Российское законодательство гарантирует каждому свободу совести и вероисповедания. Это право закреплено в Конституции РФ, ст.28 которой гласит, что«Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».Таким образом, каждый постоянно проживающий или временно находящийся на территории России человек вправе самостоятельно, без давления извне, решать для себя. исповедовать ему какую-либо религию или нет, выбирать ему какие-либо убеждения, например, атеистические, распространять их и действовать в соответствии с ними.Более того, Конституция РФ в ст.15 провозглашает приоритет принципов, норм международного права и международных договоров Российской Федерации над внутренним законодательством. Таким образом, свобода совести в России гарантируется не только на уровне такого обязательного для применения на территории России международно-правового документа, как Европейская Конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 года, ратифицированная Россией в 1998 году, но и на уровне Всеобщей декларации прав человека:При всей схожести формулировок упомянутых документов с Конституцией РФ, международные нормы права предусматривают более широкий перечень прав в области свободы совести, в частности ст. 9 Европейской Конвенции и ст. 18 Всеобщей декларации прав человека гарантируют каждому право менять свою религию и убеждения.международные нормы вступают в противоречие с участившимися в российских средствах массовой информации случаями гневных выступлений представителей Русской Православной Церкви, обвиняющих, представителей иных конфессий и религий в прозелитизме на канонической территории. При этом под прозелитизмом понимаются попытки «переманить» верующих из одной конфессии или религии в другую, хотя попытки эти представляют собой не что иное, что осуществление верующими своего конституционного права на распространение религиозных взглядов. Единственной страной в Европе, светское законодательство которой предусматривает наказание за прозелитизм, является Греция, но наказуемым прозелитизмом считаются только такие попытки склонить верующего к перемене религии, которые совершаются с использованием обмана, тяжелых жизненных обстоятельств, зависимого положения, умственной незрелости пострадавшего и прочих недобросовестных методов, то есть совершается насилие над душой и совестью жертвы,Свобода совести, или, проще сказать, свобода выбирать путь веры, вид веры или жизнь, далекую от религии дана человеку от рождения и неотчуждаема, что подчеркивает Российская Конституция (ст.17). Казалось бы, в соответствии с Конституцией верующие и неверующие должны иметь равные возможности выражения своих убеждений, но, к сожалению, этого не происходит. Довольно часто на телевидении, радио в печатных изданиях можно увидеть представителей наиболее уважаемой в России религии – православия, иногда – мусульман. Представители религий большинства предлагают широким массам путь к спасению, высокие идеалы, смысл жизни и опору для нравственности в обществе, основанную на страхе перед Богом. Да, исторические мировые религии накопили богатый опыт воспитания нравственности в человеке, но государство словно забыло, что человеческая нравственность и мораль формируются не только религиозными структурами и не только страхом адского пламени, что человек неверующий тоже может быть порядочным, если получит соответствующее воспитание.А вот здесь, в системе воспитания личности, Российское государство испытывает серьезный кризис, так как школа превратилась в систему, предлагающую только обучение и не занимающуюся вопросами нравственного воспитания личности.Я помню, как моя первая учительница учила нас, октябрят, культуре взаимоотношений и правилам поведения в обществе, учила заботиться о тех, кто слабее: младших и пожилых, помню, как мы «шефствовали» над одинокими пенсионерами больше развлекая их, нежели, оказывая практическую помощь, но это были добрые отношения построенные на тепле. Теперь же подобные отношения вытеснены из стен школы и вообще, государство от этого почти устранилось, возлагая надежду на то, что воспитанием нравственности, благотворительностью и социальной помощью будут заниматься религиозные организации, для которых проявление любви к ближним совершенно естественная вещь.К сожалению, религиозные организации не могут восполнить социальные нужды общества и не потому, что, не хотят, а потому что не в состоянии, поскольку, во-первых, страдают от налогового бремени, а во вторых, состоят в основном из таких же несовершенных и порой незрелых в нравственном отношении людей, что и неверующие. Разница лишь в том, что верующий сознает свою греховную природу и с Божьей помощью сопротивляется власти греха, а неверующий ее не осознает. Социальное же служение осуществляется и неверующими гражданами: в России немало молодежных организаций, добровольно занимающихся социальным служением обществу. Почему бы ни дать им слово в средствах массовой информации? Почему бы их опыт, их образ жизни, основанный не на религиозных, а общечеловеческих ценностях, не освещать так же детально, как и ход церковных праздников? Если Конституция страны гарантирует всем свободу совести, значит должно в одинаковой степени поддерживать социально-полезные и общественно-значимые начинания, как религиозных объединений, так и светских.Возможно, одна из причин, почему этого не происходит, это то, что религиозные объединения в рамках определенных, исторически сложившихся на территории России конфессий и религий, довольно легко контролировать через их иерархов или руководителей высшего звена, чего не скажешь о структурах гражданского общества, которые абсолютно независимы друг от друга и никакому контролю, кроме налогового, не поддаются.Разумеется, самая легко контролируемая религиозная структура в стране это Русская Православная Церковь, многие служители которой начинали свою деятельность еще в СССР под присмотром КГБ. В условиях крушения идеалов коммунизма в сознании масс, граждане России обратились к традиционным ценностям досоветского периода, прежде всего, к Православию, пытаясь обрести более высокий смысл жизни, нежели простое выживание. Но РПЦ, ослабленная за годы советской власти организационно и страдающая от острой нехватки квалифицированных кадров не смогла обеспечить окормление всех, желающих познать глубины веры. В результате, вместо содействия верующим в развитии лучших духовных качеств, священнослужители порой разжигают религиозную нетерпимость, поощряя верующих осуществлять акции, направленные против инославных, иногда, сопряженные с насилием и уничтожением имущества.Большинство граждан России, около 75%, считают себя Православными, хотя в существование Бога верят около 45%; Религиозная принадлежность для многих групп населения стала способом этнической самоидентификации. Так, например, считается, что если ты русский, значит православный, если татарин, значит мусульманин, противоположный же выбор кажется обывателю противоестественным. В словаре россиянина появилось даже новое слово: «этноконфессиональный» и государство всячески стремится защищать так называемые этноконфессиональные интересы в ущерб свободе совести. Прежде всего, от такой политики страдают религиозные меньшинства.В начале 90-х годов, во времена массового поиска населением новых систем ценностей, основанных на религии, при поддержке единоверцев из зарубежа активизировалась деятельность протестантских церквей и новых религиозных движений. Поскольку, в годы советской власти атеистическая пропаганда была направлена, прежде всего, на православие и его атрибутику, то многие россияне инстинктивно пытались получить информацию о Боге в неправославном контексте. Поскольку проповеди представителей многих иных конфессий и религий звучали понятно и логично, то и число соответствующих религиозных объединений начало стремительно расти. В результате на Дальнем Востоке, например, количество протестантских церквей превышает количество православных.Органы власти относятся к протестантами двойственно. С одной стороны, протестант несет личную ответственность перед Богом за свою жизнь и свое духовное развитие, что содействует повышению общего уровня нравственности в обществе, с другой стороны, протестант верит, что его Отечество на небесах, что делает его в глазах представителей властных структур в меньшей степени патриотом, нежели православного.В отсутствие системы патриотического и нравственного воспитания населения и экономии бюджетных средств на культуре государство ждет от Православия, что оно возьмет на себя все указанные функции, Средства массовой информации постоянно напоминают народу о том, что именно Православие является источником культуры, нравственности и патриотизма. Вот и получается, что православных патриотов, не имеющих понятия о духовной составляющей Православия, но яростно ведущих борьбу с инаковерующими, как соответственно космополитами, разрушающими духовные основы российской культуры и нравственности у нас в стране более чем достаточно, а православных верующих, ведущих образ жизни, соответствующий канонам православия, в российском обществе около 1% процента.Данное положение проистекает прежде всего из глубокого духовного невежества граждан и создает идеальную почву для нарушения свободы совести и вероисповедания. Так, например, рядового православного верующего глубоко шокирует заявление, что Иисус Христос был по плоти. евреем, поскольку в- массовом сознании православных верующих укоренено мнение, что евреи это те, кто распял «нашего» Христа, что создает питательную среду для антисемитизма.Объявить себя православным сейчас выгодно и престижно, все равно, что быть членом коммунистической партии при советской власти, а вот осознанно выбрать религию меньшинства, да еще не поименованную в преамбуле ныне действующего Федерального закона «О свободе совести. и. о религиозных объединениях» в качестве уважаемой, к коим относятся православие; ислам, иудаизм и буддизм, значит, обречь себя на серьезные проблемы – страдание за веру.В своих попытках продемонстрировать принадлежность к православию чиновничество порой заходит довольно далеко. Так, например, в России у православных верующих существует обычай в праздник Крещения окунаться в прорубь. В этом году многие политики и чиновники публично совершили данный обряд, например, Вице- спикер Государственной Думы Любовь Слиска. Правительство Саратовской области ныряло в прорубь чуть ли не в полном составе, а мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов обязал нырнуть в прорубь всех чиновников своей администрации под угрозой увольнения.Жаль, что вместо красоты и глубины Православия, россияне открывают для себя лишь его внешние атрибуты и пребывают в убеждении, что это вера и есть. Но все это факты довольно безобидные. Гораздо хуже, когда чиновники и «силовики» пытаются доказать свой православный выбор, используя служебное положение, а именно: препятствуют регистрации неправославных религиозных объединений, пытаются ликвидировать их под надуманными предлогами, запрещают религиозным организациям арендовать помещения в общественных зданиях, в частности учреждениях культуры в свободное от основных мероприятий время или школах в выходные дни, годами уклоняются от выделения земель под строительство культовых зданий и при этом запрещают проводить религиозные собрания в общественных местах, то есть занимаются именно тем, что нарушают Конституцию, не давая возможности верующим совместно исповедовать веру и мирно собираться.Привлечь же к юридической ответственности чиновников за совершение подобных действий в принципе можно, но практически удается крайне редко. Иногда же наказанию подвергается пострадавшая сторона. Как гласит старая русская пословица « рот прав у кого больше прав».В качестве примера можно привести случай, произошедший 29 августа 2003 г. в г.Лиски Воронежской области, где местная милиция под руководством представителей городских властей произвела силовой разгон антинаркотического мероприятия, организованного Центром Духовного Служения, относящимся к Российской Ассоциации Миссий Христиан Веры Евангельской, которая, в сдою очередь, охватывает около 15 тыс. прихожан в городах России.Как сообщил Проект «Ковчег», 28 июля 2003 г. представитель Центра Духовного Служения подал на имя главы администрации Лискинского района В. Шевцова заявку на проведение с 29 по 30 августа концерта "Ты не мишень для наркотиков" (вх. №. 1203 от 30.07.03 по учету Лискинской районной администрации). В связи с отсутствием надлежащего ответа, 26 августа 2003 г. администрация района была- уведомлена о проведении акции (вх. 1~о 1345 от 26.08.03 по учету Лискинской районной администрации),Непосредственно в день акции зам. председателя городского комитета администрации г, Лиски Сергей Честикин издал предписание, исключающее проведение мероприятия. После этого в 13.00 к месту проведения акции прибыли городские чиновники Виктор Лискин - начальник управления народного хозяйства, Игорь Зайчиков, Анатолий Минакуров - начальник уголовно- исполнительной инспекции, Валерий Бабенко и наряд городской милиции численностью около 30 человек. Совместно с сотрудниками милиции прибыл специализированный автомобиль для перевозки заключенных ("автозак"),К моменту их появления концерта ожидало около 50-60 взрослых горожан, и примерно 20-30 детей. Прибывшие представители городской власти произвели насильственный демонтаж тентовой палатки,. в которой должна была проводиться акция, избили ее устроителей и некоторых из них доставили в отделение милиции. При проведении этих действий силовые меры применялись не только к мужчинам, но также к женщинам и несовершеннолетним детям.В Лискинском отделении милиции задержанные, по их словам, были избиты и выпущены после вмешательства адвоката. В настоящий момент им вменяются действия, предусмотренные ст. 20.2 ч. 2 КОАП РФ ("Нарушение установленного порядка собраний; митингов, демонстраций и шествий").Глава Российской Ассоциации Миссий ХВЕ Владимир Мурашкин, комментируя для проекта "Ковчег" события в г. Лиски сказал, что "сейчас трудно судить, насколько корректны были действия властей, но сам факт жестокого отношения к христианам говорит о возврате времен самого махрового коммунизма, когда нас притесняли подобным образом".В России последнее время на центральных каналах телевидения участились передачи, разжигающие ненависть к сектам и подчеркивающие их опасность. А сектантами с точки зрения православных верующих являются все иные неправославные христиане, не говоря уже о новых религиозных движениях.1 декабря 2003 г., по третьему телеканалу, в рамках программы "Времечко" был проведен интерактивный опрос с целью определения отношения граждан к религиозным сектам. Прежде. Чем начать опрос, теле ведущий показал сюжет о церкви "Царство Божие", относящейся к Российскому Объединенному Союзу Христиан Веры Евангельской (Пятидесятников) специально для тех, как он выразился, кто считает религиозные секты проявлением свободы совести.В сюжете были показаны принадлежащие к православной деноминации женщины пожилого возраста, оскорбляющие входящих и выходящих из богослужебного здания верующих и требующие, чтобы члены церкви, официально зарегистрированной в 2000 г. "убирались в Бразилию". Кроме того, в материале было заявлено, что некое лицо, имеющее отношение к показанной церкви, публично оскопило себя, а верующие, после богослужения, напоминают невменяемых. Разумеется. Обвинения были голословными, но на телезрителей впечатление произвели и абсолютное большинство согласилось с тем, что религиозные секты представляют страшную опасность для общества.Государственный телеканал "Культура" показал 23 декабря 2003 г.художественный кинофильм "Тучи над Борском", снятый режиссером Василием Ордынским на киностудии "Мосфильм" в 1960 г. Фильм рассказывает о страшной деятельности Христиан Веры Евангельской – Пятидесятников в одном из провинциальных городов, где им удалось заманить к себе обманом молодую девушку, чтобы принести ее затем в жертву. Фильм был снят в годы борьбы с религией и его показ накануне Сочельника глубоко оскорбил чувства Христиан Веры Евангельской – Пятидесятников, представителей одной из самых многочисленных протестантских церквей России.Особым притеснениям и нападкам подвергаются так называемые харизматические христианские церкви, необычайно популярные в современной России. Численность религиозных организаций классического протестантизма в ""1 веке растет довольно медленно, чего нельзя сказать о харизматических церквах, которые призывают граждан не только думать о вечной жизни, но реально улучшать свою земную, достигая максимального успеха в бизнесе, политике, социальной сфере. Органы юстиции при поддержке прокуратуры предпринимают неустанные попытки ликвидировать харизматические церкви, выдвигая против них обычно два обвинения: незаконное занятие медицинской практикой, поскольку они практикуют во время богослужения молитвы об исцелении, и нанесение вреда психике граждан, поскольку во время богослужений верующие впадают в экстатическое состояние.Многочисленные судебные процессы тянутся годами, все это время средства массовой информации публикуют материалы, представляющие попавшую под подозрение религиозную организацию в самом негативном свете, а решения суда, снимающие какие бы то ни было обвинения с объединения верующих, уже не имеют в глазах общественности никакого эффекта,Почему же государство поощряет нагнетание в обществе истерии по отношению к религиозным меньшинствам, которые само же регистрирует? Следует отметить, что процедура регистрации религиозного объединения происходит в два этапа: сначала специалисты соответствующего отдела Министерства Юстиции РФ внимательно изучают учредительные документы, а также историю, основы вероучения и религиозной практики религиозного объединения, привлекая, если необходимо, к изучению бумаг заявителя экспертов высшей квалификации, лишь только те религиозные объединения, что пройдут строжайший контроль" получают право быть зарегистрированными в качестве юридических лиц.Следовало бы ожидать, что Государство будет придерживаться конституционных норм, закрепляющих его светский характер и равенство религиозных организаций перед законом, что не позволяет государственным органам оставить на усмотрение граждан вопрос выбора религии и убеждений. Международное законодательство требует, этого от России. Так, ч.2. ст.9 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» подчеркивает, что свобода исповедовать свою религию или убеждения подле>кит лишь таким ограничениям, «которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц».Российская же Конституция предусматривает и дополнительные основания для ограничения прав человека, а именно цели «обеспечения обороны страны и безопасности государства» (ч.З. ст.55) и равняться на демократическое общество не спешит. Действительно, в условиях чрезвычайного положения вполне допустимо ограничение некоторых политических прав человека, например свобода мирных шествий во время комендантского часа может быть ограничена, но, согласно ст. 56 Конституции, право на свободу совести ограничению не подле>кит. Тем не менее, вопреки Конституции Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г.№ 125-ФЗ в ч.2. ст. 3 провозгласил, что«Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья,, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.»Данное добавление не описка и не случайность. Еще 23 октября 1996 г. Министр внутренних дел РФ А.Куликов направил в Государственную Думу РФ письмо за №1/17464 с. Ккоторому прилагалась «Справка Министерства внутренних дел о деятельности в России некоторых иностранных религиозных организаций (по материалам МВД, ФСБ, Генеральной прокуратуры, Минсоцзащиты, Минздрава России). В данном документе утверждалось в частности следующее:Пользуясь пробелами правового регулирования деятельности религиозных объединений такие общины, как "Свидетели Иеговы", "Церковь Объединения" Муна, "Церковь Иисуса Христа святых последних дней",, "Новоапостольская церковь"... и другие, обладая значительными финансовыми возможностями, помимо оказания гуманитарной помощи организациям и частным лицам, ведут активную работу по вовлечению в свои ряды граждан России, делая основную ставку на молодежь. Используя религиозное прикрытие, иностранные представители указанных организаций создают разветвленные управляемые структуры, позволяющие собирать социально-политическую, экономическую, военную и иного рода информацию о процессах, определяющих стратегическое положение России.Полицией ряда стран признано, что саентологическими организациями создана крупная шпионская сеть, собирающая информацию законными и незаконными методами (в т.ч. военного и секретного характера). Например, ряд высших руководителей секты были осуждены в С»А в 1977 г. за систематическое хищение секретных документов армии, флота, таможенной службы, ЦРУ, Судебной палаты и др.Российская доктрина о национальной безопасности уделяет религиозному экстремизму и иностранным миссионерам, как потенциальной угрозе интересам национальной безопасности, особое внимание. Соответственно, государственные органы проявляют «максимальную бдительность» и ограничивают срок пребывания иностранных граждан в России по религиозным визам. Дискриминацию по религиозному признаку мы наблюдаем также в области законодательства регулирующего труд иностранных граждан в РФ. Согласно действующему Российскому законодательству иностранные преподаватели не нуждаются в прохождении сложной процедуры получения разрешения на работу в России (подтверждение права занятости), но на преподавателей религиозных образовательных учреждений данный льготный порядок не распространяется.Одно из важнейших гарантий свободы совести – это право человека жить в соответствии со своими убеждениям или религиозными взглядами. Например, употреблять ритуально чистую пищу (кошер, халяль), одеваться соответствующим вере образом (хиджаб – платок, которым женщина-мусульманка покрывает голову). Большой победой для мусульманок России было решение Верховного Суда РФ, разрешившего им фотографироваться на паспорт в платке.Огромной проблемой для евангельских христиан-баптистов остается текст присяги припрохождении воинской службы, поскольку требует от новобранца клятвы, а вот клясться баптисты не могут, поскольку в Библии написано «не клянись». В начале 20 века царское правительство разрешало российским протестантам во время присяги произносить слова «торжественно обещаю» вместо слова «клянусь! ». А во времена построения демократического общества государство почему-то не может себе позволить данной замены.Российское государство в лице представителей органов власти не уделяет достаточного внимания проблемам и нуждам неправославных верующих и атеистов. Вместо этого, оно пытается опереться на «титульные конфессии» и в настоящее время рассматривает законопроекты, которые введут термин «традиционная религиозная конфессия» и жестко разграничат религиозные организации, с которыми государство установит партнерские отношения и те, религиозные организации, которое оно будет просто терпеть.
К сожалению, в скором времени религиозные меньшинства и атеистов ожидают сложные времена, а Европейский суд по правам - человека ждет большая работа с российскими материалами.

Из статьи Екатерины Смысловой

Размер шрифта

A- A A+