Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота. Откр. 2, 10
Не желаете ли обратить мысль к венцу, который может коснуться главы каждого из нас? – Да, есть венец, который не недосягаем для нас, которого мы можем желать и искать, который обещает, предлагает, почти подает нам Верховный Венцедатель. Дам ти, – говорит, – венец живота.
Вслушайтесь хорошо в сие слово. Предлагается венец живота, венец, с которым соединена жизнь, которым увенчанный не будет бояться смерти. Будет ли кто так нерассудителен, чтобы не пожелать такого венца?
Если вы желаете предлагаемого венца, то вы должны принять условие, с которым предлагается венец: ибо Венцедатель не обязан дать вам венец по одному вашему произволу; и сие было бы несообразно с достоинством и Венцедателя, и венца. Условие, с которым предлагается венец живота, состоит в том, чтобы вы были верны Венцедавцу Христу, и притом верны до смерти. Буди верен до смерти, и дам ти венец живота.
Верным называем того, кто долг подданства и повиновения, признанную обязанность, данную клятву и даже простое данное слово или обещание исполняет без измены, без уклонения, без ослабления, без лицемерия, деятельно, точно, чистосердечно. Верным до смерти можно почитать того, кто пребывает верным во всю свою жизнь до конца ее; преимущественно же того должно почитать верным до смерти, кто, встречая обстоятельства, в которых верность нельзя сохранить иначе, как с пожертвованием удовольствий, выгод, почестей и самой жизни, решительно готов пожертвовать и действительно жертвует удовольствиями, выгодами, почестями, самою жизнию, чтобы сохранить верность. Сих понятий о верности, надеюсь, никто не будет оспаривать.
Теперь, чтобы определить нашу верность ко Христу, должную и действительную, надлежит принять в рассуждение, какие мы имеем к Нему обязанности, и как их исполняем. Мы природные рабы Богу и Христу, по владычественному праву Творца над Своими созданиями, Вседержителя над всем, что пользуется Его промышлением и управлением. Но, поелику мы нарушили сей естественный союз с Богом нашею неверностию и непослушанием; и поелику Христос желает возвысить рабов на степень свободных и даже в достоинство сынов: то Он призвал нас добровольно вступить в новый с Ним завет; и мы вступили в него Крещением, и приняли соединенные с ним обязанности. Какие? – Мы отреклись сатаны и всех дел его и сочетались Христу, исповедав веру в Него и признав в Нем нашего Царя и Бога. Верны ли мы принятым на себя чрез сие обязанностям? – Кажется, мы чуждаемся дел сатаны; не восстаем против Бога; не идолопоклонствуем; чувствуем отвращение от злобы и разврата; сохраняем веру во Святую Троицу и во Христа Спасителя; продолжаем признавать Его нашим Царем и Богом, и, согласно с Его учением, посильно воздаем Кесарева Кесареви и Божия Богови (см.: Мф. 22, 21).
Что вы думаете? Не выдержали ль мы уже испытания в верности Христу? Не можем ли уже простереть руку к Венцедавцу, и сказать: «Господи, кажется, мы верны: подаждь нам венец живота!» – Нет, братия, может случиться, что сие самоиспытание, кажущееся так удовлетворительным по важности предметов и благовидности выражений, окажется неполным и ненадежным, если продолжим испытывать себя не поверхностным, а проницательным взором, и если станем поверять мысль и слово делом и опытом.
Истина лучше откроется, если спросим себя: стяжали ль мы верность христианским обязанностям до смерти? – Скажут, может быть, что на этот вопрос отвечать можно только тогда, когда умрем. Частью это правда; потому что и твердый в добродетели не может ручаться за будущий день и час, что не падет; но частью неправда, потому что верность до смерти должна образоваться и утвердиться прежде смерти; и следственно, должны быть приметны в жизни некоторые черты ее, и еще приметнее недостаток ее.
Когда некий юноша вопрошал Христа Спасителя: что благо сотворю, да имам живот вечный (Там же.. 19, 16)? – Он чрез сие изъявлял намерение быть верным учению Христову до смерти, чтобы получить венец живота. Но вскоре дело показало, что его душа не стяжала добродетели, которой призрак являлся в его словах. Когда от него потребовано, чтобы он раздал нищим свое имение, дабы, в совершенной свободе от мирских забот, следовать за Христом: верность его Христу мгновенно исчезла; он предпочел быть верным золоту. Сим несчастным личным опытом выразилась общая истина: кто не умер своекорыстию, а также самочестию и плотоугодию, и всякому виду самолюбия и самоугодия, тот напрасно стал бы льстить себе мыслию быть верным до смерти Христу и Его учению, и ненадежно простирал бы руку к венцу живота.
Вспомните верных до смерти не мысленно только, но действительно и совершенно, Христовых мучеников. Смертный приговор за верность Христу выслушивали они с радостию; с мирною молитвою преклоняли главу под меч или метаемые на них камни; не могли поколебать их верности ни прельщения чувственными удовольствиями, или видами корысти и славы человеческой, ни угрозы, ни темницы, ни отъятие имения, ни осуждения на тяжкие работы, ни разнородные мучения изобретательной злобы – эта медленная, нерешительная смерть, против которой непоколебимо устоять труднее, нежели против решительной, мгновенной смерти.
Подобные опыты верности способны ли выдержать люди, которые, думая быть верными Христу, гораздо более верны своим прихотливым желаниям, своим безотчетным привычкам и суетным обычаям, своим страстям? Например, перенес ли бы благодушно долгое темничное заключение за веру и правду тот, кто не переносит однодневного добровольного заключения в своем доме, не для какого-нибудь истязания себя, но для полезного труда, для попечения о душе, для размышления о Боге, а чувствует неодолимое влечение, если не утром, то вечером, броситься в рассеянный круг подобных людей или в вихрь увеселений? Был ли бы тот безстрашен и неколебим, охраняя свою веру и совесть, при виде угрожающих за сие лишений, страданий и смерти, кто колеблется пред лишением тучной пищи в день поста, боится умереть от воздержания, оказывает невнимание к руководству Матери-Церкви, чтобы не причинить скорби своему чреву?
Или нам не слишком нужно заботиться о строгих испытаниях верности, потому что мы живем не в мученические времена? – Но, братия, безсмертный Венцедавец требует верности до смерти, а без того не обещает дать венец живота.
Что же нам должно делать? – Надобно найти средство сделаться верными до смерти и без мученичества, и употребить такое средство прежде смерти: потому что поздно будет сеять, когда настанет время собирать плоды. Такое средство предлагает нам Апостол, когда говорит: умертвите уды ваша, яже на земли, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую и лихоимание, еже есть идолослужение (Кол. 3. 5). Умерщвляйте плотское самолюбие и самоугодие, не только во внешних действиях, но и в сокровенных движениях вашего сердца, и это не собственным только мудрованием, которое чем более самонадеянно, тем менее надежно, но непрестанным обращением сердца вашего ко Христу, с искренним желанием благоугодить Ему, при помощи благодати Его.
Благодать Христа Бога нашего да споспешествует всем нам постоянством в сем подвиге достигнуть совершенной и неизменной к Нему верности, для которой готов у Него венец живота. Аминь.
Святитель Филарет Московский
Из Слова в день Венчания и Помазания на Царство Благочестивейшего Государя
Императора Николая Павловича.
Произнесено в Успенском соборе 22 августа 1853 года.

Верность Богу необходима и обязательна для каждого христианина как условие спасения. <...> Эта верность налагает на нас обязанность исповедовать мужественно веру свою, когда того требуют обстоятельства, не отрекаясь от Бога, хотя бы это грозило страданиями и смертью; защищать свои святыни всеми силами и, в крайнем случае, если это невозможно для нас, то молиться усердно Господу о сохранении их и о прощении наших грехов, которые обыкновенно и делают нас недостойными этих святынь, почему Господь нас и лишает их.
Свт. Василий Кинешемский


Взято с http://www.pkrest.ru/n-17/17-10.html

Размер шрифта

A- A A+