22 9536

В ПРЕДДВЕРИИ 25-ЛЕТНЕГО ЮБИЛЕЯ ОФИЦИАЛЬНОЙ РЕГИСТРАЦИИ ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Рассуждения Предстоятеля Истинно-Православной Церкви о буднях истинно-православного архиерея, о пути, длиной в четверть века, и жизни во имя Истины Христовой

 

Истинно-Православная Церковь…

Впервые этот термин встретился мне где-то около тридцати пяти лет тому назад, во время скурпулёзного знакомства с непростыми страницами истории Советского государства, на самом пике его сокрушительного распада.

Это была, своего рода, романтика церковного сопротивления. Когда люди, настоящие исполины духа, жертвовали своими жизнями во имя торжества Истины. Не справедливости, нет. Её не было тогда. Да и сейчас даже её призрачная тень не присутствует в нашей жизни. А именно Истины. Такой, какая она есть на самом деле.

Я никогда не испытывал пиетета к советским церковным структурам, точно зная, что они собой представляют, и какое именно место занимают в системе партийно-государственной идеологии.

Но вот Истинно-Православная Церковь…

Это было нечто совершенно иное.

Очень чистое и очень искреннее.

И, наверное, правильное.

Я восхищался жизненным и духовным подвигом Митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), положившего начало истинно-православному движению в очень непростое время гонений и физического уничтожения инакомыслящих.

Я был до глубины души поражён тем фактом, что до самого начала Великой Отечественной войны, несмотря ни на что, продолжал функционировать главный храм Истинно-Православной Церкви в Ленинграде – легендарный Храм Спаса-На-Крови, с любовью возведённый великим Российским Императором Александром Третьим на месте гибели своего отца, Императора Александра Второго.

И я преклонялся перед мужеством тех, кто уйдя в катакомбы, ценой собственной жизни, сквозь колючую проволоку лагерей и дальних поселений, продолжал нести людям Свет Истины Христовой.

В нашем обществе всегда качественно умели делать две вещи. Навешивать ярлыки и гнобить несогласных. Причём, любыми методами. Невероятно качественно, с какой-то умопомрачительно-дотошной любовью подтасовывая факты и остервенело меняя плюс на минус.

Именно поэтому ярлыки «сектанты», «раскольники», «самосвяты» меня совершенно не смутили. Скоре, наоборот. Заставили задуматься. Если сектанты и раскольники, то уж точно не самосвяты. А если самосвяты, то какие ж они раскольники? Явное несоответствие. И идеологическая недоработка, так сказать. Но кто же в то время задумывался над подобными «ляпами»? Главное, это безапелляционно сделать истинно-православных «отверженными». А дальше – по накатанной. Испробованными и проверенными методами, так сказать.

Мой путь к храму был очень трудным, извилистым и каким-то особенным. Но не об этом сейчас речь.

Возможно, когда-нибудь я попытаюсь честно ответить на все вопросы и предельно откровенно рассказать обо всём. О собственных сомнениях и метаниях. О своеобразном прозрении и тяжёлых заблуждениях. О победах и поражениях. Но это будет потом.

Сегодня же мои мысли не о себе и собственных душевных трудностях.

Хотя, не могу сказать, что я не обращался в своё время в Русскую Православную Церковь за помощью в разрешении своих треволнений. Обращался. Но это был глас вопиющего в пустыне. За канцелярскими барьерами и бюрократическими заборами не просматривалась душа.

Что же касается Истинно-Православной (или как её ещё называли тогда Катакомбной) Церкви, то в то время было очень нелегко найти и её последователей, и её служителей. Несмотря на взрыв либерализма и демократии в закостенелом обществе.

Но… Ищущий да обрящет!

Обрёл и я.

А Истинно-Православна Церковь, и не только в России, стала смыслом моей жизни. Альфой и омегой моего существования. Моим спасением, если хотите.

Осенью нынешнего, 2021, года исполняется 25 лет официальной регистрации ИПЦ России Министерством юстиции РФ в качестве полноценной и полноправной централизованной религиозной организации.

Для катакомбников это никогда не было самоцелью. Да и роли никакой не играло, по большому счёту. Просто потому, что для нас главное – молитва. Главное – духовность. Всё остальное – вторично и не столь важно. Ведь все внешние атрибуты меркнут перед величием духовного подвига и перед Заповедью, оставленной нам Господом: «Любите друг друга».

Но в современном мире все события происходят не просто так и имеют свой вес и своё значение.

И 25 лет – это немалый отроезок жизненного пути, который я мужетственно прошёл с командой единомышленников. И продолжаю идти, смело глядя вперёд. В твёрдой уверенности, что Господь никогда не оставит следующих Его Путём.

25 лет служения. От истоков до настоящего времени.

Период становления и противоречий, обмана и предательства, укрепления веры и испытания духа. Период созидания и церковного строительства. Период разочарований и крушений надежд. Период, когда не единожды приходилось начинать всё сначала, для того, чтобы ещё раз убедиться в том, что Церковь Христова – это и прибежище, и опора, и надежда, и утешение. И врата адовы никогда не одолеют её.

Должен заметить, что любая Церковь – есть живой организм, состоящий из обычных людей, со своими радостями и горестями, сильными и слабыми сторонами, грехами и прегрешениями, праведными порывами и душевным бескорыстием. И наша Церковь – не исключение. Наоборот, нам во сто крат труднее. Мы едва вышли из «подполья», едва научились жить, не скрывая своих убеждений, едва-едва заняли своё место в общественных процессах. Нам так трудно сохранить собственную чистоту среди тех, кто подобными вопросами не заморачивается по определнию. И мы точно так же подвержены проникновению в наши ряды носителей опаснейших пороков и грехов, шакалов-падальщиков, искуссно прикрывающихся овечьими шкурами.

Но знаете, в чём наше принципиальное отличие от доминирующей в государстве структуры?

Мы умеем признавать ошибки.

И умеем отсекать то, что, в той или иной степени, подверглось скверне и разложению.

Безусловно, случайные люди приходили к нам, стараясь всеми силами ассимилироваться в нашей структуре, стать частью нашей семьи. Но всё это продолжалось недолго.

Они жажджали власти, богатства и почитания. Но Истинно-Православной Церкви, по крайней мере той её части, где нахожусь я, чужды подобные устремления.

Они стремились превратить церковный организм в послушный инструмент банального бизнеса. Но мы далеки от этого и живём исключительно молитвой и взаимопомощью.

Они мечтали использовать Церковь в грязных политических интригах. Но мы далеки от политики, а уж тем более от конфронтации с государством.

Они никак не могли понять, что для нас неприемлема вся эта внешняя суета и жестокая борьба за место у корыта, где злобные свиньи с остервенением пожирают друг друга.

Мы всегда были болезненной занозой для тех, кто преследовал собственные интересы, прикрываясь Церковью, и Именем Божиим творил беззаконие.

И в какое-то время я вдруг перестал бояться.

Клеветы и наветов.

Сплетен и пересудов.

Откровенной травли в средствах массовой информации.

Навешивания ярлыков.

И даже удара в спину от тех, кто называл себя моими помощниками.

Не друзьями, нет. Друзей я выбирать умею. Один раз и навсегда! И они постоянно рядом, что бы ни случилось.

А именно «помощниками», на которых доводилось перекладывать повседневные хлопоты, ибо одному человеку нельзя объять необъятное.

Я перестал опасаться летящей в лицо грязи. Просто потому, что чётко осознал: моё «Я» не имеет никакого значения.

Важна только Церковь. Её строительство и её жизнь.

А грязь… Она не прилипнет к белым одеждам праведника. Если он настоящий праведник, а не «псевдогуру», наслаждающийся мнимым величием.

И когда я это осознал – жизнь изменилась в очередной раз!

И всё стало на свои места.

А я ещё раз убедился в том, что Господь управит всё так, как должно.

По карайней мере, на сегодняшний день, в СМИ прекратилось откровенное враньё об Истинно-Православной Церкви, хотя бы в том объёме, в котором оно лилось ранее.

Нам удалось избавиться от одиозных личностей, позоривших своим присутствием в принципе какую бы то ни было религиозную структуру, от полноценной Церкви до самой махровой секты, и у меня просто нет сейчас желания озвучивать этот, увы, отнюдь не маленький список.

Мы научились сосуществовать с обществом, далёким от ценностей, исповедуемых нами, но прислушивающегося к тому, что звучит с наших амвонов.

Мы научились десятикратно следовать тому, к чему постоянно призываем в своих проповедях.

И мы осознали, что дороги к Богу могут быть разными, и их невероятно много, но только в основе каждой из них непременно должны быть Вера, Надежда, Любовь, Истина, Доброта и Искренность.

Конечно, остался ряд проблем, всегда присутствующих в жизни тех, кто старается идти путём Правды.

Нас по-прежнему не оставляет своим вниманием Министерство юстиции РФ, продолжакя бесконечную бюрократическую игру в перерегистрацию вот уже порядка десяти лет. И если опубликовать всю нашу официальную переписку, то это вызовет эффект разорвавшейся информационной бомбы. Как раз к вопросу о соблюдении прав верующих и истинного отношения государства к традиционным религиозным верованиям.

Мы по-прежнему отбиваемся от большого количества околоцерковных аферистов, пытающихся обаять нас грандиозными прожектами, и от толпы недовольных положением дел в Русской Православной Церкви, считающих нас своеобразной альтернативой «несправедливой структуре».

И мы по-прежнему страдаем от того, что, бывшее некогда символом чистоты и несгибаемости, имя Истинно-Православной Церкви очень часто используется маргинальными структурами с корыстной целью. А простые люди не стремятся разобраться в происходящем досконально. И нам, волей-неволей, приходится оправдываться за совершённые отнюдь не нами постыдные деяния и принимать на свои плечи груз далеко не наших грехов.

К чему я всё это говорю?

Да как-то хочется один раз ответить всем, кто так любит нападать и на меня, и на Церковь. Всем, кому так интересна грязь и так по сердцу сплетни. Всем, кто видит смысл своей жизни в клевете, ненависти, злобе и лжи.

В преддверии своеобразного юбилея – 25-летия официального существования Истинно-Православной Церкви в качестве централизованной религиозной организации, официально признанной государством, хочу заметить со всей определённостью, что никому не удалось сломить нашу Церковь. Подчинить её себе. И использовать в своих целях.

За 25 лет лично я, как в принципе и все, кто рядом со мной, стал сильнее духовно, несмотря на вереницу лет, всё больше и больше приближающую к финишной черте, за которой Господь взвесит все наши дела и поступки, определяя, кто прав был, а кто заблуждался.

За 25 лет я перестал испытывать некий иррациональный страх перед людьми. Даже не перед людьми, как таковыми, а перед неправедным осуждением, перед агрессивной толпой, под руководством фарисеев и книжников злобно кричащей: «Распни Его, распни!»

За 25 лет я привык мужественно и стойко переносить несправедливость государственной политики, всегда отдающей всё самое лучшее своей прикормленной структуре и, скрипя зубами, терпящей наше существование. Заметьте, я говорю исключительно о политике и определённых функционерах, а не о державе, Отечестве или людях. Как показывает жизненный опыт, это совершенно разные понятия.

И за 25 лет служения в Истинно-Православной Церкви, как один из её созидателей и устроителей (а нынче в живых нас осталось всего лишь два-три человека, тех, что стояли у истоков создания и которых справедливо называют отцами-основателями), я, перед Богом и людьми, дал слово, что мои уста никогда не осквернятся ложью! Что я всегда буду следовать тем Путём, который указал нам Господь и всю свою жизнь положу на Алтарь Веры, без остатка отдавая всего себя той самой задаче, которая стала целью всей моей земной жизни – сделать всё возможное и невозможное для того, чтобы Свет Истины Христовой горел в человеческом сердце!

Да благословит нас всех Господь!

И да пребудет со всеми нами неизреченная Милость Господня и бесконечная Его Любовь!

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Аминь.

 

Смиренный +СЕРАФИМ (Мотовилов),

Святейший Митрополит Московский и Всероссийский,

Предстоятель Истинно-Православной Церкви

Размер шрифта

A- A A+