Федор Глинка

Увы, неволи дни суровы

Органам жизни не дают:

Рабы, влачащие оковы,

Высоких песней не поют!


ПОВСЕМЕСТНЫЙ СВЕТ

На своде неба голубого,

Реки в волнистом серебре,

На трубке в желтом янтаре

И на штыке у часового -

Повсюду свет луны сияет!

Так повсеместен свет иной,

Который ярко позлащает

Железный жребий наш земной!

Между 9 марта - 31 мая 1826


ПРОЯСНЕНИЕ

Я обрастал земной корою,

Я и хладел и цепенел,

И, как заваленный горою,

Давно небесного не зрел!

Но вдруг раздвинул Кто-то мрачность

И вот незримых голоса!

И, как с поднебьем вод прозрачность,

С душой слилися небеса...

1830-е


УТРО ВЕЧЕРА МУДРЕНЕЕ

Сегодня вихорь парус рвет;

И вал на отмель лодку бьет;

И гром над безднами ревет;

И молния пловцу в глазах ресницы жжет...

А завтра - ни грозы, ни бури:

Погода... мир... и тишина,

Под круглым куполом небесныя лазури

Светлеет моря глубина...

Для нашей жизни нет картины сей вернее,

И - утро вечера бывает мудренее.

<1826>


Я кем-то был взнесен на острый верх скалы,-

Так мне в младенчестве приснилось,-

Кругом меня дробилися валы

И море бурное пенилось,

И, с воем, стадо чуд кругом скалы теснилось;

Огонь горел у них в очах!

Я был один - и весь был страх;

И сердце в молодой груди чуть билось.

И милой жизни я сказал: прости!..

Вдруг пылкий огнь в мои втеснился жилы,

И кто-то мне орлины придал крылы

И громко возопил: "Лети!"

И я, под светлыми летая небесами,

Смотрел на мир спокойными очами

И видел землю с высоты:

Там реки в дальние моря бежали;

Там грады пышные, там области лежали,

И в них кипела жизнь, шумели суеты

И страсти бурные пылали...

Но полн я был святых, высоких дум!

И я в земной мятеж не опустился

И с прахом, от земли летящим, не смесился,

И слышал лишь вдали - земной тревоги шум!



ТАЙНЫ ДУШИ
У души есть свои наслажденья,

У души есть заветный свой мир:

Своя вера — свои убежденья.

У души свой таинственный пир!

И душа про свое замышляет

И, уйдя из сетей суеты,

Как беглянка летает, летает

Под наметом святой высоты.

Хоть Подругу наш остов телесный

По житейской таскает грязи;

Но Она, как природы небесной,

Все в таинственной, с небом связи!

И к душе налетают и гости,

И целует налетных сестра;

Но, незримых, не знают ни кости,

Ни телесная наша кора!

И напрасно к ним рвутся тревоги,

И напрасно мир сети плетет:

У души есть пути и дороги;

Пожелает — вспорхнет и уйдет!

1841-1845


Апполон Григорьев


ВОЗЗВАНИЕ

Восстань, о боже!- не для них,

Рабов греха, жрецов кумира,

Но для отпадших и больных,

Томимых жаждой чад твоих,-

Восстань, восстань, спаситель мира!

Искать тебя пошли они

Путем страдания и жажды...

Как ты лима савахвани

Они взывали не однажды,

И так же видели они

Твой дом, наполненный купцами,

И гордо встали - и одни

Вооружилися бичами...

Январь 1844



Николай Гумилев


Я в лес бежал из городов,

В пустыню от людей бежал...

Теперь молиться я готов,

Рыдать, как прежде не рыдал.

Вот я один с самим собой...

Пора, пора мне отдохнуть:

Свет беспощадный, свет слепой

Мой выпил мозг, мне выжег грудь,

Я страшный грешник, я злодей:

Мне Бог бороться силы дал,

Любил я правду и людей;

Но растоптал свой идеал...

Я мог бороться, но, как раб,

Позорно струсив, отступил

И, говоря: "увы, я слаб!",

Свои стремленья задавил...

Я страшный грешник, я злодей...

Прости, Господь, прости меня,

Душе измученной моей

Прости, раскаянье ценя!..

Есть люди с пламенной душой,

Есть люди с жаждою добра,

Ты им вручи свой стяг святой,

Их манит, их влечет борьба.

Меня ж прости!..

<1902>, Тифлис



ШЕСТОЕ ЧУВСТВО

Прекрасно в нас влюбленное вино

И добрый хлеб, что в печь для нас садится,

И женщина, которою дано,

Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,

Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Мгновение бежит неудержимо,

И мы ломаем руки, но опять

Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,

Следит порой за девичьим купаньем

И, ничего не зная о любви,

Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах

Ревела от сознания бессилья

Тварь скользкая, почуя на плечах

Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком - скоро ли, Господь? -

Под скальпелем природы и искусства

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства.

1921

Строфы века. Антология русской поэзии.Сост. Е.Евтушенко.Минск, Москва: Полифакт, 1995.


Антон Дельвиг


СМЕРТЬ

Мы не смерти боимся, но с телом расстаться нам жалко:

Так не с охотою мы старый сменяем халат.

1826 или 1827


ЭПИТАФИЯ
(Экспромт)

Прохожий! здесь лежит философ-человек,

Он проспал целый век,

Чтоб доказать, как прав был Соломон,

Сказав: «Всё суета! всё сон!»

<1819>

ТАЦИТ

Тацит велик; но Рим, описанный Тацитом,

Достоин ли пера его?

В сем Риме, некогда геройством знаменитом,

Кроме убийц и жертв не вижу ничего.

Жалеть о нем не должно:

Он стоил лютых бед несчастья своего,

Терпя, чего терпеть без подлости не можно!

1797


Иван Козлов


МОЛИТВА

Прости мне, боже, прегрешенья

И дух мой томный обнови,

Дай мне терпеть мои мученья

В надежде, вере и любви.

Не страшны мне мои страданья:

Они залог любви святой;

Но дай, чтоб пламенной душой

Я мог лить слезы покаянья.

Взгляни на сердца нищету,

Дай Магдалины жар священный,

Дай Иоанна чистоту;

Дай мне донесть венец мой тленный

Под игом тяжкого креста

К ногам Спасителя Христа.

3 декабря 1839


МОЯ МОЛИТВА

О ты, кого хвалить не смею,

Творец всего, спаситель мой;

Но ты, к кому я пламенею

Моим всем сердцем, всей душой!

Кто, по своей небесной воле,

Грехи любовью превозмог,

Приник страдальцев к бедной доле,

Кто друг и брат, отец и бог;

Кто солнца яркими лучами

Сияет мне в красе денной

И огнезвездными зарями

Всегда горит в тиши ночной;

Крушитель зла, судья верховный,

Кто нас спасает от сетей

И ставит против тьмы греховной

Всю бездну благости своей!-

Услышь, Христос, мое моленье,

Мой дух собою озари

И сердца бурного волненье,

Как зыбь морскую, усмири;

Прими меня в свою обитель,-

Я блудный сын,- ты отче мой;

И, как над Лазарем, спаситель,

О, прослезися надо мной!

Меня не крест мой ужасает,-

Страданье верою цветет,

Сам бог кресты нам посылает,

А крест наш бога нам дает;

Тебе вослед идти готовый,

Молю, чтоб дух мой подкрепил,

Хочу носить венец терновый,-

Ты сам, Христос, его носил.

Но в мрачном, горестном уделе,

Хоть я без ног и без очей,-

Еще горит в убитом теле

Пожар бунтующих страстей;

В тебе одном моя надежда,

Ты радость, свет и тишина;

Да будет брачная одежда

Рабу строптивому дана.

Тревожной совести угрозы,

О милосердый, успокой;

Ты видишь покаянья слезы,-
Молю, не вниди в суд со мной.

Ты всемогущ, а я бессильный,

Ты царь миров, а я убог,

Бессмертен ты - я прах могильный,

Я быстрый миг - ты вечный бог!

О, дай, чтоб верою святою

Рассеял я туман страстей

И чтоб безоблачной душою

Прощал врагам, любил друзей;

Чтоб луч отрадный упованья

Всегда мне в сердце проникал,

Чтоб помнил я благодеянья,

Чтоб оскорбленья забывал!

И на тебя я уповаю;

Как сладко мне любить тебя!

Твоей я благости вверяю

Жену, детей, всего себя!

О, искупя невинной кровью

Виновный, грешный мир земной,-

Пребудь божественной любовью

Везде, всегда, во мне, со мной!

<1833>


ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ

Княгине 3. А. Волконской

То не кукушка в роще темной

Кукует рано на заре -

В Путивле плачет Ярославна,

Одна, на городской стене:

"Я покину бор сосновый,

Вдоль Дуная полечу,

И в Каяль-реке бобровый

Я рукав мой обмочу;

Я домчусь к родному стану,

Где кипел кровавый бой,

Князю я обмою рану

На груди его младой".

В Путивле плачет Ярославна,

Зарей, на городской стене:

"Ветер, ветер, о могучий,

Буйный ветер! что шумишь?

Что ты в небе черны тучи

И вздымаешь и клубишь?

Что ты легкими крылами

Возмутил поток реки,

Вея ханскими стрелами

На родимые полки?"

В Путивле плачет Ярославна,

Зарей, на городской стене:

"В облаках ли тесно веять

С гор крутых чужой земли,

Если хочешь ты лелеять

В синем море корабли?

Что же страхом ты усеял

Нашу долю? для чего

По ковыль-траве развеял

Радость сердца моего?"

В Путивле плачет Ярославна,

Зарей, на городской стене:

"Днепр мой славный! ты волнами

Скалы половцев пробил;

Святослав с богатырями

По тебе свой бег стремил,-

Не волнуй же, Днепр широкий,

Быстрый ток студеных вод,

Ими князь мой черноокий

В Русь святую поплывет".

В Путивле плачет Ярославна,

Зарей, на городской стене:

"О река! отдай мне друга -

На волнах его лелей,

Чтобы грустная подруга

Обняла его скорей;

Чтоб я боле не видала

Вещих ужасов во сне,

Чтоб я слез к нему не слала

Синим морем на заре".

В Путивле плачет Ярославна,

Зарей, на городской стене:

"Солнце, солнце, ты сияешь

Всем прекрасно и светло!

В знойном поле что сжигаешь

Войско друга моего?

Жажда луки с тетивами

Иссушила в их руках,

И печаль колчан с стрелами

Заложила на плечах".

И тихо в терем Ярославна

Уходит с городской стены.

11 октября 1825


РАЗОРЕНИЕ РИМА И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

А. И. Тургеневу

Из мрачных северных лесов,

С восточных дальних берегов,

Сыны отваги и свободы,

Стремятся дикие народы

С двойной секирою, пешком,

В звериной коже, с булавами,

И на конях с копьем, с стрелами,

И череп вражий за седлом.

Дошли; рассыпались удары,

Клубится дым, горят пожары,

Стон тяжкий битвы заглушал,

И Рим, колосс державный, пал;

Порочный пал он, жертва мщенья,-

И шумно ветры разнесли

Ужасный гром его паденья

В концы испуганной земли.

Но туча грозная народов

С небесным гневом пронеслась,

И пыль от буйных переходов

В полях кровавых улеглась.

Навеки мертвое молчанье

Сменило вопли и стенанье.

Уже паденья страшный гул

В пустыне горестной уснул;

В тумане зарево не рдеет,

И черный дым уже редеет;

Яснеет мгла; с печальных мест

Вдали стал виден светлый крест.

Другие люди, вера, нравы,

Иной язык, права, уставы,

Чистейший мир, рожденный им,

Явился вдруг чудесно с ним,-

И проповедники святые

На пепелища роковые

Пришли с Евангельем в руках,

И меж развалин на могилы

Воссели, полны тайной силы;

Горела истина в очах;

Глас тихий, скорбных утешитель,

Небесной воли возвеститель,

Вселенной жизнь другую дал;

Так их божественный учитель

По вере мертвых воскрешал.

Размер шрифта

A- A A+