ЖИЗНЬ

Мы – эмигранты на земле:
Без Родины, без дома! –
С венцом терновым на челе
Гуляем много, много лет
Над пропастью бездонной!
И каждый – слеп, и верит всяк
Слепца другого речи:
Богач–бедняк, богач–босяк
Одним клеймом отмечен!
И нескончаемый этап
Бредёт с двойным конвоем,
И предпоследняя мечта
Всё “утешает”: суета
Владеет головою.
И с большака попали – в топь,
В вонючую трясину…
Но, за какою-то верстой, –
А потому, этап, – не стой! –
Увидим Мать и Сына!
А повезёт: так и – Отца!
Вот только бы добраться!..
Эх, кровь в глаза из-под венца
И не видать – слепы! – конца
Земному эмигрантству!
О, слава Господу! – за то,
Что путь земной – отмерен…
Но встали горы – в сто верстов,
И оборвалось тысяч сто,
Достав желанный берег!
А уцелевшим – невдомёк,
Что вот он – шаг до края!
Всем – на ходу – сухой паёк,
А нет воды – слезой запьёшь,
А сзади – напирают!..
И весь напрасен пересчёт:
Подстегивают – новых:
И жизнь, и путь, и кровь – течёт,
И солнце лютое – печёт
В ошейники-обновы…
А павших – вытащит конвой:
Налево и направо…
И под молитвы, смех и вой
Этап – сожжённою травой –
Ложится в пепел браво.
А по нему – очередной
Бредёт: из ада – к аду…
За эту – стынь, за этот – зной,
За страшный, чёрный путь земной
Пошли нам, Боже, – сада!


ПЕРЕД ПОСЛЕДНИМ ДНЁМ

Глаза оберните к восходу зари,
Мысль оберните в дальние дали:
Во многом ль разнились вожди и цари?
Но все одинаково взгляды кидали:
Всемирной короны хотел – не один!
А слава мирская, что дым на ветру…
У мира есть только один Господин:
Он всех оделяет из собственных Рук:
“Не лги, возлюби, не убий, не кради…”
Мы слабы, но груз этот нам по плечам.
Не сколь не рыдает, что нас породил,
Не слышим, не видим Отцову печаль.
Зарылись в долги и грехи, как в шелка,
Закона не можем держать, не хотим?
В День Страшный не дрогнет Господня Рука!
Он близится – день, когда Бог не простит!
За всё: от Распятия чёрного дня,
Ответим за весь человеческий род.
И нашим заслугам в тот день не унять
Невинного Сына пролитую Кровь!
Утратят цену и молитва, и стон,
И грешные слёзы утратят цену.
И жалость отринет Единый Престол,
И каждому кара падёт – за вину!..
Опомнитесь! Шире глаза распахнув,
Пусть души увидят себя в зеркалах.
И, может, успеем такими уснуть,
Чтоб белые нас повстречали крыла!

МОНОЛОГ ХРИСТА

Я – Сын Божий, Я – Женщины Сын:
Я – Любовь! Я – Любовь! Я – Любовь!
Не избегнуть мне мук и Косы:
Я – такой же, как вы, как любой.
Но на Мне – труд великий и долг:
Как Десница Отца – тяжела!..
Но рыдает земная юдоль,
Задыхаясь в объятиях зла.
До подробностей знаю свой путь:
Град камней Мне, Иуда и крест…
И, пройдя через злую толпу,
Мне упасть – под крестом – на горе.
Чашу уксуса с желчью – до дна
Осушить Мне: за сонмы грехов!
Только если б та чаша – одна!..
Я, как пахарь, прошёл за сохой:
Кровь Моя, как волной, пролилась,
Отделила от плевел зерно,
И любовь отделила от Зла!
…Впился в лоб Мне терновый венок.
“Казни! Смерти!” – орала толпа.
Злые гвозди мне в Тело вошли.
Добровольно глуха и слепа,
Ты прозреешь от стона земли…
Всё, что смог, что успел – искупил.
А дальнейшее – вам искупать.
Человек, Лоно Жизни – терпи!
И вставай, если выпало пасть!
В бедах, радостях и во трудах
Вспоминай обо Мне, вспоминай:
Прииди, и за всё – Аз воздам:
Я – Любовь! И бессмертна она!”

ПРОЗРЕНИЕ

Какое страшное ярмо
Надел Октябрь на шеи наши:
Любимей не было и краше
Отчизны нам, но воля пашен
Сменилась каторжной тюрьмой.
И страшен скудостию выбор
И только три лежат пути:
Ждать сковородки снулой рыбой,
Под пули верные идти
Или от стражей ждать улыбок.
Монгол с татарами страшней
Большевики явили лица.
Террором красным по стране
Неслись будённовки, петлицы
В галопе краденых коней.
И каждый день росла толпа,
Что, лишь минуя врата Рая,
Молилась вся: “Почто караешь?!
Сожрёт нас дьявольская пасть!
Иуда, предавший Христа,
Успел оставить злое семя:
Оно успело лесом встать –
Ему пошло на пользу время!
Спаси нас – силою Креста!”
Но лик Всевышнего померк:
В великой скорби и печали
Ответил Он: “Се человек,
Искус не выдержа, дичая,
Сей мор призвал – на целый век!
Я – есмь Отец! Я – не палач!
Я с вами связан связью кровной!
И так Мне горек детский плач!
Но вам – любезнее Пилат,
Пока калит на вас жаровни!
Вы, от Заветов отступясь
Моих, любуетесь кострищем…
Лишь повлачённые в цепях,
Узрев родные пепелища
Ко Мне взываете, вопя.
О, дети, почто Сына вам
Во искупленье слал – на муки!
Такие ясные слова
Он вам оставил для науки:
Се вот – долги, а се – права.
Но вы, порушив жизни связь,
Презрев Мою простую Веру,
От Крови Сына – отступясь,
Врата открыли сами Зверю!
Вы сами бросились к цепям,
Как неразумные, забыв
Железа обоюдоострость:
Под клейма подставляли лбы,
Не замечая масок монстров:
Теперь вы – дьявола рабы!
Мне Сердце кровью запеклось,
Мне страшно взор на Землю бросить:
Там пламя страшное взвилось,
Там падет множество волос,
Там травы все – в кровавых росах!
Я – знал: так будет: Жизни строй
Вы, как безумцы, разрушали:

Вы войны сделали игрой:
Убийца – первый ваш герой!
И брата брат вы удушали.
И – горе вам, и – горе Мне!
Я строил просто, строил мудро:
За ночью вслед приходит утро
И Солнце – старший брат Луне…
Вмешаться мне? Да, мощь Моя
Послала б зиму за весною,
Могла б – потоки вод лия –
Всё затопить иль выжечь зноем
Гнездо, где множилась змея.
Но ведь она – живет средь вас!
Она гнездится в вашем доме!
На Древе Жизни вы – листва!
Вас прежде станет буря рвать
И Древо Жизни буря – сломит!..”
Молчит кровавая толпа,
Не просит больше милосердья.
Но вот один пред Богом пал –
Из самых шустрых и усердных –
Как лист к подножию Столпа:
И от исхода протрезвев,
Спросил: “Но что же с нами будет?”
“Полвека кровь лить будет Зверь.
Потом ко Мне вернутся люди,
Поняв, как мерзок Изувер.
Приимут люди много мук.
Сквозь ад земной ко Мне вернутся.
Приидут к Сыну Моему,
Его Распятью – ужаснутся
И Он разрушит их тюрьму.
Но даже сбросив кандалы,
Не сразу выпрямятся люди:
Лишь кровь пия, сильны и злы
Те, кто на Дьявола балы
Приносят Головы на блюдах!
Моя же Сила – ваш покой.
Ведь рек вам Сын: “Да возлюбите!
Да почитаете Закон,
Да в поле – хлеб, вода – рекой,
И да не имете убитых…”
Душой распрямясь, человек
Погонит Дьявола из дома…
И Сила злую силу сломит!
И воссияет Жизни Свет!
Но до сего – страданий век!..”


ОТКРЫТИЕ

Случайно? Нет, не случайно
Открытие мне – печалью,
До изумления странное,
Словно от лжи иль брани:
Как страус в песок – с ужасом
Взгляд – на Ангела Мужества!
На Белого, на Светлого!..
Ответом ему – пеплами:
Всех мерзостей наших чёрных,
Зловонных грехов пещёрных,
Всех грязей и всех позоров
И трупами всех раззоров…
Но Ангел, всё так же светел,
Стоит, как уснувший ветер –
Так, словно не ждал иного,
Лишь крылья его волною…
С ума ль я сошла? Ослепла ль?
Сие – вся Господня лепта?!
Да как мы доныне живы:
Столь мерзки, и злы, и лживы,
Что: грязным столбом пещёрным
Пред Белым стоим – как Чёрный!

Размер шрифта

A- A A+