А.А.Куваев
Глобализация - путь в никуда
Под словом "глобализация" сегодня понимают самые разные явления и процессы, обозначая этим малопонятным словом то, что кому удобно. Этот разнобой определений совершенно естественен. Почти как всякое иностранное заимствование, слово "глобализация" требует пояснений и уточнений в русском языке. Сама его английская первооснова "глобал" -"мировой, всемирный, всеобщий" - оставляет широчайший простор для толкований. В самом деле, мы говорим "вторая мировая война", но не "вторая глобальная", "языки народов мира", но не "глобальные языки" и т. п. Следовательно, речь идет о новом понятии, имеющем преимущественно политико-экономическое значение.
Говоря по-русски, нужно сказать, что "глобализация" - это стремление к всемирному могуществу, к мировому господству, приведение всех стран к усредненному стандарту, к "одному знаменателю". Последняя цель явно утопическая, так как предполагает не использование и развитие разнообразия окружающего нас мира, а принудительное огрубление в новом прокрустовом ложе.
Первая же, главная цель, установление мирового господства - требует ясного определения. Господства какой державы или группы держав и за чей именно счет? История показывает, что и эта цель при всей кажущейся ее близости, не была достигнута ни одной из великих империй, ни одним тираническим образованием типа державы Чингисхана или "третьего рейха". Хотя именно в ходе второй мировой войны группа держав "оси" во главе с нацистской Германией, действуя по всему миру, пыталась установить именно мировое господство. Поэтому не будет преувеличением сказать, что в этом смысле, смысле ключевом, "глобализация" довольно стара, во всяком случае, значительно старше самого слова "глобализация".
Я не случайно заговорил о неясности термина "глобализация", поскольку у нас, в России, появилось и будет появляться великое множество спекуляций на эту тему, причем чаще всего появляется припев "Россия не может (не должна) оставаться в стороне от процессов глобализации". На самом деле это утверждение, при всей кажущейся его солидности, не означает ничего.
В самом деле, если речь идет о каких-то всемирных процессах, как-то: потепление климата и повышение уровня мирового океана, увеличивающаяся нехватка пахотных земель, сокращение площади диких лесов, - то Россия в любом случае, вне своего желания или нежелания, оказывается затронутой этими процессами, как и какое-нибудь маленькое островное государство в Тихом океане.
Но если речь идет о вполне определенных политико-экономических процессах, направляемых сложившейся группой господствующих держав, то от России требуются не заклинания "мы не должны оставаться в стороне", а ясное понимание и ясная позиция. Каким процессам противиться и как, в союзе с кем, в каких процессах участвовать. А вот этой-то определенности наши реформаторы-западники и не выносят. Заклинания об "интеграции в Европу" и "стратегическом партнерстве после 11 сентября" служат палочкой-выручалочкой во всех острых случаях.
Первый и самый главный вопрос - какие политико-экономические силы и стремления понимать под "глобалистскими"? Ответ на этот вопрос дается самый разный, при этом зависит он, опять-таки, от политических убеждений.
Германские исследователи Г.-П.Мартин и Х.Шуман в своей известной работе "Западня глобализации. Атака на процветание и демократию" говорят о "диктатуре всемирного рынка (1), о разрушительной деятельности МВФ и стоящей за ним спекулятивной финансовой олигархии ведущих стран Запада.
Московский Институт проблем глобализации в сборнике "Практика глобализации. Игры и правила новой эпохи" понимает глобализацию как взаимосвязь "информационной революции", прежде всего развитие Интернета, и "интеграции финансовых рынков" (2). Как видим, определения Института проблем глобализации значительно мягче, лишены социального оттенка, в отличие от определений Г-П.Мартина и Х.Шумана. Кроме того, развитие Интернета по-прежнему охватывает прежде всего наиболее развитые страны, так что интернетная "революция" отнюдь не настолько всемирна, как это может показаться людям, наивно влюбленным в наукообразные термины типа "информационной революции".
Никак нельзя согласиться и с такими утверждениями этого института, что компьютер и глобальные системы коммуникаций "разрушили разнообразные барьеры на пути обмена знаниями" (3), приведя к созданию "единого планетарного сознания", что позволит человечеству, "точнее, его активно использующей компьютерные технологии части" стать "действительно единым целым" (4).
Всякому наблюдателю в России очевидно, что система мировых СМИ столь же подвержена негласной цензуре, как и какая-нибудь местная газета лет 200 назад. Технические средства изменились, но не меняются социальные и политические цели. Например, американская телесеть СNN, как сообщалось в печати, отказалась передавать представленные Слободаном Милошевичем фотографии преступлений НАТО в Югославии. А прорвать глухую стену замалчиваний и примитивных ярлыков в "мировых" СМИ одинаково трудно как нашей войсковой группировке в Чечне, уже не знающей, какими новыми доказательствами зверств боевиков тронуть каменные сердца страсбургских борцов за "права человека в Чечне", - так и, например, Ираку, всякое действие или бездействие которого давно считается доказательством его виновности в "свободных" средствах массовой информации.
Однако сами глобалистские институты типа Всемирного банка усиленно навязывают мифы о природе глобализации. Это и какая-то неясная по своей направленности "продолжающаяся интеграция стран мира", и утверждения типа "информация и идеи сегодня доступны в любом уголке земного шара, достаточно лишь нажать кнопку" (5).
Гораздо более определенны в этом смысле работы тех, кто не скрывает своих взглядов и целей. На Западе - это прежде всего З.Бжезинский, злой гений американской всемирной гегемонии. В России - это целый ряд известных политиков. С.Глазьев отмечает: "сегодня в интересах своего доминирования мировая олигархия спешно создает систему глобального контроля под сенью военного и дипломатического лидерства США" (6). С.Глазьев убедительно сравнивает стратегию США с "идеологией существовавшего тысячу лет назад Хазарского каганата, в котором внутреннее процветание и стабильность обеспечивались эксплуатацией соседних государств при помощи хорошо организованной военно-политической машины, за счет чего правящая в нем наднациональная олигархия имела сверхприбыли и стремилась к глобальному расширению сферы своего контроля" (7). Добавлю, что эта историческая параллель чрезвычайно важна для современной России, поскольку Хазарский каганат располагался как раз на её территории - от низовьев Волги до Азовского моря и был разгромлен Русью в Х веке.
Лидер КПРФ Г.Зюганов в своей работе "Глобализация и международные отношения" определяет глобализм как "очередной передел мира", в эпицентре этого передела оказалась Россия, в неё "вцепились мертвой хваткой самые темные силы мира". При этом Г.Зюганов понимает глобализм как обострение всех проблем и противоречий, считая, что этот процесс начался не в последнее десятилетие, когда возник сам термин "глобализация", а гораздо раньше (8).
Наконец, полное непонимание сути глобализации, или "нового мирового порядка", демонстрируют новорусские и вообще, говоря шире, либеральные круги России, собирающиеся "поучаствовать" в дележе мирового пирога, не замечая главного - делить будут Россию, Советский Союз уже поделили. Типичным образчиком такой маниловщины можно считать объемистый доклад института географии РАН "Геополитическое положение России: представления и реальность", подготовленный в сотрудничестве с итальянским фондом Дж.Аньелли. Ссылаясь на "представления значительной части политической элиты", авторы доклада утверждают: "Таким образом, Россия не собирается упустить шанс участвовать в формировании нового мирового порядка и стать значимым фактором его, .развития если не на этой, то хотя бы на следующей его фазе" (9). Нам предлагают признать существующие границы РФ (10) (то есть, по сути, полезность и необратимость насильственного разрушения Советского Союза), отказаться от так называемой "внешней экспансии" и "глобальной миссии" России (то есть, говоря проще, априори уступить мировые дела американцам, сузив свою внешнюю политику до удобных Западу пределов).
Наверное, подобные "географические" изыскания по-итальянски очень придутся ко двору президентским аналитикам в эпоху дружбы с Берлускони, собирающегося "интегрировать" Российскую Федерацию и, главное, наши огромные природные ресурсы в Европейский Союз.
Ту же идею выдвинул и олигарх Березовский в своем "манифесте российского либерализма" (11). Березовский требует "интеграции" России в Европейское сообщество "через сложившиеся институты типа Европейского Союза, НАТО и др., наряду с максимальным упрощением в перемещении людей, товаров и услуг между Россией и объединенной Европой", отказа от союза с Белоруссией, "незамедлительного" решения вопроса о "северных территориях", "понимания", что значит "лидирующая роль США в мире". Эти затхлые колониальные советы, громко названные "манифестом" (что лишь говорит о неуемной самоуверенности автора, стремящегося себя выразить как можно громче и чаще), полностью совпадают с установками глобалистских сил. Неудивительно, что "манифест" Березовского достаточно откровенно и цинично определяет глобализм как "предельный либерализм".
Тот же Всемирный банк в уже упоминавшемся своем докладе недвусмысленно намекает на то, за чей счет собирается развиваться глобальная олигархия ведущих стран Запада: "Миграция через национальные границы плюс "утечка мозгов" из развивающихся стран в развитые. будут одной из основных сил, формирующих "ландшафт" XXI столетия" (12). Отсюда ясно, что все разглагольствования путинцев о "большой восьмерке" остаются лишь пустым звуком с точки зрения глобалистов. Развивающиеся страны - это колонии "большой семерки", где "новорусской державности" уготована роль "шестерки" (если употребить выражение кругов, столь хорошо знакомых нашим "прихватизаторам").
Г-П.Мартин и Х.Шуман отмечают по поводу "утечки мозгов": "С 1990 г. рынок подвергается давлению со стороны примерно миллиона высококвалифицированных компьютерщиков из России и Восточной Европы" (13). Далее следует примеры из Минска, Риги, Санкт-Петербурга. "То, что предлагается там, даже лучше, чем в Индии", говорит глава дочерней фирмы концерна "Даймлер-Бенц".
Показательно и сообщение телепрограммы "Вести" от 20 марта 2002 г. Говоря об очередном совещании у Путина по проблемам фундаментальной науки, телеканал рассказал о полном упадке некогда знаменитого Физтеха, где уцелевшие специалисты "существуют" на жалкие 2 -3 тысячи рублей в месяц, другие же подались на высокие заработки в Калифорнию. Но одна лаборатория Физтеха процветает - она работает на американцев по программе создания гиперзвукового самолета, подписав договор на миллион долларов. Но разве свой собственный гиперзвуковой самолет не был нужен Советскому Союзу, не нужен России? "Новой России", играющей на биржах, проматывающей награбленное, наука действительно не нужна, вся премудрость "новых русских" заключена в подражании Америке в её пороках "цивилизованного" паразитизма.
Если мы обратимся к "Коллективной стратегии Европейского Союза по отношению к России", то увидим ту же ставку на "интеграцию" России в объединенную Европу при особом интересе к нашим энергоносителям, научным достижениям, авиации, космонавтике, к введению частной собственности на землю в РФ (14). В этой связи непонятно, почему центристские фракции "Единой России" делают глубокомысленное лицо и говорят о своем "государственном" подходе к купле-продаже земли. Они - марионетки в руках опытных кукловодов, все "наши" реформы давно прописаны на Западе, в том числе и так называемая земельная".
Нельзя не согласиться с оценкой С.Глазьева: "Фактически цели колонизации России уже достигнуты. Соответствующие иностранные спецслужбы существенно влияют на кадровую политику в высших звеньях российской государственной власти. Сама эта власть утратила ключевые признаки государственной, приняв облик колониальной администрации" (15). Кстати говоря, известный американский политический аналитик Д.Саймс в интервью телепрограмме "Постскриптум" по сути признал решающую роль американского правительства в назначениях на посты в "новой России", отнеся это, скорее из осторожности, лишь к эпохе Ельцина.
Теперь позволю себе кратко остановиться на том, как же нам быть? Сдаться на милость победителя, уповая на "великодушие" и "цивилизованность" новых Чингисханов, Атилл, Тамерланов? Или уповать на собственные силы, восстанавливая страну и ища любых союзников в трудном деле создания многополярного мира? Очевидно, что последнее является единственным выходом для страны, желающей остаться единым государством со здоровым народом, а не стать безгласной и безликой клеткой на "великой шахматной доске" мировой олигархии.
Нам говорят либералы, что у России нет союзников в борьбе за многополярный мир. Что мы одни на пути глобализма. Но разве только Россия страдает от вопиющей несправедливости "нового мирового порядка"? Сначала "новые русские", действуя от имени России, где они узурпировали власть, помогают Западу избавлять нас от наших же естественных союзников, помогают изолировать режимы, недовольные "новым земельным переделом". Потом нам говорят те же круги - Россия-де останется одна, и ей не по силам будет отстаивать свои национальные (не-олигархические!) интересы.
Хрестоматийный пример с Югославией, своего рода неприсоединившимся островом в "объединенной Европе", задушенной санкциями при участии "новой России", затем подвергшейся прямому геноциду со стороны стран НАТО при молчаливом одобрении ельцинского режима, - хорошо известен. Часто называют и Ирак, и Ливию, и Кубу, нашего давнего, но преданного "реформаторами" героического союзника. Однако было бы заблуждением считать, что все антиглобалистские силы в мире - это, как нас пытаются уверить либералы, "остатки советской системы". С течением времени появляются новые примеры противостояния "олигархии элит".
Пример президента Венесуэлы Уго Чавеса с его международной политикой противостояния американской гегемонии, с политикой высоких цен на нефть, - прекрасный пример возникновения антиглобалистского полюса спустя почти десять лет после распада Советского Союза. Однако вместо стратегического партнерства с Венесуэлой, "новая Россия", ограничившись несколькими визитами и дежурными соглашениями с правительством Чавеса, объявила о стратегическом партнерстве с режимом Э.Кардозо в Бразилии, с режимом, полностью ориентирующимся на МВФ и "олигархию элит".
Пример Зимбабве, государства, долгое время возглавляемого президентом Р.Мугабе, - так же показателен. Достаточно было Мугабе заняться восстановлением экономической независимости страны и перераспределением земель, остававшихся в руках выходцев из Англии (бывшей метрополии), - как "свободные" мировые СМИ стали называть Мугабе "Милошевичем Африки". С одной стороны, такая мгновенная реакция, как у стаи борзых на охоте, говорит о мощи и отлаженности глобалистского монстра.
С другой стороны, внимательный анализ показывает, что в мире идут как процесс глобализации, так и антиглобалистские процессы, причем в разных частях света. Закрывать глаза на такие обнадеживающие противовесы глобализму было бы непростительным самообманом.
Сейчас возникает острый спор по поводу введения единой европейской валюты "евро". Очень многие специалисты по глобализму видят в "евро" прежде всего финансовый противовес доллару, как необеспеченной ничем зеленой бумаге, принудительно навязываемой всему остальному миру. Ряд специалистов видят в "евро" больше, чем просто противовес доллару. Они склонны рассматривать "евро" как противовес влиянию США, предлагая России ориентироваться на "евро" и Европейский союз. Оправданны ли такие надежды, и есть ли тут возможность с помощью "евро" ограничить глобализацию по-американски? Рискну высказать, может быть, неожиданную мысль. Но мне кажется, что "евро" и "объединенная Европа" (если отвлечься от головоломок биржевых спекуляций) не только не противоречит долгосрочным целям США, но, наоборот, содействует глобалистам.
Упоминавшиеся мною немецкие аналитики Г.-П.Мартин и Х.Шуман частично уже говорили об этом. Они отмечали, что, согласившись на единую валюту, страны Союза "примут на себя огромный политический риск. У них уже не будет независимых эмиссионных банков, чей былой суверенитет отойдет в прошлое, став достоянием Европейского центрального банка. Это свяжет страны-члены ЕС друг с другом гораздо прочнее, чем прежде". На повестку дня встанет создание жесткого политического союза.
Мартин и Шуман написали это в 1996 году (русский перевод появился позже). Разве с тех пор, особенно в последние два года, европейские верхи не заняты возведением все новых всеевропейских пирамид, постепенно подготавливающих появление безнациональной политической воли Европы при политическом безволии отдельных европейских стран? Разве США, никогда не имевшие национального ядра, вобравшие в себя не только выходцев из всех стран Европы, но и из стран Азии, Африки, Латинской Америки, - разве США, этот "плавильный котел", не заинтересованы в ослаблении чужих национальных государств? Сам не будучи ничьим национальным государством, американский олигархический спрут никак не может любить сильные национальные государства.
Идеи глобализма как бы естественным образом вырастают из двух столетий истории США, истории, полной насилия, захватов, культа денег, пренебрежения чужими народами. Как бы в подтверждение этой моей мысли, доклад института Worldwatch "Состояние мира 1999", подготовленный при участии финансовой службы Рокфеллера и Глобального фонда Уоллеса, прямо приветствует то, что Западная Европа "наконец, двинулась в сторону конфедерации государств", не только экономической, но и культурной Американцы приветствуют "усиление чувства общей, а не чисто национальной судьбы".
3 Бжезинский в своей книге "Великая шахматная доска", открыто радуясь крушению Советского Союза и Варшавского Договора, подчеркивает: "с концом Европы ялтинского образца чрезвычайно важно, чтобы не было возврата к Европе образца Версаля". Имеется в виду усиление Франции и ее союзников и ослабление Германии по Версальскому мирному договору 1919 года, завершившему первую мировую войну. Далее Бжезинский пишет: "Конец раздела Европы не должен стать шагом назад, к Европе ссорящихся между собой государств-наций. Наоборот, этот процесс должен стать отправным моментом для формирования более обширной и все в большей мере объединяющейся Европы, усиленной благодаря расширенному блоку НАТО" (16).
Есть и другой, связанный с этим, исторический момент. Вводя "евро", создавая "все-Европу", "пан-Европу", европейские верхи, тесно связанные с США в рамках "олигархии элит", зачеркивают более чем тысячелетнее историческое развитие Европы. Еще в XIX веке английский философ Дж.Милль подчеркивал, что все драгоценное, приобретенное Европой, было достигнуто путем разнообразия путей исторического развития отдельных лиц, социальных слоев, народов. "По-моему, Европа именно обязана этому богатству путей своим разнообразным развитием. Но она начинает в значительной степени утрачивать это свойство (преимущество). Она решительно стремится к китайскому идеалу - сделать всех одинаковыми", - писал Милль.
Теперь же вводится все большее единообразие, Европу возвращают к раннему средневековью, ко временам империи Карла Великого, простиравшейся от Эльбы до Рима и от Дуная до Ла-Манша. Это потом из развалин этой империи постепенно выросли те европейские государства, которые мы привыкли видеть на политической карте XX века. Важно отметить, что в империи Карла Великого именно верховная власть имела монополию на чеканку серебряных денег различного номинала. По подсчетам французского историка Я.Дондта, тогдашнюю денежную массу "следует считать на миллионы, а не исчислять ее десятком тысяч" монет.
Теперь создается "пан-Европа" с одной валютой, единым политическим и военным руководством. Это ли не самый серьезный шаг к глобализации?
Вот почему России следует не бросаться из огня да в полымя, из власти доллара во власть "евро", от подчинения Америке - к безоглядной дружбе со столь же циничной и хищной Европой. Следует играть на противоречиях, если они появляются, искать рычаги ослабления НАТО, например, при поднятии в Страсбурге вопроса о "независимости" или "отложенном статусе" Чечни тут же поднять вопрос о независимости области Басков в Испании или Корсики от Франции, то есть сыграть на "тлеющих углях" "все-Европы".
Разумеется, нельзя допускать децентрализации России, на чем настаивают глобалистские силы - от Джеффри Сакса (опекуна гайдаровцев) в 1992 году до Всемирного банка в 2000 году и Березовского в 2002 году, помня, что конечной целью глобалистов является то расчленение Российской Федерации, о котором говорил и говорит 3.Бжезинский. Иными словами, идя к централизации в рамках всевластия "олигархии элит", Запад навязывает нам противоположное - децентрализацию, что еще раз доказывает, что он смотрит на нас как на жертву, а не на будущего союзника или друга.
Главная цель по Бжезинскому - не допустить восстановления "вновь евразийской империи", могущей помешать геостратегическим видам США, - должна стать (с точностью до наоборот) главной целью российского общества.
Антиглобализм в экономике и обороне, внешней политике и внешней торговле невозможен без антиглобализма идейного, без защиты национальных и социальных ценностей в народном мышлении, культуре, образовании, искусстве и т.п.
Г.Зюганов в своей работе о глобализации приводит как типичный пример восстановления государства из руин - деятельность Федора Ласкаря в начале XIII века в Византии. Добавлю, что Федор Ласкарь, следуя ясной стратегии, что обеспечило ему народную поддержку, и гибкой, изворотливой тактике, что не раз давало ему свободу рук, - опираясь на греческие земли Малой Азии (восток Византии), сумел, после потери западных и южных областей государства, восстановить часть того, что было его Родиной.
Свобода рук во внутренней и внешней политике, отказ от догм глобалистской "солидарности с Западом", свобода временных и долгосрочных союзов - вот что нужно России для её спасения и выживания в условиях, когда весь мир стал вожделенным пирогом глобалистов.


Литература:
1) Г-П.Мартин, Х.Шуман. Западная глобализация. Атака на процветание и демократию. М., 2001, с. 27
2) Практика глобализации. Игры и правила новой эпохи. М., 2000, с. 16.
3) Там же, с. 49-50.
4) Там же, с. 93.
5) На пороге ХХI века. Доклад о мировом развитии 1999/2000 года. М., 2000, с. 29.
6) С.Глазьев. Геноцид. Россия и новый мировой порядок. М., 1997, с. 69.
7) Там же, с. 72.
8) Г.Зюганов. Глобализация и международные отношения", с. 6, 8.
9) Геополитическое положение России: представление и реальности. М., 2000, с. 36, 37, 39.
10) Там же, с. 35.
11) "Независимая газета", М., 10.04.2002.
12) На пороге ХХI века. Доклад о мировом развитии 1999/2000 года. М., 2002, с. 35, 36.
13) Г.-П.Мартин, Х.Шуман. Цит. соч. с. 141.
14) Коллективная стратегия Европейского Союза по отношению к России". Кельн. 3-4 июня 1999 г., с. 8, 18, 15.
15) С.Глазьев. Цит. соч. с. 87.
16) З.Бжезинский. "Великая шахматная доска". М., 1998, с.107
http://www.anti-glob.narod.ru/sbornik/kuv.htm

Размер шрифта

A- A A+