maxresdefault 25 587x330

 

Портал «Credo.Press»: Хотелось бы задать вопрос, касающийся Вашего пастырского подхода. Пообщавшись сегодня с разными людьми, прихожанами и клириками, я обнаружил, что они представляют очень разные мировоззренческие группы. Кто-то народные традиции чтит, народную медицину, читает литературу про торсионные поля и прочие спорные феномены, кто-то читает коммунистическую и патриотическую прессу – люди с выправкой бывших военных, кто-то вполне православно-традиционный. И представители Казачьей Церкви у Вас есть. Как Вам удается удерживать такое разнообразие вместе, в единстве?

 

Схимитрополит Серафим: В жизни людей существуют многие вещи, либо обстоятельства которые вынуждают нас быть вместе. Разных, абсолютно разных людей, но вместе. Однако, имеет место и такое как – «отпадение от Церкви», или «отступничество». Оно имеет абсолютно однозначные  проявления, но центральное из них – это потеря единства, его разрушение. Я же ставлю перед собой задачу это единство восполнить, даже если оно разрушено.

Единство - не монолит. Церковь - не армейская организация, но единство цели, есть способ созидания жизни людей. Способы, да и методики могут быть различные, но цель одна – это любовь к Богу, людям и Вера. Есть заблуждения, есть неправильное понимание, есть ошибки в методах, и каждодневных трудах, в тактике. Но, тем не менее, с точки зрения завтрашнего дня, нам хотелось бы выстраивать ситуацию так, когда все пути были бы направлены только ко Господу, а стало быть пренепременно были верны.

Есть такое расхожее выражение: «Любое решение правильно, если оно доведено до конца». И здесь применительно к военным баталиям, если я хочу наступать и хочу овладеть каким-то объектом, то как именно я пойду – справа, слева, сверху, снизу – это седьмое дело. Главное – результат, именно то, что я довел принятое решение до конца: рубеж взят.

Мы идем вместе и у нас одна цель. Однако, если в пути от нас кто-то отстал, то это не так важно, но если мы погубим кого-то – это страшно.

Ко мне сегодня пришла дама и говорит: «Владыка, я вас давно искала, я наконец-то вас нашла!» – и показывает брошюру. Там нумерология какая-то, чушь с моей точки зрения. И она говорит: «Можно я вам оставлю?» Я говорю: «Ну оставьте» – что я скажу? – «А можно я ее там, в зале грекам дам?» – «Да они ни слова не понимают по-русски, что им она. Они выбросят. Вы хотите, чтобы выбросили?» – «Нет». Я говорю: «Ну мне давайте». Вот она эту книжку мне и дала. Но это не значит, что она наша, и тем более не означает, что мы разделяем ее точку зрения. Нет! Помоги ей Господи освободиться от заблуждений.

 

- В одном из репортажей Портала я видел, что митрополит Стефан (Линицкий), возглавляющий Казачью Церковь, покидал ИПЦ, а потом возвращался. Каков его статус?

 

- Мы с митрополитом Линицким сейчас не вместе.  Лет восемь назад мы отправили его на покой. Потом несколько раз к нему съездили, однако у него появился архимандрит, который смог настроить митрополита Линицкого против нас.

Мы посещали его, помогали - финансово, продуктами, помогли отвоевать его квартиру, которую он чуть было не потерял, и только путем большой работы проведенной нашими юристами удалось ее вернуть.

Он по доброте душевной написал дарственное письмо какому-то проходимцу и тот ему говорит: «Квартира моя, уходите отсюда!»

Но вместо того, чтобы поблагодарить нас, он сделал так, как сделал.

 

- Ваше Святейшество, еще когда я был в студенческой поре, страну и Москву сотрясали идейные бои на темы ИНН и печати антихриста. Но волна схлынула, это все закончилось, кроме совсем маленьких маргинальных групп. С тех пор появились совершенно новые технологии и все с ними сжились, но Вы поставили на Поместном Соборе ИПЦ вопрос о цифровизации. Вы даже во время доклада сказали такие слова, что миром правят больше не истина и законы, а информация. Что заставило Вас поднять эту тему, ведь позади уже ибитвы с ИНН, и поиск трех шестерок в новых паспортах?

 

- Все это не достойно нашего внимания? Отнюдь нет. Это не ерунда. Однако мы беспечны, очень беспечны. И в этой беспечности мы махнули рукой на те предупреждения, которые были в Апокалипсисе 2000 лет назад. Время идет и неумолимо продвигается ко Второму Пришествию.

Я считаю, что сегодня определенные силы просто «зашорили» эту отнюдь не простую ситуацию. Ее как бы нет. И некоторые как-бы поддались на это: «Да, нет». Ни антихриста нет – «А зачем он?» – «А если его нет, то и Творца с его творением нет. И у нас все хорошо, замечательно. Мы сидим, чай пьем, телевизор смотрим, куда-то ходим, что-то делаем. На митинги ходим, чтоб нам зарплату подняли». Однако все это упирается в материальный мир. Мы же совсем перестали думать о Боге, о Царстве Божием. Вот в чем дело. И смысл этого всего, всех этих мыслей – забыть: нет Бога, нет антихриста, нет бесов, нет ничего, все это самопридумки! Но это есть и будет.

 

- А как цифровизация мешает думанию о Боге?

 

- Пусть идет эта цифровизация, и на государственном уровне в том числе, все эти пересчеты, переделки и все прочее. Надо подумать о другом – для чего это делается? Ведь в конечном счете вся эта цифра приведет к закабалению человека. Да, надо выбрать то, что не претит человеку, чтобы было удобно и достойно, но так чтобы человечеству не оказаться в рабстве.

Все эти компьютеры и подобные устройства сначала выглядели как зло, а сейчас мы привыкли к ним и начали разбираться в них, стали пользователями. Если я раньше расстраивался, что про меня дурно пишут в интернете, то сейчас меня это мало трогает. По одной простой причине: как-то мне сын старший сказал: «Пап, про тебя пишут больше, чем про Кирилла», – Я говорю – «Но плохо, конечно», – а он – «Но это не плохо, а хорошо». Я говорю: «Чего же хорошего, что плохо пишут?» – «Так пишут же!» И в этой связи, когда пишут, что у нас все плохо, плохо, плохо, – происходит обратный эффект к нам люди все больше и больше приходят. «Почему пришел?» – «Да вот прочитал какую-то глупость – решил посмотреть». Пришел, посмотрел, остался. Сейчас люди другие, они выросли и больше верят не написанному, а своим глазам и своим ощущениям.

Там, в сети, много поганцев, лжи. Но кто ее читает, эту ложь? Я не читаю комментариев, ничьи комментарии не читаю. Мне не интересно, мне интересен текст сам, а не комментарии. И я комментариев не оставляю.

Другое дело, что собираются вживлять микрочипы в руку. Можно ли соединить микрочипы и печать антихриста? Можно, конечно можно. Можно собрать все это в кучку и это будет одно. Сама по себе что может печать? Скорее всего, это будет чип какой-то. Чип, который несет не столько смысловую нагрузку, сколько имеет негативное практическое наполнение, – он является еще и механизмом для воздействия. Воздействия на волевые аспекты. Беда в том, что мы уходим от Бога, от Царства Божия, от способа познания его, от способа движения к нему. Уходим.

Мы забываем о том, что всякое воздействие на неподготовленные души весьма губительно. Если не сказать больше-смертельно.

 

- С какими истинно-православными общинами за рубежом Вы сейчас общаетесь?

 

- В Болгарии у нас было две группы. Первая группа – это два священника из Синода Митрополита Ангелоса, греческого, с которым у нас подписан Томос о евхаристическом общении  2011 года. Недавно мы подписали соглашение о евхаристическом общении с Болгарской Истинно-Православной Церковью, которую возглавляет Сергий (Моисеенко). У нас с ним долгая история отношений и сложная.

Первоначально Томос подписали мы двое: я от Истинно-Православной Церкви России и Синод отеческого календаря Греческой Истинно-Православной Церкви. Все остальные, по определению Томоса призваны поддерживать этот Томос. И таких Церквей, которые участвуют в этом общении, у нас четыре. Мы образовали Международный Синаксис Истинно-Православной Церкви. Помимо нашей Церкви, это Греческая ИПЦ, ИПЦ Америки Митрополита Иоанна (Ло Бю) и Церковь Буковины Митрополита Варсонофия.

 

- Миланский Синод тоже вступал в Синаксис?

 

- Миланский Синод вступал. Но предстоятель Церкви митрополит Евлогий отошел ко Господу, а его заместитель, по-моему, к киприанитам ушел. Они немножко неправильно повели себя, как мне кажется. Но, может быть, так надо было.

 

- Как сейчас развиваются Ваши контакты с официальными органами, после периода некоторых  гонений?

 

- Я не вижу смысла в спорах с государством. Это не значит, что его следует не замечать, что с ним нужно дружить. Это значит, что просто не надо спорить с ним. Не столько идти параллельным курсом, сколько: «Ну если ему нравится вот так – пусть будет так!»

Церковь и государство – это тема большая. Они сложно софункционируют, но я не раз говорил и еще раз могу повторить: главная цель Церкви во взаимоотношениях с государством – это помочь государству быть нравственным. А все остальное уже прилагательное.

 

- Есть разные концепции государства. Некоторые считают, что нравственность – это вообще не его сфера: государство – это дороги…

 

- Я так не думаю. Я думаю, что инфраструктура все-таки для государства это вторичное дело, а первое дело – это его информационно-правовая сторона, социальная и прочее, связанное с этим. А потом уже дороги и тому подобное. Я не думаю, что этого нельзя совместить, – наоборот. Акценты надо расставить: сначала человек с его проблемами, а потом территория с его дорогой. Может быть, кто-то по-другому думает – ради Бога. Я думаю так.

Другое дело, что нас с нашими убеждениями никто близко не подпускает к себе из государства. Но это не значит, что оно право.

 

- Вы в выборах в Мосгордуму 2019 года участвовали?

 

- Я в выборах не участвую уже лет 20, наверное. Ни в каких. И не считаю себя неправым. Но я не считаю при этом, что какой-то подвиг совершил – отнюдь нет; какой-то поступок – отнюдь нет; показал свою принципиальную гражданскую позицию – отнюдь нет. Мне просто физически сложно, а более того не интересно это. Я считаю, что выборы в такой форме не совсем православное дело.

 

- Может быть, просто нет института нормальных выборов?

 

- Я, верующий человек и искренне верую, что не человек выбирает, а Господь.

- Ну, а кого уж он определит,- это дело, Его.

- Мне это неинтересно. Меня это нисколько не увлекает, не ведет там куда-нибудь. Ни на митинги, ни на демонстрации – ничего не увлекает.

 

- А как Вы относитесь к Навальному, если уж о политике заговорили?

 

- Никак не отношусь, я его не знаю. И не спешу знакомиться..

 

Беседовал Дмитрий Хабаров,
для Портала «Credo.Press»

Размер шрифта

A- A A+