11906800 670793016393070 583493642441620802 o

 

СТРАНИЦА 1

Знаете, что самое страшное, самое паскудное для христианской души в наше непростое время?

Оголтелый цинизм.

Когда нет авторитетов и ограничений, когда искажаются морально-этические нормы, когда животные похоти и инстинкты кажутся людям намного более привлекательными, нежели внутренняя красота души и нерушимая сила духа. Когда, говоря словами классика: «Бога нет и всё дозволено»…

Вы заметили, что люди перестали бояться неотвратимости возмездия и строгости наказания?

Перестали обращать внимания на то, что сами могут оказаться в ситуации, когда от них отвернутся даже самые близкие?

Стали жить исключительно сегодняшним днём, не заботясь о том, что будет завтра, какое наследие, какую память они оставят после себя потомкам?

Понятия бескорыстности, доброты, честности, искренности и милосердия стали чем-то из разряда сказочной фантастики. А умение прощать и совершать благородные поступки воспринимается в виде постыдной глупости…

Должен заметить, что так было далеко не всегда.

Если взять, к примеру, столь ненавистный разным ханжам «советский период», то, наряду с «гонениями на веру», как на проявление чуждой этики и морали, присутствовала и забота о воспитании подрастающего поколения именно в духе лучших традиций прогрессивного человеческого общества.

Да и с самими «гонениями» далеко не всё так просто.

Мы стали забывать, что абсолютно всё ниспосылается нам Богом ради чего-то и для чего-то. И невозможно стать чище, сильнее и мудрее, не пройдя сквозь огонь и мучения, не закаляясь духом и не проверяя самыми коварными и подлыми искушениями силу собственной веры и чистоту своей души.

И гонения, через которые прошла Православная Церковь в годы советского режима, - не самая высокая плата за возможность идти вперёд, с гордо поднятой головой, не страшась обмана и осуждения, неся людям и Свет, и Истину, и Жизнь…

Если подходить к рассмотрению ситуации беспристрастно, то в годы самых лютых репрессий даже Истинно-Православная Церковь, не захотевшая служить светским правителям, исполняя их волю путём попрания Правды Божией, и та существовала вполне легально почти до самой Великой Отечественной войны, и только потом вынуждена была уйти в катакомбы, по примеру первых христиан.

Помните, как справедливо сказано: «Много званных, а мало избранных» (Мф. 20:16)?

Не каждый ведь способен преодолеть собственную слабость и не поддаться искушению, оправдывая свои поступки «бескорыстным радением» во имя «спасения» Церкви Христовой.

И церковные владыки такие же люди, порой слабые телом и духом, как и все, живущие на этой земле. И им, как и всем, не чуждо желание быть уверенными в том, что и для них тоже возможно: «тихое и безмолвное житие поживем, во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2:2). И ради этого склонялись они перед безбожной властью, страшась мучений и лишений, обретая иллюзорную свободу «быть, как все» и призрачную власть над собственным настоящим…

Тем более, что «официальная Церковь» имела перед собой отличный пример судьбы «несогласных» архиереев и священников, окончивших свою жизнь «на плахе» и в застенках, лишённых всех прав, человеческих и гражданских. Но смотрела только на это, забывая, что, несмотря ни на что, а точнее – вопреки всему, истинно-православные служители оставались примером для своих последователей, свято верящих во Христа и беззаветно уповающих на бесконечную милость и мудрость Господню.

Человеку вообще очень трудно делать выбор между реально ощутимыми страданиями сегодня и неким эфемерным воздаянием за эти самые муки не то, чтобы даже завтра, а вообще – в иной жизни. В которую, увы, по слабости своей, люди то ли верят, то ли нет…

Это крайне большая, я бы даже сказал грандиозная проблема! И столь же грандиозная катастрофа…

И спровоцирована она, к моему огромному сожалению, оскудением Церкви Христовой. Оскудением людьми, пастырями, идеями, убеждениями. Оскудением верой. Ведь, зачастую, сами служители, от рядовых до высокопоставленных, не верят в то, что вещают с амвона. И это заметно любому здравомыслящему прихожанину.

Во времена «коммунистических гонений» Истинно-православная Церковь в России была глотком свежего воздуха для страждущих душ. Той живительной влагой, которая неиссякаемо бежала по венам и не давала умереть от зла, обмана, предательства и кровавой жестокости.

Когда официальная Церковь была неким подобием своеобразного партийно-советского «идеологического аппарата», проводившего в жизнь все мыслимые и немыслимые директивы «кремлёвских бонз», Истинно-Православная Церковь оставалась для верующего народа крепким посохом, позволявшим не только выстоять в годину лихую, но и, оперевшись на него, идти дальше…

«Товарищи Патриархи», по указанию «сверху», закрывали действующие храмы, оставляя людей за церковной оградой. А архиереи и священники ИПЦ молились вместе со всеми на конспиративных квартирах, не оставляя народ Божий без окормления и наставничества.

Так было…

Справедливости ради, не могу сказать, что судьба «официальной церкви» была особенно завидной.

Отнюдь.

Её служители, иногда против собственной воли тянувшие «иудино ярмо», прекрасно понимали и свою роль, и своё место в обществе, отрицающем религию, как таковую. И стремились хотя бы получить свои «тридцать серебреников» в виде неких льгот и преференций от безбожной власти.

Служители ИПЦ также прекрасно понимали и своё место, и свою роль, и своё историческое предназначение. И сознательно шли на риск, подвергая гонениям и себя, и своих близких. Ради Церкви, ради веры, ради людей…

Всё изменилось в одночасье.

Грянул развал советской империи, наступила «демократия» и вседозволенность. Люди, неожиданно получившие в бесконтрольное пользование тьму власти, стали устанавливать «власть тьмы».

Нет, не подумайте, не было репрессий и «прижатия к ногтю». Скорее наоборот. Была «реабилитирована» и Церковь, и вера, открыты храмы и официально разрешены службы.

Но власть не желала сдавать позиции…

Памятуя о весьма результативном опыте использования, абсолютно подконтрольного Кремлю, института Церкви в собственных интересах влияния на умы и настроения народных масс, «демократическое правительство обновлённой России» решило продолжить, так кстати сложившуюся, удобную историческую практику религиозного манипулирования.

Тем более, что у руля официальной Церкви продолжали стоять те, кого и в советские времена ласково, и слегка с издёвкой, называли «наше митрополитбюро»…

Продолжение следует…

Размер шрифта

A- A A+