«Как стало тихо» - именно этими словами встретила меня одна из самых почитаемых и заслуженных признанных стариц на земле Российской схимонахиня Феодосия, что живет уже глубоко за девятый десяток на Рязанщине в Сколове.

- Не было у меня таких высоких гостей, продолжала матушка Феодосия и так внимательно куда-то мимо меня всматривалась, что становилось все жарче и жарче и как-то даже несколько тревожно за ту минутную паузу показавшейся мне часом испытаний на крепость веры, проверкой помыслов, и искренности в молитвах моих. Появилось ощущение, что все тысячи ликов икон, одновременно обернувшись, устремились на меня недостойного и так громко замолчали, что тиканье часов ощущалось как бой набатного колокола в самом сердце и где-то чуть выше.

- Вот вы какой, воин! Не чаяла я увидеть вас, а знаю давненько. - Эта фраза окончательно смутила меня и все то о чем хотел спросить, уточнить и попробовать утвердиться, вылетело из головы и ничего не смог сделать, кроме как, встав на колени, припасть к неподвижным много лет рукам, что были под одеялом, но показавшиеся мне ароматными по матерински теплыми и заботливыми.

Огромное желание исповедаться и получить поддержку этой Богом данной нам всем верующим во утверждение матушке, которое распирало мне грудь (как, вероятно, и любого другого приходящего сюда), было понятно и ей, и всему, что окружало её.

Но матушка повернула голову прямо и прикрыла свои по детски светлые и лучистые глаза. Глубоко вздохнула и почти беззвучно, одними губами выдохнула: «…поговори, поговори здесь». В большом смущении (чего давно не бывало) я встал, сел на табурет, что рядом с кроватью, потом опять встал: осмотрел комнату где жила матушка Феодосия пытаясь найти «Красный угол»: не нашел, так как везде, куда бы не обратил взгляд, были образа в рушниках и без них, затопленные лампадки - и висячие и стоявшие. Потому обратился к иконам, что у изголовья матушки и начал истово благодарить Господа за дарованную мне возможность говорить с ним и Пречистою Его Материю не только сердцем, но и устами.

Сколько молился, не помню, однако пережил неизгладимое и не забываемое ощущение Присутствия, которое не покидает меня до сих пор при воспоминании тех минут, что пережил.

- …Как тебе ни трудно, но Бог тебя любит и оберегает, потому как много ты еще должен потрудиться на ниве Его...

Вероятнее всего именно эта фраза вернула меня к действительности, а очередные – «поговори, поговори здесь» окончательно успокоили меня, потому как я почувствовал, что я принят, что в моей искренности никто не сомневается, а любовь мою и веру мою во Господа никому здесь доказывать не надо.

Размер шрифта

A- A A+