«Бог великий, мир прекрасный из ничего сотворил» – как вещал сладкими устами преподобный Серафим Саровский. И сейчас, в сей момент проживания жизни нашей Великий Милостивец чудесной силой Своею удерживает Вселенную и всех живущих в ней и каждый её атом и частичку от распада и тлена. Воистину ты если Бог, творяй чудеса!

Митрополит Вениамин (Федченков)в публикации «Из того мира» приводит поразительный рассказ рассказ о чудотворении Бога через угодника Своего Серафима.

«Дело было давно. Приехал в саровский монастырь новый архиерей. Много наслышан был он об угоднике Божием, но не верил рассказам о чудесах батюшки. Встретили архиерея монахи с колокольным звоном: честь честью, в храм провели, потом в архиерейские покои. Осмотрел всё архиерей и спрашивает: «А где же живёт отец Серафим?» А батюшка тогда не в монастыре жил, а в пустыне своей. Подали архиерею лошадей. А была зима, снегу-то в саровских лесах – выше головы. Насилу проехал архиерей, да и то последнюю дорожку ему пешком пришлось пройти.

Батюшку предупредили, что сам архиерей едет к нему в гости. Угодник Божий вышел навстречу без шапочки и смиренно в ноги архиерею поклон положил.

– Благослови, говорит, – меня, убогого и грешного, Святый владыко! Благослови, батюшка! – Преподобный всех мужчин звал «батюшка» да «батюшка».

Архиерей его благословил и идёт вперёд в пустыньку. Сам батюшка его под ручку поддерживает. Свита осталась ждать.

Вошли, помолились, сели. Сам батюшка-то и говорит:

– Гость у меня высокий, а вот угостить-то его у убогого Серафима и нечем, – обратился он опять к архиерею. – А он, угодничек, прозрел подозрительность и сомнение архиерея и не хочет прекословить ему. Архиерей-то, думая, что батюшка хочет его чайком угостить, говорит:

– Да ты не безпокойся, я сыт. Не за тем я к тебе приехал и снег месил. Вот о тебе всё разговоры идут разные.

– Какие же, батюшка, разговоры-то? – спрашивает угодник, будто не зная.

– Вот, говорят, ты чудеса творишь.

– Нет, батюшка, убогий Серафим чудеса творить не может. Чудеса творить лишь один Господь Вседержитель волен. Ну а Ему всё возможно, Милостивцу. Он и через ворона Илию кормил. Он и нам с тобой, батюшка, вот гляди, благодать какую дал.


Архиерей взглянул в угол, куда указал угодничек: ах! – там большущий куст малины вырос, а на нём – полно ягоды спелой. Обомлел архиерей и сказать ничего не может. Зимой-то малина на голом полу выросла! А батюшка Серафим взял блюдечко чайное, да и рвёт малину. Нарвал и подносит гостю.

– Кушай, батюшка, кушай! Не смущайся, у Бога-то всего много! Если веру-то будем иметь с горчичное зерно, то и горе скажем: «двинься в море и она тотчас передвинется. Только сомневаться в Боге не нужно. Батюшка, кушай, кушай…

Архиерей всё скушал и поклонился батюшке в ножки, а батюшка опередить его успел и говорит:

– Ты архиерей Божий, на тебе благодать великая, благослови мя, грешного!

Архиерей послушался и встал. Благословил батюшку и сказал:

– Прости меня, недостойного, старец Божий.

– Слушаю, батюшка, слушаю. Только ты до смерти моей никому ничего не говори. Иначе болеть будешь…

Глядит архиерей, а куста-то уже нет, а на блюдечке от малинки сок кое-где остался да и пальчики у него испачканы малинкой.

Батюшка без шапочки опять под руку архиерея провёл до самых саночек и ещё раз в снег поклонился. Всю дорогу архиерей крестился и говорил: «великий, великий угодник!» А про малинку рассказал только после кончины батюшки.

(Альманах «Христовы воины» 2007 год).

Размер шрифта

A- A A+