2016 04 21 01В президентском Совете по правам человека (СПЧ), как стало известно «НГ», готовится спецзаседание по проблеме свободы совести. По словам правозащитников, правоохранительные структуры слишком активно ищут экстремистов среди верующих. Помимо сектантов давлению подвергаются и разнообразные религиозные меньшинства, а иногда даже и представители традиционных конфессий. В СПЧ предлагают законодательно закрепить понятие «секта» и создать особый госорган по делам религий.

Правозащитники утверждают, что в религиозной сфере России сейчас идет масштабное «закручивание гаек». И что под предлогом упорядочивания конфессиональной палитры страны власти, по сути дела, предпринимают действия по ограничению свободы совести. Хуже всего приходится нетрадиционным религиозным течениям, которые подвергаются различным притеснениям чаще всего под видом противодействия так называемым сектам – или деструктивным организациям.

«В последние два года в процессе усиленной борьбы с сектами и поисками экстремистов среди их адептов гонениям подвергались практически все инаковерующие», – посетовал в разговоре с «НГ» зампредседателя СПЧ Евгений Бобров. Последними, заметил он, российское законодательство, по сути, считает всех, кто не относится к пресловутым традиционным для России конфессиям.

Силовики, подчеркнул он, расследуют деятельность небольших религиозных структур, как правило, используя для этого закон об экстремизме и ограничивая им свободу собраний: «Члены таких групп зачастую подвергаются неправомерным задержаниям и обыскам. Их собрания без какого-либо повода разгоняют, срывают богослужения». Помимо прочего большинство религиозных меньшинств теперь испытывают сложности с регистрацией в Минюсте.

В совет уже поступила масса жалоб по этому поводу. При этом выяснилось, что притеснения нередко идут и в отношении представителей традиционных вероисповеданий. Обращения к правозащитникам поступают в том числе и от православных, и от мусульман.

Правоохранительные структуры, пояснил Бобров, серьезно реагируют даже на иллюстрации в брошюрах или на высказывания, которые не несут опасности для общества. Напомним, например, что за когда-то обычную фразу «Бога нет» блогер Виктор Краснов сейчас находится под судом, а в психиатрической лечебнице в отношении него была проведена экспертиза на вменяемость. Хотя декларация прав и свобод гарантирует гражданам не только свободу вероисповедания, но и свободу не исповедовать никакую из религий, заметил «НГ» Бобров.

Однако это дело расследуется по статье об оскорблении чувств верующих, и открыто оно по иску относящих себя к ним граждан. А вот государство, получается, взяло на себя полномочие определять, какие веры являются правильными, а какие – нет. «Если какие-то объединения не угрожают национальной безопасности страны, то почему не дать им шанс на существование? Ведь это естественное право человека иметь любые убеждения», – заявил «НГ» Бобров.

Одной из причин нынешней сложной ситуации, по его мнению, является размытость формулировок закона об экстремистской деятельности, что «позволяет применять его избирательно и при желании подвести под него любую группу». А между тем на практике возникают и противоположные ситуации, когда люди приносят правоохранителям доказательства того, что у них в городе орудует деструктивная секта, но никакой реакции властей не происходит.

В СПЧ полагают, что необходим своего рода закон о сектах, где будут четко прописаны их определения и признаки. Есть у совета и предложение создать специальное ведомство, которое будет курировать религиозные организации. Кстати, в ряде западных стран такие органы существуют, в том числе и для борьбы с сектантами. А в СССР, напомним, при правительстве был Совет по делам религий.

Впрочем, выявление и ликвидация сект, считают эксперты, не отменяется из-за того, что это понятие на практике трактуется слишком широко. Например, президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) Александр Дворкин на днях выступил с инициативой создать расследовательскую комиссию по делам религиозной направленности при Госдуме или Совете Федерации. Он объяснил, что это необходимо из-за резкого повышения активности сект в условиях кризиса. За последние два года количество жалоб на них выросло в полтора раза. По различным экспертным оценкам, в России на данный момент активно от 80 до 500 тоталитарных сект, в которые вовлечено от 1 до 5 млн в основном молодых россиян.

Зарегистрированных же религиозных организаций в стране насчитывается примерно 25 тыс., кроме того, закон допускает и существование религиозных групп, не прошедших регистрацию. «Формально в России все религии и убеждения равны. Однако в реальности существует мощная традиция преследования религиозных меньшинств и новых религиозных движений», – заявил «НГ» адвокат Виктор Бородин.

По его словам, все дело в том, что власти серьезно опасаются внешнего влияния на граждан России, вот они и страхуются, принимая жесткие превентивные меры. Между тем, напомнил эксперт, «каждый человек имеет право верить и заниматься распространением своей веры – это ему гарантировано Конституцией». Однако на практике сам Бородин уже давно убедился, что отстаивать в суде интересы небольших или новых религиозных групп тяжело из-за отсутствия четких законов.

Екатерина Трифонова,

"Независимая газета", 18 апреля 2016 г. 

Источник:

https://www.portal-credo.ru/site/index.php?act=news&type=archive&day=19&month=4&year=2016&id=119912

Размер шрифта

A- A A+