовать там об истине Православия. Но весьма скоро стало ясно, что это - лишь одни красивые слова. Вхождение в экуменическое движение совершенно исключает всякий прозелитизм и, следовательно, обращение протестантов в Православие. В постановлениях экуменической конференции, не так давно состоявшейся в Индии в Нью-Дели, довольно ясно указаны истинные цели экуменического движения, как объединение всех существующих ныне христианских исповеданий в некую единую церковь. Мало того, как это видно из § 2 этого постановления, эта церковь должна объединить не только ныне существующие исповедания, но и все "во всех местах и во всех временах". А в 3 пар. говорится, что "достижение единства будет связано не более и не менее, как со смертью и возрождением многих известных нам форм церковной жизни".
И вот, вместо исповедания истины Православия, православные делегаты экуменической конференции, ничтоже сумняшеся, подписываются под такими определениями!
Не есть ли это уже явная и очевидная измена Святому Православию, отречение от Православия?
Весьма быстрыми шагами пошло это включение православных поместных церквей в орбиту экуменизма особенно с тех пор, как кафедру Вселенского Константинопольского патриарха занял нынешний патр. Афинагор I, которого можно считать одним из главнейших идеологов и деятелей экуменического движения со стороны православных.
Время от времени в прессе появляются его высказывания такого рода, которые заставляют нас просто ужасаться - настолько далеки они от истинного Православия и кажутся просто невозможными в устах Первоиерарха
Православной Церкви, каковым патр. Афинагор себя считает.
Вот, напр., какие взгляды патр. Афинагор высказал в своем интервью с прессой в Истамбуле 4 ноября 1959 года:
"Полное слияние христианских церквей наступит через несколько десятилетий, чем ознаменована будет новая космогония - третья. Первая началась со времени сотворения мира, вторая после воплощения Христа - то будет третья, когда границы между религиями и народами сотрутся, и наступит мир на земле. Ныне время подготовительных работ".
Естественно поэтому, что патр. Афинагор горячо приветствовал созыв Вселенского Собора, объявленного п. Иоанном XXIII, поздравил его по случаю его интронизации и послал Ватикану выражение сочувствия после его смерти.
В беседе с одним журналистом-католиком он выразил радость, что отношения между католиками и православными смягчились, что папа Иоанн XXIII назвал православных уже не "схизматиками", а "отделенными братиями". Но если мы братия, сказал он, то почему же "отделенные"? Разве мы не думаем одинаково, разве мы не одинаково понимаем Слово Божие? Католики, протестанты, православные - все мы христиане по крещению и по вере в Христа-Спасителя. Это наше единство. Преодолеть наши расхождения - это дело богословов. Они и работают над этим. Оставим их в покое. Что касается нас, будем искать практического единения, как чада Божии. Никогда единение не было так нужно, как сейчас. Соединимся, иначе мы погибнем... Расхождения между христианами существовали с ранних апостольских времен. Но они не должны стоять на пути единения сейчас. Свою волю Господь оставил за Собою пред смертью: "Будьте едины, любите друг друга". Это должно руководить нами, христианами. Ах, как то было бы хорошо, если бы мы смогли в некий день единым гласом вместе читать "Отче наш". Где? В Риме? Почему нет? Все вокруг престола св. Петра, вокруг папы, первого из епископов. Как можем мы быть христианами и быть разделенными?"... Когда зашла речь о Мировом Совете Церквей, патриарх высказался: "Мы надеемся, что в свое время все православные церкви примут в нем активное участие". (Католич. журн. "Юбилей", 1961 г.).
Обыкновенно сторонники экуменизма утверждают, что единение христиан они мыслят, как образование единого фронта всех христиан против наступающего на христианство безбожного коммунизма. Но это опять ложь. На экуменических конференциях ни слова никогда не говорится о каком-либо противодействии безбожному коммунизму. Скорее наоборот! На Эванстонской конф. был принят в качестве церковного представителя венгерский коммунист под именем еп. Петра, и эта конференция по докладу Др. Нольде приняла идеологию "сосуществования". Конференция в Нью-Дели выразила свой протест против образа действий португальцев в Анголе, но ни одним словом не выразила какого-либо протеста или возмущения против гонений на веру и Церковь в Советской России. На Родосской конф., по требованию советской церковной делегации, был даже вычеркнут из программы пункт о борьбе с атеизмом, а в Нью-Дели была принята в Мировой Совет Церквей московская патриархия с полным умолчанием о коммунизме (ноябрь 1961 г.).
Во всем следует примеру патр. Афинагора в его экуменических высказываниях и его "альтер эго" и ставленник Архиепископ Иаков, возглавляющий Греческую Церковь в Сев. и Южной Америке. Так, на собрании епископов епископальной церкви в Куперстауне 21 окт. 1959 г. он заявил, что дело объединения христианских церквей может произойти не путем дискуссий: это - общий долг, какому каждый и должен себя всецело отдать. Дело не в доктринальном сговоре и не в компромиссах и уступках сакраментального и ритуального порядка. Объединение церквей в известном смысле уже в действии. Если все христианские церкви верят во Христа - вот Христос уже и объединяет их. Всякое иное объединение излишне. Но если мы в принципе все едины во Христе, то мы должны всегда и оставаться едиными. Что больше всего нужно для церковного объединения сейчас, это единство сердец, усиление уважения и доверия в наших взаимоотношениях, единство фронта пред лицом домашних и международных затруднений, смирение во Христе и самоотдание себя на службу Евангелию Его для установления Царства Божия на земле!
11 марта 1961 года в Манчестере Архиеп. Иаков говорил на тему: "Единство христианских церквей", о чем напечатано в его собственном официальном органе. Трудно представить себе что-либо более противное истинному Православию. "Если христианские церкви действительно озабочены восстановлением издавна нарушенного единства, они должны дать более убедительные свидетельства своих намерений. Они должны решительно придти в движение - одни в направлении других. Это единственный путь, следуя которому они могут действительно возвратиться все ко Христу и к Его единой и единственной Церкви. В частности, православные должны понять, что настало время перестать говорить о своей "экуменической настроенности" и о демократическом устройстве их Церкви, а начать действительно встречаться со своими братиями... Бесконечные богословские рассуждения никогда не способствовали исцелению ран, которые мы, разделенные христиане, нанесли единству Церкви... Итог всех рас-суждений: 1) Мы должны раскаяться и просить сочувствия и прощения у Господа, ибо старались сделать Его своим владением - вместо того, чтобы самим сделаться Его владением. 2) Мы должны понять единство, как органическое единство между человеком и Христом и попытаться поэтому инкорпорироваться самим в жизнь и тело Иисуса... Только такое единство может повести к единству Церкви. 3) Если мы действительно озабочены единением, мы должны научиться любить; это самое трудное искусство; быть сострадательным, понимающим, терпимым, братским. Мы много выиграем от такого приближения к единению. Единство может возникнуть от такой установки. Смирение, послушание и молитва - вот единственное, что может укрепить наши церковные взаимоотношения. Живя вместе и молясь вместе, без всяких разделяющих нас стен, будут ли то расовые или религиозные предрассудки, единственный путь, который наверное ведет нас к единству, так как единство в последнем своем анализе есть дело Божие, а не человеческое. Единство ни в коем случае не будет разлучать нас с нашими традициями, напротив того, оно укрепит наши общие традиции, которые исходят от Святого Духа".
Страшно читать выражение такого вольнодумства, являющегося подлинным надругательством над истинным Православием! Как бесконечно далеко все это и диаметрально противоположно нашему исконному православному самосознанию и мировоззрению, так хорошо и четко изложенному еще совсем недавно в "Окружном Патриаршем и синодальном Послании Патриаршего Константинопольского престола 1895 г.", в "Окружном Послании Восточных Патриархов 1848 года" и в "Послании Патриархов Восточно-Кафолическия Церкви о Православной Вере 1723 года".
Где теперь все это? Все попрано, все забыто! Измена Св. Православию совершена явная, и только слепой может этого не видеть!
До последнего времени Римский католицизм стоял вдали от всякого экуменизма. Но вот и там произошло нечто новое и неожиданное: папа Иоанн XXIII, возглавляя богослужение в храме св. Павла 25 января 1959 г., объявил свое решение созвать Вселенский Собор. Это вызвало большое волнение как в православном, так и в протестантском мире, ибо многие подумали, что это какой-то добрый сдвиг в веками закосневшем в своем упорном латинстве папизме, что, быть может, это шаг, направленный к воссоединению папского Рима с Православием.
Но уже первая сессия этого Ватиканского Собора показала, что это не так: что это, прежде всего, не Вселенский Собор, а чисто "католический собор", только называемый римо-католиками "вселенским", как и все их бывшие до того соборы, после отпадения Рима от Православия. Но новое действительно там было. Это новое - в том необычном для римского католицизма либерализме и модернизме, который так ярко проявился уже на первой сессии. Зато горячо приветствовал созыв этого собора все тот же патр. Афинагор, пославший к папе своего представителя в лице Архиепископа Иакова. Этот сенсационный визит православного греческого иерарха к папе состоялся 17 марта 1959 года и был особо отмечен мировой прессой, как первый после 1600 года.
В связи с этим патриарх Афинагор сделал следующее заявление представителю прессы: "Сближение православной и католической церквей не только возможно, но и необходимо... Мы должны сознавать, православные и католики, что мы - две отрасли одной истинной христианской церкви... Мы должны с обеих сторон подтверждать то общее, что нас связывает: мы имеем общую веру, одинаковые догматы, те же самые таинства. Мы - братья, но не разделенные братья. Братья всегда братья. Мы братья во Христе. К сожалению, я лично не знаю Св. Отца Иоанна XXIII... Я питаю к нему большое уважение... Я посылал к нему нового Архиепископа Америки Иакова и просил передать папе, что если он обещает сделать мне ответный визит в Константинополе, я тотчас же посещу его в Ватикане... Что касается соборных планов папы, то мы эту инициативу папы приняли с удовлетворением. Вполне возможно нам возвратиться к тому положению, которое было до схизмы, так, чтобы папа был первым среди равных, первым из пяти старых патриархов. Мы оставим им их "Филиокве" и они оставят нам то, что мы имеем. Мы ведь обе все же церкви непосредственной апостольской традиции - в Риме были Петр и Павел, у нас Апостол Андрей".
Просто трудно поверить, чтобы так мог говорить старейший иерарх Православной Церкви, совершенно игнорируя все отступления папского Рима от истинного христианства!
Свидание патр. Афинагора с папой Иоанном XXIII не состоялось, но зато, как мы знаем, состоялось свидание его с его преемником папой Павлом VI в истекшем году как раз в наш православный сочельник 24 декабря 1963 года по ст. ст. в Святой Земле. Патриарх Афинагор вел себя, как истый экуменист: его лобзания и обнимания с папою производят крайне неприятное впечатление, которое усугубляется хитрым, типично иезуитским выражением лица в это время у папы Павла VI.
Между прочим, папа Павел VI в Вифлееме произнес знаменательную речь, ясно свидетельствующую о том, что, несмотря на все свои экуменические проявления, Ватикан остается все же верен себе: папа в этой речи заявил, что "двери у них широко открыты, и каждый желающий может в них войти". Отсюда ясно, что при всех условиях объединения, папа все же остается папой. С этой точки зрения, лобзание патр. Афинагора невольно напоминает нам лобзание Иудино - предательство истинного Православия отступникам от Православия папистам. Не случайно, быть может, и произошло оно, для более яркого напоминания о предательстве Иуды, именно в Гефсиманском саду, как об этом сообщала пресса.
Что будет теперь дальше? Об этом страшно и думать. Ни один из Восточных патриархов не заявил до сих пор сколько-нибудь решительного протеста против такого предательства Православия, которое явно замышляет Первоиерарх Православной Церкви. Молчание же есть знак согласия. Вместе с тем и Московская патриархия, несомненно по приказу советской власти, тоже пошла по пути сближения с Ватиканом, командировав своих наблюдателей на Ватиканский Собор, даже без предварительного сговора с Восточными патриархиями.
Экуменизм полный, охватывающий теперь почти все Православие, кроме нашей Русской Зарубежной Церкви!
Не приближается ли время, когда и за пределами Советского Союза, порабощенной богоборцами несчастной Родины нашей, должна будет возникнуть катакомбная церковь истинно-православных христиан, называющих себя так в отличие от фальшивого православия, изменившего подлинному Православию и только внешнюю оболочку его носящего?
А что такое время должно некогда наступить, об этом ясно говорит, на основании учения древних Отцов Церкви о последних временах, наш великий Российский святитель Феофан, Вышенский Затворник в своем замечательном толковании на Второе Послание Св. Ап. Павла к Солунянам: "Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это - одна видимость, внутри же отступление истинное".
Не наступает ли уже это время?
"ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР"

Архиепископ Аверкий (Таушев).

(Сборник статей, Джорданвилль, 1971 г.)

Источник: http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2997

Размер шрифта

A- A A+