Русская Истинно-Православная Церковь
(другое ее название – Катакомбная Церковь)


Как ветвь Поместной Российской Церкви организационно начала свое формирование в кон. 20-х – нач. 30-х гг. ХХ в. Она образовалась в результате отказа большинства епископата и духовенства Русской Церкви от сотрудничества с коммунистическим богоборческим режимом в СССР, на что пошла прообновленческая группа, возглавляемая митрополитом Сергием (Страгородским). В результате учиненного митр. Сергием под руководством ОГПУ-НКВД раскола, в СССР с того времени существовали параллельно официальная (“советская” или “красная”) церковь, которая в 1943 г. по приказу Сталина была оформлена в “Московский патриархат”, и независимая от богоборческого режима Истинно-Православная Русская Церковь (ИПЦ). Последняя в результате жестоких репрессий и преследований вынуждена была перейти на нелегальный способ служения, отчего у нее появилось другое название – Катакомбная Церковь.
Катакомбную Церковь как ветвь некогда единой Поместной Русской Церкви называют также “тихоновской” – по имени Святого Патриарха Тихона (Белавина, +1925).
Канонический фундамент Русской Истинно-Православной Церкви зиждется на Указе Святого Патриарха Тихона № 362 от 7/20 ноября 1920 года.
Святитель Тихон был последним законным патриархом Русской Церкви, избранным Всероссийским Поместным Собором, выражавшим всю полноту Русской Церкви.
Св. Патриарх Тихон пророчески предусмотрел две формы церковного управления в Русской Церкви.
Первая выражена в Патриаршем Завещании от 25 декабря/7 января 1925 г., которое было обнародовано сразу же после загадочной смерти Cвятейшего. Понимая, что богоборцы, имея целью полное уничтожение Истинной Церкви Христовой, после его смерти не позволят собраться свободному Поместному Собору для выборов нового законного Патриарха и таким образом лишат Русскую Церковь канонического возглавления, Св. Патриарх Тихон в соответствии с решением Поместного Собора 1917-1918 гг. назначил Местоблюстителей Патриаршего Престола: Митрополитов Кирилла (Смирнова) Казанского (впоследствии – один из отцов-основателей Катакомбной Церкви), Агафангела (Преображенского) Ярославского и Петра (Полянского) Крутицкого. В Завещании специально оговаривалось, что если Митрополит Кирилл по не зависящим от него причинам не будет иметь возможности вступить в права Местоблюстителя, то его должен заместить Митрополит Агафангел, если же этого не смогут сделать ни Митр. Кирилл, ни Митр. Агафангел, то тогда в права Местоблюстителя должен будет вступить Митрополит Петр. Как известно, Митрополиты Кирилл и Агафангел были арестованы богоборцами, в связи с чем, согласно Завещанию Св. Патриарха, именно Святителю Петру довелось понести тяжкий крест Первосвятительского служения. В условиях гонений, предчувствуя свой близкий арест, Митр. Петр назначил себе временных заместителей, одним из которых был Св. Новомученик Митр. Иосиф (Петровых, +1937) Петроградский, один из отцов-основателей Катакомбной Церкви.
Основная задача введения временной формы управления Церковью – местоблюстителями и их заместителями – заключалась в том, чтобы при первой же возможности созвать свободный Собор для выборов нового канонического Патриарха и восстановить законную власть в Русской Церкви. Такой тайный Собор фактически был проведен в 1926 г. путем сбора подписей всех православных иерархов.
Более 70-ти Преосвященных Русской Церкви проголосовало за избрание новым Патриархом Св. Митр. Кирилла (Смирнова, +1937) Казанского, однако соборное волеизъявление епископата Русской Церкви так и не было воплощено в жизнь из-за противодействия богоборческой власти. Практически все епископы, голосовавшие за кандидатуру Митр. Кирилла, были арестованы и закончили свою жизнь в тюрьмах и лагерях. В скором времени при содействии ОГПУ митр. Сергий (Страгородский) узурпировал церковную власть, с чего и начался сергианский раскол в Русской Церкви.
Самочинно образовав так называемый «Временный Синод», митр. Сергий в 1927 г. опубликовал отступническую Декларацию, которой от имени всей Русской Церкви узаконил богоборческий коммунистический режим и объявил его «радости и горести» «радостями и горестями Церкви». По мнению большинства епископов Русской Церкви, органы ОГПУ руками митр. Сергия учинили «новообновленческий раскол». Власть в Церкви, по замыслу ОГПУ, должна была теперь перейти к бывшим обновленцам, каковыми были митр. Сергий (Страгородский), митр. Алексий (Симанский) и другие.
Предвидя подобный трагический поворот событий, Святой Патриарх Тихон пророчески предусмотрел другую форму церковного управления в Русской Церкви – на случай прекращения деятельности законного Высшего Церковного Управления. Эта форма предусмотрена Указом Св. Патриарха Тихона № 362 от 7/20 ноября 1920 года, на основании которого возникли Катакомбная Истинно-Православная Церковь на Родине и Русская Зарубежная Церковь.
Суть Указа Св. Патриарха сводится к тому, что в случае прекращения деятельности законного Высшего Церковного Управления Русской Церкви правящий епархиальный архиерей входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Управления или митрополичьего округа или еще иначе), а в случае отсутствия архиереев, с которыми можно вступать в общение, епархиальный архиерей переходит на самоуправление и берет на себя всю полноту власти в своей Епархии до образования свободного церковного управления. В случае же «крайней дезорганизации церковной жизни, когда некоторые лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний, – сказано в Указе, – не слагает с себя своих иерархических полномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов – благочиния и епархии, представляя, где нужно, совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях и прервав церковное общение с непослушными».
Эта форма церковной власти имела место уже при жизни Св. Патриарха Тихона, а замещавший его после ареста Митрополит Агафангел в Послании от 5/18 июня 1922 г. предписал всем архиереям перейти на Указ № 362.
Жизнь подтвердила пророческую мудрость этого Указа. После ареста Местоблюстителя Патриаршего Престола Митр. Петра “временный синод” митр. Сергия предало Церковь Христову во власть богоборцев. Временное церковное управление митр. Сергия было отвергнуто большинством истинно-православных архипастырей, духовенства и верующих, в том числе и двумя, указанными Св. Патриархом Тихоном в Завещании кандидатами в Местоблюстители – Митрополитами Кириллом Казанским и Агафангелом Ярославским, а также и самим действующим Местоблюстителем – находившимся тогда в заключении Митрополитом Петром Крутицким, и его заместителями – Митрополитом Иосифом Петроградским и Архиепископом Серафимом Угличским.
Большинство епископов Русской Церкви не вступили в общение с прообновленческим церковным управлением митр. Сергия и, взяв за каноническое основание Указ Св. Патриарха Тихона № 362, положили начало катакомбной Русской Истинно-Православной Церкви на Родине. В письме Архиепископу Димитрию (Любимову) Гдовскому Митрополит Иосиф (Петровых) Петроградский писал, что к началу 1928 года от митр. Сергия отделилось 26 епископов. К середине 1930-х гг. их насчитывалось уже более 50.
Аналогично поступили и русские православные иерархи в изгнании, которые на основании Указа № 362 организовали «Временное Высшее Церковное Управление Русской Православной Церкви Заграницей» (позже преобразованное в Архиерейский Синод) и тем самым положили начало Зарубежной Церкви как самоуправляющейся части Русской Церкви.
Поскольку на Родине до сего дня не существует свободного Высшего Церковного Управления для всей полноты Русской Церкви, то, соответственно, продолжает сохранять каноническую силу Указ № 362, который неправомочно отменить ни одно из ныне существующих временных церковных управлений, будь оно на Родине или за границей.
До сего дня этот пророческий Указ Святого Патриарха является той незыблемой основой, фундаментом, на котором зиждется каноническое здание нашей части некогда единой Российской Поместной Церкви – Русской Истинно-Православной Церкви.

***

После издания митр. Сергием в 1927 г. Декларации и учинения раскола, органы ОГПУ-НКВД с новой силой начали репрессии против истинно-православной иерархии и духовенства. Главным основанием для массовых арестов епископов и священников теперь служило их отношение к Декларации и синоду митр. Сергия.
Отцами-основателями Катакомбной Истинно-Православной Церкви справедливо считаются Святые Новомученики Митрополиты Кирилл (Смирнов, +1937) Казанский и Иосиф (Петровых, +1937) Петроградский.
Как в свое время поминовение имени Св. Патриарха Тихона за богослужением и непризнание обновленческого раскола служило для большевиков поводом к осуждению своих жертв на казнь или ссылку, так теперь за непоминовение советского митр. Сергия и непризнание его Декларации и учиненного им новообновленческого раскола сотни тысяч истинно-православных пастырей и пасомых принимали мученические венцы. В этот период истории Русской Церкви, период великого предательства, совершившегося в самых Ее недрах, целый сонм новых мучеников пострадал за Истину Христову. Декларация митр. Сергия не только никого не спасла от мучений, но послужила поводом и причиной усиления гонений и репрессий. Только в 1929 году было арестовано более 20 епископов, отделившихся от митр. Сергия, а ведь гонения на ИПЦ в эти годы только начинались.
Оказавшись в лагерях и заточениях, с начала 1930-х годов ссыльные истинно-православные святители начинают призывать православный народ к уходу в катакомбы, по примеру древних христиан. К концу 30-х гг., на который пришелся пик репрессий против ИПЦ, все истинно-православные священники и верующие, оставшиеся в живых и на свободе, были вынуждены уйти в глубокое подполье.
В эти страшные годы были арестованы практически все верные Истине архиереи и большинство священников. Они все приняли мученичество за Христа и Истинное Православие.
В результате жесточайших гонений и репрессий в СССР Истинная Православная Церковь, уйдя в катакомбы и применив Указ Св. Патр. Тихона № 362, фактически прекратила свое внешнее существование как «административный институт». Это дало повод богоборцам официально утверждать, что Истинно-Православной Церкви в СССР больше нет. Однако Церковь там, где совершается Евхаристия, а не там, где есть внешние формы организации. А Евхаристия в общинах ИПЦ никогда не прекращала совершаться во все годы богоборческого коммунистического режима, совершается она и по сей день. Не имея внешней церковно-административной структуры, Истинно-Православная Церковь Христова продолжала нести свое исповедническое служение в условиях конспирации и подполья, почему у нее и возникло другое наименование – Катакомбная Церковь. В условиях конспирации невозможно было иметь централизованную структуру. Как и в первые века христианства, ИПЦ представляла собой катакомбные общины, разбросанные по огромной территории (всему СССР), объединенные не административно, а вероисповедно, духовно, евхаристически, почему она и обрела столь ответственное имя – Истинно-Православная Церковь.

Размер шрифта

A- A A+