Священник Евгений Смольянинов

ЦАРЬ, ЦЕРКОВЬ И ЦАРСТВО
В русском мировоззрении произошла страшная подмена. Вместо благодатного триединства Царя, Царства и Церкви – лукавое триединство антихриста, его тирании под видом "демократии" и "церкви лукавнующих".
1. Царь – глава Царства и Православной Церкви.
Царь Небесный стоит во главе всего своего творения, в том числе и Царства Небесного, и земного, и земной Церкви. «И даст Ему Господь Бог престол Давида отца Его; и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца» (Лук.1. 32,33). Из этих слов Евангелия ясно, что Господь власть не делит. Царство земное подобно Царству Небесному, поэтому на земле во главе Царства и Церкви стоит Царь. Монарх переводится, как: monos - один, archos – правитель. И Царь не делит свою земную власть ни с патриархом, ни с Соборами. Наоборот, по слову архиепископа Болгарского Димитрия Хоматина (13 век) «…император стоит выше соборных определений и сообщает им силу и действие».
* * *
1.1. Царь – живая икона Иисуса Христа.
Написанные образы становятся истинными иконами только после того, как освящаются Духом Святым после вознесения молитвы и окропления святой водой.
Во время крещения человек, помазанный святым миром, соединяется со святой Троицей Духом Святым. И это соединение не аллегорическое, а истинное.
Наследника царской власти, венчая на Царство, второй раз помазывают святым миром. После совершения этого таинства он становится живой иконой Иисуса Христа, через которого Царь соединяется с Животворящей Троицей. И это таинственное пребывание в Царе полноты Святой Троицы наделяет его властью Бога.
В таинстве миропомазания Царя на Царство видимо показано нам сошествие Духа Святаго на наследника престола. В «Настольной книге священно-церковно-служителя» С. В. Булгаков пишет: «ему сообщаются особенные высшие благодатные дары царской мудрости и силы» (стр. 995)
Святой праведный Иоанн Кронштадский говорит: «Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает». Не погрешает он потому, что за него все решает Бог и сообщает решение через совесть Государя. Ему, как живой иконе Бога, сообщаются природные свойства власти Бога, поэтому, по естеству власти, и только по естеству власти, Царь есть Бог. Образ не подменяет первообраз, не дерзает в себе самобытности, не мыслится отдельно от первообраза. Он есть не напоминание о Боге, а живое свидетельство Богоявления, Богопребывания в падшем мире, как свидетельство вечной жизни.
а. Законность Царской власти.
Мы наследники Царства Небесного. Бог-Слово сошел к нам, дабы восстановить поврежденное грехом естество человеческое и вернуть восставших детей к Царю и Богу-Отцу. Произошло это примирение Царем и в Царе. Ибо родившийся в Вифлееме Сын Божий, предвечно рожденный Царем и Богом Отцом, родился Сыном человеческим и Царем в роду Царя Давида, дабы утвердить Богочеловеческие отношения, в соответствии со всесвятой волей Единосущной Троицы.
Отныне верные Богу, стали верными и Христу Его (Царю). От сего Богопомазанный Царь стал источником законности на земле, средоточием жизненных сил Царства. Царская власть является источником закона, через нее Бог осуществляет свою волю, через нее человек получает полномочия и уделы для исполнения воли Бога.
Итак, Царь не викарий Бога-Царя, не Его посредник, а по естеству власти Он сам. Все разнообразие, вся неповторимость, вся свобода и красота человека умиротворяется в Царе. Он содержит всех в себе, объединяет, согласует, гармонизирует. Он есть сердце и душа Царства, его начало и конец, его величие и слава. Кто непричастен Царству, тот непричастен спасению. Осуществляя власть Бога на земле, Христос Господень (Царь) свободно ограничивает свою волю волею Христа Господа. Неслитное и нераздельное соединение человека и Бога, таинственно действует в совести Богопомазанника, освобождая его от греховных мотивов царствования, делая его владыкой и хозяином всего.
б. Различие природной и благодатной единосущности.
Поклоняясь, Царю, как живой иконе Иисуса Христа, мы различаем природную единосущность Единородного и благодатную единосущность Богопомазанника. Бог не делится на Ся, а пребывает единым и неделимым во многих видимых своих образах. В противном случае, образ, отделенный от своего первообраза, становится самосущным и самобытным. Поклоняясь святым Его иконам, мы имеем не многих Иисусов Христов, а единого во многих.
Отделить образ от первообраза - значит отделить Сына от Отца и уничтожить догмат о Единосущной Троице. То, что свойственно Предвечной иконе Отца, в своей мере свойственно всякой иконе по естеству, содержащей в себе первообраз, и их единосущность призвана раскрывать Единосущность святой Троицы. Так Царь по естеству власти, которая совершается в нем единым Богочеловеческим действием, делается благодатным причастником Сущности Бога.
в. Качества, присущие власти Царя-Помазанника.
Власть Царя – подлинно есть власть, законность которой утверждена законностью власти Божией. Поэтому она самодержавна, правосудна, человеколюбива, неподкупна, бескорыстна, благостна, миротворна, доступна, кротка, проста, спасительна, защитительна, величественна, благородна, чиста, благодатна, священна. Она есть ограждение и прибежище, упокоение и забота. Ею и на ней покоится Царство.

г. Отделение Царя от царствующего в нем Бога.
Покаяние русского народа на сегодняшний день носит абсолютно внешний, бутафорный характер. Отделив Царя от царствующего в нем Бога, мы приносим покаяние в убиении человека.
В таком состоянии души народа реальностью становится не существо самого явления, не её сверхчувственное содержание, а свидетельство собственного ума о нем. Отсюда, чего не видит глаз, того и не существует. "Не сей ли есть тектонов сын?" (Матф.13:55). Вот явление тождества распинателей Христа Господа и Христа Господня. Одним невозможно было понять, как Сын человеческий может быть Сыном Божиим, образом ипостаси Отца, другим непостижимо, как Бог пребывает в своей одушевленной иконе. "Аз и Отец одно есть" (Иоан.10:30) - отвечает Господь древним и новейшим иконоборцам. "Видевый Мене виде Отца" (Иоан.14:9) - поясняет Спаситель таинственное существо иконы.
Но иконоборчество отрицает не икону вообще, а именно православную икону, водворяя ВМЕСТО неё лжесвидетельство о первообразе. Царствует не Бог, а человек, отвоевавший земную епархию у Вседержителя, и нетрудно понять, что грех есть первообраз этой новоявленной иконы, фотографически - плотское отображение мира. Человечество отвергло живую икону Бога-Царя. Поставив узурпатора на его место, человечество поклонилось силе тирана. Такова природа греха: отказываясь поклоняться благодатной иконе Бога, хулители Духа Святого неизбежно притекут к другой иконе и другому духу.
Образ и первообраз тождественны, как Сын неотделим от Отца, власть неотделима от Бога, Царство – от Царя, Помазанник – от Помазующего. Христологическая ересь, заключенная в разделении Царя и царствующего в нем Бога, подобна иконоборческому характеру утверждения, что, поклоняясь иконе, мы идолопоклонствуем. Иконографическая природа Царя ускользнула от взоров христианского мира, позволяя видеть в Царе только человека, но не Бога, благодатно в нем пребывающего.
* * *
1.2. Власть Бога на земле.
Присутствие или отсутствие власти Бога на земле, осуществляемой через Помазанника, говорит об особенностях в отношении Творца и человека. Присутствие Помазанника говорит о благосклонности к человечеству и наоборот.
Человечество, в своем искаженном понимании власти, дошло до абсурда, где за власть выдаётся насилие и тирания. Для преодоления этого искажения надо попытаться разобраться в вопросе: что же есть власть по существу?
а. «Мною Цари царствуют» - говорит Господь.
"Мною Цари царствуют "- говорит Господь (Прит.8:15). Не говорит "народ", но "Цари", не собрание народное, не Собор, но Самодержец. "Дадеся мне всяка власть, на небеси и на земли" - говорит Господь (Матф.28:18). От кого получает Власть Единородный? От своего Отца, а не от собрания народного. И не волю народа исполняет Сын, но волю своего Отца. Посему того, чего нет на небе, не должно быть и на земле. "Аз есмь Царь милостью Божией, а не многомятежным человеческим хотением" - говорит Св. Царь Иоанн Грозный.
б. Определение власти.
Так что же есть власть, и что не достойно называть властью? Власть есть личное свойство природы Бога, от которого она происходит и присно существует. Власть не может иметь причины, кроме себя самой. Она очевидно надмирна, сверхприродна, безусловна и неограниченна. Она вечна, проста и совершенна. Иными словами Боговластие есть Богоявление, потому что непостижимая и недоступная природа Божия снисходит в тварный мир свойствами своей природы, через что разумные твари постигают благостную, исполненную любви и добра природу своего Творца.
Отсюда теория «симфонии властей» - ошибочна, т.к. власть одна – власть Бога и разделить ее невозможно. Само слово «симфония», т.е. соединение, направляет сознание человека на разновидность, самобытность двух властей. Но почему только две власти, а не множество? Т.е. теория «симфонии властей» не противоречит демократии. (Православная теория симфонии властей вовсе не предполагает демократического «разделения властей». Она лишь предполагает разделение двух важнейших функций единой власти. Попечение о внутреннем, духовном совершенстве остается за Церковью, а попечение за внешним благолепием и благочинием – за Царством. Что происходит, когда такое разделение отвергается, можно видеть на примере католической «церкви» - Примечание «РП»).
Попытка подменить власть народовластием, идет еще дальше, подталкивая нас на духовную революцию. Поэтому, народовластие из ереси политической переходит в ересь религиозную. Тирания лукавого занимает место власти, и именно - ВМЕСТО ВЛАСТИ БОГА. В существе своём она не власть, а незаконное притязание на Державу Бога. Она есть ВМЕСТО религиозного сознания, как продукт отрицания Бога, как псевдодоказательство самобытности жизни, его социально-политическое воплощение. Отсюда его религиозность и толерантность, либерализм и реализм, витализм и нигилизм. Отсюда его стремление к внешним свободам и, как следствие, к невозбранному беззаконию на фоне всеобщей религиозной индифферентности.
Власть не есть сумма прав и обязанностей, не делегированное право одних осуществлять волю других, что проповедует народовластие. В таком виде сей общественный договор превращается в сговор против власти. Человек перепутал Божье и вражье. Власть - это дар Божий. И он не может быть дарован вождю переворота. Вот тирания - это свойство врага рода человеческого и все революционеры как раз и черпают силы из тирании. Царя убили не потому, что он был Николай, а потому, что он был носитель власти. А власть - это свойство Бога. Поэтому Государя убивали, убивая в нем власть, убивая в нем Бога.
в. Признаки власти.
Подобно тому, как человек, сотворенный по образу и подобию Бога, есть воплощение Бога в твари, действия и последствия Боговластия есть живое свидетельство, каков есть Бог.
Он самодержавен, правосуден, милосерден, неподкупен, нелицеприятен, человеколюбив, долготерпелив, благостен, бескорыстен. Его власть направлена к благу и всеобщему счастью. Власть Бога – мирна, кротка, постоянна, безстрастна, спасительна, охранительна, проста, доступна, естественна, благородна, величественна, достохвальна, совершенна и чиста.
Она – творческая, освящающая и оживотворяющая, благотворная, благодатная. К чему прикасается Божественное самодержавие, тому подаются дары Духа Святого. Она гармонизирует тварный мир, оберегает, покоит, доставляет предельно возможное счастье и блаженство. Она же есть единая и неделимая; подаваемая, а не приобретаемая; собирающая, а не расточающая; подлинная, а не мнимая. Она же, как имеющая пребывание в Боге, может быть только Божия и только от Него, и Им же совершаемая.
Бог не может не царствовать. Но царство Его только там, где есть стремление к победе над грехом, где человек свободно подчиняет свою волю Его воле. Он не будет царствовать в человеке, закосневшем в грехе, в его извращенных страстях и похотях, которые приносят закономерные плоды народного «тиранодержавия». Отсюда, действия и последствия власти, не могут быть иными, чем свойства природы Бога. Бог не может себе противоречить, будучи в свойствах своей природы одним, а в действиях – другим. Он попечителен и не обременителен. Он не стесняет свободы твари и склоняет разумное творение к лучшему не насилием, а любовью и совершенством предлагаемого.
г. Утверждение, что всякая власть от Бога, делает Творца виновником зла.
Перевод текстов Священного писания на современный русский язык, осуществлялся библейским обществом с еврейского языка Масоретской библии. Он не соответствует во многих принципиальных местах тексту церковно-славянского перевода. Обратимся к синодальному тексту: "Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, существующие власти от Бога установлены..." (Рим. 13.1). На первый взгляд ничего, кроме должной покорности власти, эта часть апостольского послания не содержит. Но при внимательном рассмотрении становится очевидной заданность покорности абстрактным "высшим властям", которыми в этом смысле могут быть и власть монарха, и власть диктатора, и власть тирании, и олигархии, и, наконец, все разнообразие народовластия. Из чего следует, что Церковь не связывает свое историческое бытие с какой-то определенной формой власти, которая так или иначе, от Бога.
Если власть не теократична и Церковь вправе быть отстраненной от нее, то какая необходимость апостолу учить христиан быть покорными заведомому злу!? Но текст данного перевода логически приводит к выводу, что власть – есть производная греха, явление тварного мира, продукт несовершенной природы человека. И если государство – есть поле и среда действия власти, то разноприродность Церкви и государства ставит церковь вне поля действия Боговластия. Что же, Церковь не подвластна Богу!? Неужели власть Бога действует отдельно в Церкви, и отдельно – в государстве!? Признавая это, утверждается, что Бог разделился сам в себе, чего да не будет.
Если нет власти не от Бога и существующие власти от Бога установлены, то можно утверждать и то, что Бог участвует в революциях и переворотах и все плоды власти - и добро и зло - Им, Всеведущим Творцом, определены заранее. Значит, Бог есть виновник зла. Неужели Бог будет царствовать в тех, кто Его отрицает?
"Нет власти не от Бога" - парализует христиан и делает их инертными и безвольными, когда речь заходит о нравственном выборе между покорностью добру или очевидному злу. Не имея способности к нравственному выбору, христиане погружаются в равнодушие, предоставляя злу совершаться беспрепятственно. Итак, утверждение, что всякая власть от Бога, делает Творца виновником зла.
Заканчивается эта часть апостольского послания напоминанием "...существующие власти от Бога установлены". Но если всякая власть от Бога, то, что значит это излишнее напоминание?
Текст церковно-славянского перевода ясен и категоричен: "Всякая душа властем предержащим да покоряется; несть бо власть аще не от Бога, сущии власти от Бога учинены суть". Определенность власти выражена словом "предержащим", т.е. удерживающей, держащей, державной, самодержавной. Единодержавное, самодержавное лицо осуществляет Власть Бога, а не некие таинственные "высшие" лица. Буквально, на современном русском языке "несть бо власть, аще не от Бога " звучит как "ибо нет власти, если не от Бога" и "сущие" - истинные власти происходят только от Бога. Таким образом, если истинные власти происходят от Бога, то если не от Бога, то это и не власть. В таком именно смысле и открывается существо власти. То есть, она, власть - или есть, и тогда она Божия и от Бога, или ее нет, а есть действие человеческого своеволия и дьявольского насилия.
д. Власть – не периферия веры, а ее основание.
Если власть, есть личное свойство природы Бога, то власть – не периферия веры, а ее основание. Ибо Бог, как причина бытия, царствует над жизнью, господствует, творит, присутствует в сущем, законодательствует, благотворит, судит, милует одной и той же силою личной власти. Он – есть Власть имеющий в Себе Самом, Власть – по существу, Власть, рождающая в себе право и законность, осуществляющая волю Отца, Власть непреступная, невосхищаемая, неразделимая, непреодолимая, всемогущая, вечная, совершенная и святая. Ее невозможно оспорить, взять, разделить, умножить или уменьшить. Она – есть "Дыхание Уст Божиих" присутствие Жизни Вечной, Царствие Божее, врата Вечности, покоряющимся – Спасение, удержание тайны беззакония, ибо Власть есть Богоприсутствие, свидетельство вечного Завета Любви между Богом и человеком.
Народовластие в силу этого – есть отсутствие Бога, общественная могила, в которой одряхлевшее человечество, неизбежно погребет себя, поглощенное вечной смертью.
В связи с этим возникают недоумения. Первое: в триаде «Православие, самодержавие, народность» не понятно, что подразумевается под народностью? Второе: как связаны между собой самодержавная власть и власть народная? Если здесь подразумевается, что самодержавная власть получает власть от народа, то это – противоречие, неприемлемое самодержавию и Православию.
2. Царство.
Основание Царства есть Царь, а народ имеет власть от Царя, и только в случае верноподданности. Верноподданный Царя имеет власти ровно столько, сколько ему даст Царь. А не наоборот, как нам навязывают идеологи демократии и народовластия.
* * *
2.1. Последствия утраты человеком образа Божия.
Потеряв образ Божий в себе, безобразная человеческая личность утратила и дух видения совершенного (истинного) бытия. Человек перестал отличать власть Бога от тирании дьявола; божественную природу царской власти – от насилья тирана; Царя, икону Живаго Бога – от революционера, иконы падшего ангела.
Небесное содержание земной жизни перестает интересовать человека. Земля для него – есть небо, где физиологическая жизнь самодостаточна: земной рай, заселенный земными богами с земной нравственностью и земной властью.
Но грех побуждает человека идти до конца в своем богоотступничестве. «И дано бысть ему дати дух образу зверину, да проглаголет икона зверина и сотворит, да иже аще не поклонится образу звериному, убиении будут» (Откр.13:15). Искомая человеком свобода беспрепятственно услаждать себя грехом оказывается в прямой зависимости от дьяволопоклонства. Ибо сатана желает водворить свою одушевленную икону (антихриста), которая будет осуществлять его тиранию над человечеством, променявшим соучастие в творческом процессе восхождения на Небо на сладость вкушения греха. Безбожная религиозность безблагодатного человечества, совокупленная в «церковь лукавнующих», в порыве своей формальной церковности поклонилась иконе зверя (тирану), а через это действие поклонилось сатане.
* * *
2.2. Фундамент народовластия – падшая природа человека.
Многомятежное человеческое хотение приносит закономерные плоды греховной "власти", из которых вытекает окончательная его погибель. Это – богохульство, неверие, зловерие, человекоубийство, вражда, зависть, корыстолюбие, ложь, лицемерие, неправосудие, неверность, вероломство, гордость, тщеславие, разврат, немилосердие, ненависть, ненасытность, непостоянство.
Это есть свойства падшей природы человека, составляющий фундамент народовластия, что на самом деле – не власть, а безвластие, самовластие греха, держава смерти, действующая через диктатуру злонамеренного меньшинства.
Но раньше современных лжецов, лгал отец лжи. Предстоя пред лицем Сына Божия, сатана лжёт "Тебе дам власть сию и славу их; яко мне предана есть и ему же аще хощю дам ю" (Лук.4:6). Такова бесстыдная природа греха. И вот уже среди христиан утвердилось мнение, что власть от Бога – есть власть от народа.
Но именно тем опасна эта ложь, что она живет и здравствует в храмах, прикрываясь высоким именем истины, она соблазняет всё новых и новых христиан. Это сатана свою тиранию стремится наименовать властью, дабы убедить своих подданных, что он есть самобытный бог.
* * *
2.3 Демократия с точки зрения истинного понимания власти.
При демократии высшим критерием и источником власти является человек, разделённый в себе самом страстями и пороками. В связи с этим открываются следующие нелепости.
Если власть тебе принадлежит по природе, то первой нелепостью является борьба за власть.
Вторая нелепость заключается в том, что если каждый член государства имеет в себе самом государствообразующее начало – власть, то он сам себе – царь и сам в себе является государством. Это основание не укрепляет государство, а обрекает общество на борьбу всех против всех, приводя на вершину диктатуры волю злонамеренного меньшинства. Такому обществу невозможно быть государством по причине невозможности сохранения народовластия, как социально-политического учения, которое должно обосновывать общественный выбор.
Какое основание, такое и строение. Человек творит законы общественного бытия по своему образу и подобию. Если власть Бога проста, то мнимая власть народа – сложная (точнее – сложенная из множества), она подразумевает сложение мнимых властей человеческих в одно целое. Делегирование того, чего нет, как раз и открывает последнюю нелепость демократии. Сто голов – сто мнений. Как можно сложить их в единое целое? И понятно, что чем сложнее продукт творения, тем слабее и проще для разрушения.
Следовательно, демократия есть абсурд, ловушка для разрушения государства.
* * *
2.4.Верноподданство народа.
Слово «верноподданный» состоит их двух слов: «вера» и «подданный». Жители Святой Руси – все верные Богу и подданные Царя, Помазанника Божия, т.е. подданные самого Бога.
Для русского православного человека ключевыми словами жизни должны быть: Бог и Царь.
Константин Зайцев в книге «Чудо Русской истории» (стр. 527) пишет, что единственным «шифром», который раскрывает смысл тайнописи Русской истории, являющейся неким сплошным чудом, есть Русский Православный Царь, как Помазанник Божий. Оставаясь Верховным Главой государственно-организованной Русскости, Царь воплощает собой Божий порядок, коим держится Вселенная.
Бог покидает того, в ком нет места его Царству. Если это человек понимает и раскаивается, то за покаяние Бог награждает его своим присутствием. Так и Русскому народу, чтобы вернуть имя народа Божия, начинать надо с покаяния.
Кому мы сейчас подданные? Своей гордости. От гордости мы не видим своего греха. От гордости мы нашли себе оправдание и сваливаем ответственность за разрушение России на другие народы. Кто может обратить в рабство народ Божий? Народ, который служит Царю Небесному – есть народ царский. «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (1-е Петра 2:9). Обратить в рабство можно только рабов. Русский народ, возгордившись, отказался служить Богу. В феврале 1917 года он совершил бунт против власти Бога на земле. Кому народ стал подданным? Главному революционеру - падшему ангелу. Первый шаг на пути возвращения в Русь Святую – это предание анафеме февральской революции.
Верноподданничество – это не рабская психология служения за корочку хлеба, а сыновья преданность до смерти вождю православного Отечества. Национализм, хотя и переводится как любовь к нации, но до сих пор играл роль разделения наций за свои интересы. А верноподданничество создало Великую Российскую Империю, центром которой был Царь, как основа земного домостроительства, как основа правды и справедливости среди разных народов.
3. Церковь – среда и поле, где действует Царство Божие.
3.1.Способность земной Церкви приготовить свободных наследников вечного блаженства.
Нравственные силы души человека: любовь, целомудрие, милосердие, долготерпение, правда, мир, чистота, святость – не есть наши по существу и по природе. Они подаются человеку, сотворенному по образу Бога, от самого Бога, как собственные свойства Его Божественной природы. Принимающие и живущие этими свойствами люди соделываются сынами Бога, открывая в этих качествах Совершенного Бога. Отвергающие их, прилепляются к противоположным им свойствам дьявола, подменяя любовь – гордостью, власть – тиранией, блаженную вечность – успехами временной земной жизни.
Революционная, антихристианская религия, разрушившая в сознании христиан триединство Царя, Церкви и Царства, стала главной причиной падения православных царств. Она воспитывала не верных Господу и Христу Его граждан, а потенциальных предателей, для которых понятия "за Царя, за Родину, за веру", "верность присяге", стали понятиями отвлеченными и вторичными, а власть стала доступна и потеряла свою сакраментальность.
Предательство имеет рабское происхождение, предать может только раб, ибо в доме своего господина он не имеет удела и всегда готов сбросить с себя ненавистное ярмо. "Предатели - говорит поэт С. Бехтеев - рожденные рабами, свобода мнимая не даст покоя вам...". Раб не наследует Отеческого достояния, его наследует сын. Сын в этом смысле есть тот, кто уклоняется от зла и творит благо, тот, кто способен и может сделать нравственный выбор в пользу добра. Раб же, как несвободный, скованный грехом, этого выбора сделать не может, ибо не познал истину, которая усыновляет его Отцу и делает его свободным. Поэтому, плод земной Церкви – есть способность рождать Богу свободных наследников вечного блаженства. Собрание людей, порабощенных грехом народовластия, называться церковью не может. Имя ей – церковь лукавнующих.
* * *
3.2. Лукавое триединство. «Вместо» - ключевое слово новейшей истории.
а. Антихрист – вместо Царя.
Открытый переход на сторону врага не мог, конечно, осуществиться без богословской базы. По этой причине синодальный перевод апостольского послания стал гарантией безопасности "сидения" апокалипсического зверя в «Церкви Божией», легитимность которого прямо вытекает из этого текста.
Власть Богопомазанника и ее отсутствие становится центром апокалипсических событий. Антихрист предстает не нравственной категорией, не явлением абсолютного зла, сосредоточенном в одном лице, а личностью, которая своим посягательством на власть Богопомазанника, как главы Церкви и государства и источника законности церковно-государственной жизни, становится на место Царя.
Это и есть признак присутствия антихриста в православном мире. Частица "анти" переводится, как "вместо" и в сочетании со словом "ХРИСТОС" означает "ВМЕСТО ПОМАЗАННИКА", что тождественно - "ВМЕСТО ЦАРЯ".
б. Народовластие – вместо Царства.
В текстах Священного писания слово "антихрист" встречается в послании св. апостола Иоанна. Св. апостол пишет: «Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына». (1-е Иоанна 2:22). В этом смысле, антихрист есть всякий, отрицающий Боговоплащение и не приемлющий Единородного Сына Вечным Царем, Царству которого не будет конца, ибо не имеющий Сына, не имеет и Отца.
Косвенные указания на антихриста, как на личность, находятся во втором послании святого апостола Павла к фессалоникийцам (солунянам) (2Фесс.2:3). В нем апостол изображает ход последних исторических событий в следующей последовательности: "...придет отступление прежде..." за что "держай ныне дондеже от среды будет" и "откроится человек беззакония ..." для того чтобы "ему сести в церкви Божией аки богу". В текстах священного писания изданных до синодального перевода, слова: "...откроется человек беззакония", читается несколько иначе "откроется человек беззаконию". Это имеет не личное, а общественное значение. Если первое может обозначать помимо собирательной и индивидуальную личность, которая каким-то образом должна открыться, то второе может обозначать свободное избрание греха абсолютным большинством, изображенным собирательной личностью - "сыном погибели". Сын погибели, в этом случае – есть погибающее человечество, добровольно избравшее эту погибель.
в. Храм – вместо Церкви.
Основной вопрос, вытекающий из апостольского послания (2Фесс.2;4), есть вопрос "сидения" сего сына погибели в «Церкви Божией». В какой церкви? Или следуя синодальному переводу, в каком храме? Или в Церкви – мистически или в храме –географически? Если следовать общему мнению, ожидающему воцарение антихриста над отпавшим от Бога миром в храме Соломона, то это мнение последовательно приводит к отрицанию Креста Господня, ибо называет «Церковью Божией» храм отринутого и оставленного богоубийственного народа!
"Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Матф.23:38) - говорит Господь ветхозаветной иудейской церкви. Итак, если иудейская церковь отринута, то как назвать храм, сакраментальное пространство этой церкви "Божиим"? Но если она не отринута и не оставлена и есть "Божия", то это бесспорно отрицает и Боговоплощение, и наше искупление, и христианство, обвиняя нас в чудовищной многовековой лжи и богохульстве. Неужели христианам надо доказывать, что Церковь Божия – мы, а не они? Неужели православный человек настолько лишен разума, что его недостает на то, чтобы понять, что отличает Церковь Божию, от храма богоубийц!?
Опять же, следуя тексту синодального перевода апостольского послания, речь идет именно о храме, тогда как текст на церковно-славянском языке говорит о Церкви. Но само понятие "антихрист", есть явление церковно-государственной жизни православного царства и приложимо только и исключительно к царскому престолу Богопомазанника. Вне границ православия, такого понятия не существует. И, по этой причине, местом "сидения сына погибели" мы должны признать не храм, а церковь, в ее мистическом значении.
Это есть безцарствие, а, следовательно – безвластие. Или Царь, или кто-либо вместо него. А по апостолу, это есть "тайна беззакония", которая не могла открыться во всей своей полноте по причине Самодержавной Царской власти, по причине личного присутствия Державного Лица - Блюстителя воли Божией на земле, который удерживал народ от погибельного своеволия. Как Царь, он есть глава земной Церкви, вождь церковной иерархии, стоящий, в силу Божественного происхождения его власти, выше соборных определений Церкви и придающий им силу и действие (Димитрий Хоматин, архиепископ Болгарский). Как Государь, он есть глава государства, творец законов общественной жизни, сам же стоящий выше законов, суду земному не подлежащий.
Он есть живая икона Главы Вселенской Церкви, получающий Власть не от народа и не от Церкви, а от Царствующего Бога, почему и именуется Богопомазанник, а не народопомазанник или священнопомазанник (как наивно мечтают "православные паписты"). Власть – есть источник права. Если есть власть, то в Церкви и в государстве все совершается по праву - законно, тождественно воли Божией, от Единого Бессмертного источника, который не меняет своих определений, ибо Сам Он неизменен по Своей Природе. Если власти нет, то и церковь и государство в своем бытии беззаконны по отношению к Богу. Кто в этом смысле является для них источником права? Кто придает силу и действие их решениям? Тот, кто ВМЕСТО Царя. В этом смысле, Церковь пытается освятить грех, выдать отступление за волю Божию и при случае переложить свою вину на Бога, утверждая, что все совершается по Его воле, в том числе и грех.
* * *
3.3. Самооправдание, нераскаянность церковного большинства.
Самооправдание, которое скрывается за попыткой переложить вину на внешних врагов, открывает нераскаянность церковного большинства, привыкшего спекулировать своей православностью. И неудивительно, ведь раскаяние, как следствие осознания греха потребует у епископата и священства свидетельства законности их положения в Церкви, а у мирян - отчета в теплохладности к священным Богоустановлениям. То, в какой мере отнят разум от среды христиан, явствует из соборной молитвы, возносимой на ектеньях "о властех и воинстве ея", которые против Царя. Коллективное творчество Лаодикийской, народоправнической церкви, логически завершилось молитвой об антихристе, испрашивающей для него у Бога благословления и укрепления.
Это апофеоз отступления от Бога. "Невозможно - говорит св. пр. Иоанн Кронштадтский - изгнать из Россия Царя, не изгнав с ним и Бога". Этот факт изгнания Бога и констатирует эта соборная молитва. Абстрактное христианство проповедует «отвлеченного Христа», весьма удобного для его реальных врагов. Источник власти пресечен и земная Церковь, как благодатная организация – рассеяна. Она лишилась и канонической полноты, и благодатной соборной целостности.
В таком положении, когда Слово Божие юридически уравнено с сатанизмом, видимая Церковь не в состоянии осуществлять своего призвания быть евангельской свечей, поставленной на высоком месте, где под именем дома, надо разуметь мир, который и призвана она освящать. Она вынуждена освящать саму себя. Оказавшись под спудом общественной жизни и утратив нравственный авторитет, она уподобилась секте, которая довольствуется теми душами, которые избегли иных сетей. Она уже не собирает со Христом, а расточает, сидя на звере багряном, кормясь от его руки, обагренной кровью святых.
* * *
4. Триединство Царя, Царства и Церкви.
Итак, необходимо уяснить, что произошла подмена. Вместо триединства Царя, Царства и Церкви – лукавое триединство: антихриста, его тирании под видом демократии и церкви лукавнующих.
Исторический опыт доказал, что как только христиане отказывались от триединства: Царя, Церкви и Царства, внимали духу лести, разрушающему это триединство, мировоззренческая катастрофа становилась катастрофой исторической. Рушилось Православное Царство, алтарь Христов подвергался осквернению и поруганию, христиане – избиению и порабощению. Церковь лишалась государственной ограды, она уходила в катакомбы, как в некую духовную ссылку, из которой возвращал ее Господь, по великой своей милости, и ради осознания преступления малого стада, верных Богу людей.
Так пал Рим, разрушивший эту триединую истину, так пала Византия, тайно недугующая папской болезнью. Та же причина сразила и Россию. Так же и ветхий Израиль, отрекшийся от своего Царя и Бога, пал под определением суда Божия: «Итак Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем». (Исаия 5:5).
Святой апостол Петр требует чтить Царя, ибо в этом заключена самостоятельная истина, не нуждающаяся в принятии или не принятии ее человеком. И дана она христианам не до 1917-го года, а навечно. Царь – это воздвигнутый Богом фундамент, на котором строится и содержится единство Царства и Церкви. Вот почему враг рода человеческого в первую очередь наносит удар по Царю: «Ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада» (Матф.26:31).
Нельзя понимать власть Царя иначе, как благо, как основу Православной жизни Православного Царства и каждой души христианской, стремящейся достичь Царства Небесного.
Быть непричастным Царству, значит быть непричастным Богу.
Поэтому, главная наша задача сегодня состоит в том, чтобы разрушить лукавое мировоззрение, восстановить в сознании православного человечества триединство Царя, Царства и Церкви. В чем да поможет нам Господь.
Аминь.

Размер шрифта

A- A A+