Вид сверху, или реалии современности РПЦ.

Вторую часть я бы хотел начать с уточнённой цитаты из первой части:

«В последующие годы история СССР и история так называемой «РПЦ» значительно корректировалась идеологами советского режима и синодальными отделами самой «церкви», и, постепенно, для большинства малосведующих прихожан и излишне доверчивых священнослужителей со временем она становилась "той самой», «Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью» на территории России.

Давайте посмотрим, не останавливаясь на множестве подробностей – к чему, последовательно «развиваясь», сегодня пришла эта «та самая» «святая и апостольская». Отмечу, что у меня всё это её «развитие» отнюдь не вызывает удивления, потому что нормальному человеку должно быть совершенно понятно, что если какая-то структура теряет свою внутреннюю и внешнюю самостоятельность, то соответственно, она автоматически начинает подстраиваться под своего «хозяина» и становится проводником его идей.

Для меня не очень важно, каких внешних эффектов достигла РПЦ за последнее время, потому что подобные эффекты (типа многочисленных красивых зданий с богатой внутренней отделкой; великолепие и дороговизна спецодежд высшего руководства; широкий охват населения по всей стране и за границей; мощная словесная и предметная реклама по всей «канонической» территории; достаточно «сильная» управленческая и финансовая структура) мне может очень хорошо представить и любая другая крупная светская корпорация.

Мы же поговорим о том, чего, по моему дилетантскому мнению, в церкви не должно быть в принципе просто потому, что это, собственно, церковь – сообщество людей, одной из задач которых является, в том числе, и стремление к какой-никакой «святости».

Как-то в интернете я видел одну цитату, смысл которой примерно такой: «недалёкие люди говорят о недостатках людей, умные люди говорят о событиях и явлениях, а мудрые говорят об идеях». Я думаю, что это справедливо в определённой степени и поэтому постараюсь говорить не о личных грехах каких-либо людей, которые призваны быть «лицом» организации, а об общих явлениях и знаковых событиях в РПЦ, которые позволяют сделать вывод, что мы имеем дело уже не с единичными случайностями, а с действующей и «развивающейся» системой.

И первое, что видно сразу невооружённым глазом – это поразительное сходство РПЦ и поглощение её властью (отнюдь не демократической, и это – отдельный разговор, но тоже очень взаимосвязанный с «церковностью» РПЦ) и коммерческими структурами, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вот скажите мне, почему руководство организации, которое должно быть лицом и примером для своих рядовых членов, и которое призвано быть совестью для всего народа страны, буквально утопает в роскоши, беспардонно обирая множество и без того почти нищих самых важных своих первичных «ячеек» – приходов? Только вот не надо мне ставить в пример Иоанна Кронштадского, который «ездил на золотой карете» (а такие аргументы я слышал не один раз), потому что сравнивать его, отдающего свои последние сапоги первому попавшемуся пьянице), с нынешними «столпами» РПЦ просто не корректно.

И скажите мне ещё, почему руководство организации (опять же, её так называемое «лицо»), которая призвана, прежде всего, «любить брата своего» (я уже не говорю о врагах), и заботиться о своей пастве больше чем о себе, считает для себя позволительным разрушать свои же приходы какой-то нелепой переброской подчинённых им служителей от их паствы? Ведь приход, как я понимаю, это, в определённой степени, семья и, «перебрасывая» на другое место священника прихода, они, можно сказать, лишают семью отца?

Вот в каких целях это делается?

И почему каждая такая цель в каждом конкретном случае не озвучивается и не обсуждается с теми, кого хотят «перебросить»?

Скажите мне ещё, почему часть руководства организации, которая призвана быть идеалом чистоты, неоднократно и во всеуслышание упрекают в извращенных половых связях? Причем это самое руководство, как правило (можно уже сказать «по традиции»), выступает в лучшем случае в роли «мы ничего не знаем, да и вообще, мы со свечкой у них в ногах не стояли», а в худшем – сама является носителем этой «нетрадиционной» ориентации? Причём совершаются эти акты с теми своими младшими «собратьями», которые зависят от руководства по служебной субординации?

Поверьте, мне самому противно и даже как-то «не по себе» касаться этой темы (и ещё противнее мне, кстати, было бы причащаться с этими людьми из одной Чаши), но мы сейчас говорим о таких достаточно важных для церкви вещах, как чистота и непорочность. Ведь не просто так церковь называют «Невестой Христовой», где само слово «Невеста» подразумевает девственность и целомудрие?

Вот давайте даже так, не по-христиански, а чисто по человечески…

Например, представим, что меня периодически и публично на всю страну обвиняют в том, что я точно знаю, что не делал. Причём, обвинения серьёзные в моральном и этическом плане. Какие мои действия? Правильно! Мне нужно хотя бы попытаться отстоять своё достоинство. То есть выступить перед обществом конкретно по каждому пункту этих обвинений, сказать обвинителям, что это «не так», и привести аргументы, которые будут доказывать мою правоту и мою чистоту. И если такие чисто технические вещи понимаю я, простой человек, то почему же их не понимают те, которые должны быть в нравственном отношении выше и лучше меня? Вот поэтому-то я думаю, что если этих объяснений на общественном и официальном уровнях нет (ещё раз подчеркну — не «оправданий», а объяснений ошибочности обвинителей), то, значит, все эти факты имеют место – это же и ёжику понятно.

Ладно, не будем больше о грязи плотской, поговорим о вещах более, так сказать, возвышенных для организации, одной из главных задач которой должно стоять сохранение чистоты христианского или православного, в свято-отеческом понимании этого слова, вероучения.

И в первую очередь, как мне кажется, имеет смысл сказать о так называемом экуменизме, который с середины прошлого века плотно присущ РПЦ.

Ведь что такое «экуменизм» простыми понятными словами? Экуменизм – это стирание грани между различными религиями (слово «религия» я употребляю здесь в общепринятом светском смысле) и различными «течениями» внутри этих религий. То есть основным слоганом экуменизма можно выдвинуть популярную сейчас в светском обществе сентенцию о том, что «религии разные, но ведут они к одному Богу (большая буква «Б» в данном случае ставится под большой вопрос)». Так вот, в данном случае это всё-равно, что сказать, например, так: «есть много на свете разных поездов и вокзалов, но можно садиться на любом вокзале в любой поезд, и в любом случае ты попадёшь в нужное тебе место». Но ведь это бред сумасшедшего, разве нет? Так вот, экуменист – это как раз тот человек, который верит в него и пропагандирует своими действиями этот бред.

Церковь же в лице своих духовных руководителей всегда понимала и понимает, что это бред и ничто иное. И, соответственно, всячески, в меру своих духовных и интеллектуальных ресурсов, старалась оградить себя от этого бреда, запрещая (я сам не люблю этого слова, но тут без него, поверьте, просто не обойтись) своим служителям принимать участие в совместных религиозных актах с теми, кто имеет отличные от церкви понятия и отношения с главным объектом веры церкви, то есть с её Богом.

А что мы видим в РПЦ сейчас?

Высший духовный руководитель той организации, которая именует себя Русской Православной Церковью, встречается с духовным лидером другой религиозной организации, которая называется Католической Церковью, и подписывает с ним акт о самом тесном сотрудничестве, вопреки всяким правилам элементарной духовной гигиены. Служители высшего состава обеих организаций совсем не отстают от своих «духовных» наставников и тоже устанавливают и развивают с ними «дружеские отношения», воплощая, как они пытаются объяснить, некую «христианскую» любовь.

И вот тут я прошу понять меня правильно – я ни в коем случае не за вражду с католиками и прочими протестантами. Совсем даже наоборот. Ведь согласно учению церкви, мы должны быть «по возможности в мире со всеми людьми». И не только «быть в мире», но и всячески помогать ему, опять же, по возможности, – и об этом как раз и учит Евангелие.

Но! Одно дело – доброжелательность и помощь в каких-то бытовых и жизненно важных общечеловеческих аспектах, но совсем другое дело духовное единство во Христе, которое церковь всегда оберегала тщательнейшим образом, не допуская к нему людей с изменённым и ущербным духовным сознанием. Такое «единство» всегда осуждалось самым решительным образом признанными отцами церкви. А люди с изменённым религиозным сознанием чётко осуждались как «еретики», ничего общего с церковью не имеющие. Поэтому церковь и разрывала с ними молитвенное и евхаристическое общение.

Ну вот и скажите мне теперь, почему в РПЦ такое «единство» сейчас процветает буквально на каждом шагу?

Ещё, конечно, мне очень хочется привести несколько ярких случаев в отношении высшего руководства РПЦ, которые громко были освещены в СМИ и, я так думаю, совсем не безосновательно, но я обещал не опускаться до личностей и «популярных» СМИ.

Можно было бы уже, в общем-то, и написать «конец второй части», но есть ещё один вопрос, не остановиться на котором нельзя, и который мне тоже решительно и однозначно непонятен. Он касается канонизации святых. Точнее, канонизации новомучеников и исповедников Российских.

Скажите мне, каким образом организация может канонизировать тех людей, которые называли её «лже-церковью» и разрывали с ней каноническое и евхаристическое общение по этому поводу?

ЭТО ВООБЩЕ КАК??!...

Ведь они для неё должны быть в лучшем случае раскольниками?!

Как можно прославить в лике «своих святых» тех, кого при жизни эта так называемая «церковь» отлучала сама в лице своего первоиерарха?!

И чего тогда стОит такое «отлучение» и такая «канонизация»?!

А таких фактов в случае «канонизации» РПЦ новомучеников и исповедников Российских более чем предостаточно. Первые же имена, которые приходят на память – это епископ, священноисповедник Виктор Островидов (умер в ссылке в 1934 г.), мученик Михаил Новосёлов (расстрелян в 1938 году) , наш (в смысле Петербургский) митрополит Иосиф (Петровых) (расстрелян в 1937 году), митрополит Казанский Кирилл (расстрелян в 1937 году) .

Ведь все эти люди, каждый, конечно, в свою меру и своё время, но пришли к одному общему знаменателю: что так называемая «церковь» Сергия Страгородского и его «синода» (родоначальница сегодняшней РПЦ, кому это ещё до сих пор не ясно) церковью как таковой уже НЕ является - о чём они (эти люди), собственно, и писали, и говорили. Вот как же так??!!

И опять для меня это – просто загадка.

А вот теперь – конец второй части.

ЭДУАРД БАРАНОВСКИЙ, 22 мая 2018 г.

Размер шрифта

A- A A+