Легкое, непринужденное отношение к жизни стало болезнью нашего времени. Беззаботный и самоугождающий американский "стиль жизни" становится и у нас нормой. Повсюду наблюдается отсутствие серьезности, особенно в среде избалованных, эгоистичных, пустых молодых людей.
Проявлением этого духа является насмешливость, которая распространена настолько широко и стала настолько привычной, что уже давно не воспринимается как нечто греховное. Сюда можно отнести и дурашливо-развязные высказывания всевозможных ведущих, и изыскания пародистов, и бытовые анекдоты, и т.д. Смех используется и политическими деятелями для того, чтобы облегчить восприятие себя слушателями, зрителями, избирателями.
"Анекдотический смех", которым смеются перед телевизором, в театрах, на пирушках и вечеринках, которым "веселые и находчивые" люди легко охаивают ближних, потешаются над слабостями и над достоинством человеческим, над совестью и над грехами, для увеселения и для забвения печали, без смысла и тщеславно "веселя" других, все это - симптом болезни духа, греховная страсть.
Православный психиатр Н. Гурьев действие смеха на то, по поводу чего он возникает, сравнивает с действием перевернутого бинокля на рассматриваемые предметы: они отдаляются и уменьшаются. Все, на что направлен смех, делается менее значащим, и отношение к нему становится более легким. Смех равно умаляет и добро, и зло. Если посмеяться над чем-нибудь хорошим, то оно, вроде, перестает быть хорошим, и трудиться ради его уже обретения не имеет большого смысла. Если же смех обращается на зло, то и оно делается маленьким, безобидным, совсем нестрашным, не стоящим не только того, чтобы с ним бороться, но даже и того, чтобы от него отстраняться или просто опасаться. Смотришь в такой перевернутый бинокль, а там довольно далеко от тебя ползает маленькая зеленая ящерка и смешно открывает ротик с трогательно белыми зубками. Отведешь бинокль в сторону - а перед тобой алчный крокодил...
Что несет в себе смех? Во-первых, хихикающий человек вольно или невольно резко обедняет себе жизнь, вычеркивая из нее серьезные горести и большие радости - все мелко, все никчемно, ничто не стоит серьезного отношения. Во-вторых, человек временно облегчает себе жизнь, ибо все мелкое и незначащее воспринимается и переживается легче. И, наконец, в-третьих, насмешливый человек, умаляя своей насмешкой окружающее, иллюзорно возвеличивается в собственных глазах. В соединении со снисходительностью насмешливость образует ту ровную и внешне безобидную черту характера, которую принято называть ироничностью, которая не имеет цели умалить окружающее, а скорее констатировать его малость и незначимость по сравнению с мечтательным величием ироничного человека.
Насмешливость (ироничность, смехотворство и юмор) сопровождается ощущением духовной опустошенности. Человек после приступов смеха делается доступнее для любых отрицательных воздействий, делается легко ранимым. Поэтому давно замечено, что за смехом, особенно у детей, следуют слезы.
Оборотная сторона насмешливости - беспощадность. "Едкий" смех - не от Бога. Язвительная улыбка, сарказм остроты, это - пародия на евангельскую соль мудрости. Предел духовной нечистоты смеха: "гомерический хохот" - гоготание... "Горе вам, смеющимся ныне, ибо восплачете", - говорит Господь (Лк. 6, 25). Заплачете, потому что увидите, что приложили радость не к тому, к чему можно приложить, но к тому, что достойно муки.
"Есть два смеха: светлый и темный, - пишет архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). - Их сейчас же можно различить по улыбке, по глазам смеющегося. В себе его различить можно по сопровождающему духу: если нет легкой радости, тонкого, мягчащего сердце веяния, то смех - несветлый. Если же в груди жестко и сухо, и улыбка кривится - грязный. Он бывает всегда после какой-нибудь насмешки над гармонией мира. Искривляемая гармония мира покривляет душу человека, и это выражается в искривлении черт лица".
Блюдущий себя, благоговеющий перед тайной своей жизни будет блюсти как всю свою жизнь, так и свой смех. Даже свою улыбку он соблюдет перед Богом. И все у него будет чисто и ясно.

© "Православное слово", Нижний Новгород, 2002

Размер шрифта

A- A A+