СОХРАНЕННЫЙ ВСЕВЫШНИМ
(Размышления о восстановлении Православного Царства)

Это — Помазанник, сохраненный Всевышним к концу против них и нечестий их,
который обличит их и представит пред ними притеснение их.
Он поставит их на суд живых и, обличая, накажет их (3-я кн. Ездры, 12, 32-33).

Сегодня часто можно услышать, что Россия забыта Богом, что нет нам прощения от множества прегрешений наших. Но как и встарь, Отец Небесный являет Себя миру через знаки Своего присутствия, через чудесные стечения обстоятельств, незаслуженные дары. Такой промыслительной неожиданностью стала для меня встреча со Старцем — схимонахом, келейником Феофана (Быстрова, 1872-1940), архиепископа Полтавского и Переяславского.
Вывезенный из России десятилетним мальчиком, Старец завершил образование в Болгарии, где в 1927 г. познакомился с духовником Высочайшей Фамилии, владыкой Феофаном, одним из главных идеологов Русского 3арубежья. В Софии владыка Феофан проживал в здании Св. Синода на пл: Александра Невского. После работы чиновники уходили домой, и келейник приносил святителю ужин. Случалось, они беседовали. Однажды владыка Феофан сказал юноше, что Царская Семья жива.
Правящая Династия в свой час восстановится, но по женской линии, открыл далее владыка. Кровь Романовых смешается с кровью Рюриковичей. Царь будет человеком недюжинного ума, горячей веры, сильной воли. При его правлении Россия объявит себя Православной страной, и враги восстанут на нее, ибо во всем мире Православие уже исчезнет. Надо терпеливо ждать исполнения этого пророчества. «Сейчас Россия переживает то, что переживали другие христиане — бесноватость, и относиться к ней надо, как к бесноватому человеку», — заключил архиепископ Феофан.
Келейник и прежде обращал внимание, что владыка никогда не служил панихиду по Августейшему Семейству. «Меня царские люди приглашают в Париж, обещая встречу с Государем, — однажды сказал он. — Я сразу узнаю, настоящий ли это Царь или новый лжедмитрий, ведь мы столько раз бывали наедине, он у меня исповедовался». Предложение приехать повторилось. В апреле 1931 г. владыка Феофан получил визу.
В Париже он встретился с генералом Вольконеном. Это псевдоним человека, который выехал из России как немец, с супругой, бывшей фрейлиной вдовствующей императрицы Марии Феодоровны. В действительности его фамилия была Порохов. Он был одним из последних потомков Богдана Хмельницкого.
Сын гетмана в молодости был настолько горяч, что отец прозвал его Порохом. Юноша попал в плен к туркам. Узнав, что перед ними наследник Украины, турки хотели его убить, но вся Малороссия молилась за пленника, и случилось чудо, подобное чуду мироточивого Димитрия Солунского, который привез сына вдовицы. Непостижимым образом Порох очутился в Киеве. Изумленный отец снял перстень, вынул из него драгоценный камень и вставил в икону Спасителя. Этот Спас до сих пор хранится в одном из православных монастырей 3арубежья. Старший брат Порохова, Василий Васильевич, был расстрелян, а Федору Васильевичу с супругой удалось скрыться. По рассказу келейника владыки Феофана, именно этот человек был генералом, который руководил группой восьми гвардейских офицеров, спасших Царскую Семью и впоследствии погибших.
«Когда Семья Императора была захвачена большевиками, — поведал далее Старец, — Господь открыл Макарию, митрополиту Московскому, вероломно смещенному временным правительством, но не утратившему духовной власти, как спасти Царственных Узников. Владыка Макарий вызвал генерала Порохова и изложил ему данный свыше план».
Царь и Царица неоднократно повторяли, что не уедут из России, но когда к ним именем Божьим вошли в узилище и объявили, что по благословению владыки Макария они должны идти, Пленники покорились. Вместо них остались двойники, добровольно согласившиеся принять смерть за Царя с Домочадцами.
Возможно ли бежать из дома Ипатьева? Оказывается, да. Неподалеку стояла фабрика, в 1905 г. хозяин на случай захвата революционерами прорыл к ней подземный ход. Есть сведения, что был и второй выход, далеко на пустырь. При разрушении дома в 70-х годах бульдозер провалился в подземный туннель, о котором никто не подозревал.
В переполохе смутного времени, когда царило смятение, наступали белые, подмену могли не заметить, а если заметили, поспешили замести следы: расстреляли узников, останки растворили в соляной кислоте, чтобы не поплатиться головой за бегство из-под стражи столь важных персон. Августейшая Семья почти официально выехала за границу: Государь с Наследником северным морским путем, Государыня с Княжнами. как иностранцы.
Можно предположить, что, потрясенные происшедшим, Романовы больше не претендовали на политическую роль, этим объясняется их молчание. Очевидно, некоторые из них приняли монашество и изменили имя, тем более история Династии знает нечто подобное. Император Александр I Благословленный после мнимой смерти своей избрал зрак уничижения и просиял в подвиге поста и молитвы. Его Царственная супруга Императрица Елисавета Алексеевна, согласно легенде, умерла позже, чем гласит официальная дата, и под именем молчальницы Веры погребена в Новгородском Сырковом монастыре.
Расследовавший дело цареубийства следователь И. А. Соколов в 1922 г. обмолвился, что «вопрос о жизни и смерти членов дома Романовых был, конечно, решен задолго до смерти тех, кто погиб на территории России» 52. В этом же году Вел. кн. Кирилл Владимирович издал манифест, в котором объявил себя «блюстителем Русского Престола вплоть до выяснения судьбы Николая II» 53. В этих словах проскальзывает слабая надежда, что непоправимого, может быть, не произощло. Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, эмигрировавшая в Данию, отказалась признать смерть сына и внуков: и не верила этому до конца дней своих 54.
Тем не менее военный атташе Франции, единственный представитель этой страны, заявил: «Мы будем поддерживать версию большевиков». А версия была неутешительна: Венценосное Семейство с челядью и приближенными бесследно стерто с лица земли.
Православная Россия во главе с Помазанником Божиим — великое препятствие Антихристу. Ее надо бы уничтожить, заменив благословенную Богом власть самозванцами, ввергающими души подданных в преисподнюю уже при жизни. Восстановление Правящего Дома было бы победой светлых сил, поэтому людям всячески внушалась мысль о невозможности этого.
Попытка очернить Романовых, убить память о них и была тем страшным бескровным цареубийством, за которое Отечество расплачивается до сих пор. Лезвие оказалось обоюдоострым и насмерть поразило души предателей и потомства их, которое стало бесплодным для домостроительства, мертвым для благодати. Если отрекшийся от Христа человек делается добычей диавола, то потерявший гражданскую сопричастность к Православному Царю — песчинкой в вихрях общественных неразберих.
Новым правителям было выгодно представлять Царя и Семью убитыми. Им казалось, так идея монархического правления будет похоронена в умах людей. К счастью, все семь десятилетий блуждания по пустыне в народных недрах теплилась неугасимая лампада — почитание Царственных Мучеников, как их с любовью называли верные.
До революции тропарь Честному Кресту звучал так: Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы благоверному Императору нашему Николаю Александровичу на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя крестом Твоим жительство». Пять слов оказались выкинуты, и вся церковная Россия застыла в недоумении.
«Первые переживания — это полная растерянность точно почва ушла из-под ног, невольный страх перед будущим, — скорбел один из протоиереев Русского Севера. — Как теперь поступать: кого возглашать в прошениях о царской власти? Тысячу лет наша церковь поминала сначала благоверных князей, потом царей и императоров. Богослужение начиналось молитвою о царе (утреня) и оканчивалось тем же, а теперь образуется какая-то пустота, точно что-то оторвалось от сердца...» 55
В 1932 г. на скале в Святогорском монастыре, превращенном в музейный комплекс, обнаружили искусно изграфленную икону Августейших Страстотерпцев. Ходили слухи о «царских детях», живущих среди нас. Келейник владыки Феофана, прошедший четыре советских концлагеря, встречал среди заключенных много людей, верящих, что Царская Семья жива. Редкий острог не имел своего Алексея, Татьяну, Ольгу. 3аключенные делились с ними скудной пайкой, чтобы послужить Страдальцам.
Т. С. Волкова вспоминает, как после войны ее мать, вернувшись из Фроловского монастыря, сказала: «Тамара, сегодня я была у блаженной Ольги и видела Царицу». — «Какая она?» — замерев, спросила девочка. «Высокая, сухенькая, величественная старушка».
Про исповедницу схиигуменью Святославу, поражавшую лица необщим выраженьем, шептались: «Царская дочь». Матушка не поддерживала этих слухов — впрочем, и не оспаривала. Когда за тайное монашество ее бросили за решетку, сам начальник тюрьмы вызывал ее к себе в кабинет, как бы для допроса, и часами рассуждал о Библии, о творениях святых отцов. «Я был другой человек, да вот жизнь заставила», — оправдывался он, словно перед ним сидела не молчаливая арестантка, но власть имеющий человек.
Свой «цесаревич Алексей» был в Сибири, Сухуми, Кисловодске, Киеве. Иерей Кронид (1907 г. р.) припоминает: «Федор Федорович, так называл себя этот человек, мало походил на царского отпрыска, но если веревку долго таскать по грязи, она неизбежно оботрется, так он говорил. Из намеков следовало, что его спас и воспитал крестьянин из казаков. Некоторое портретное сходство, конечно было. Страдал он и гемофилией. Десять лет провел в заключении, но выжил. Одевался просто: сапоги, широкие брюки, фетровая шляпа. Раз в год его брали в психиатрическую больницу, что при Кирилловской церкви, чем-то кололи и отпускали. У меня долго хранился его чемоданчик. Однажды Федор Федорович забрал его, предварительно вынув оттуда толстую Библию с неканоническими текстами. Она цела, я вам ее покажу. Там есть 3-я книга Ездры, где сказано, что в последние времена явится Помазанник Божий, чтобы наказать нечестивых. Больше я Федора Федоровича не видел, а со временем узнал, что его похоронили на Дарницком кладбище. Когда я захотел поклониться его могилке, меня подвели к кресту с надписью «монах Серафим». Если помочь мне добраться до кладбища, думаю, сумею отыскать...»
Ходили слухи о заточении самого Императора в монастыре под Сухуми. Самодержца представляли плавающим по Белому морю на крейсере, который никогда не пристает к берегу. Старец-схимонах лично слышал, что в горах Кавказа якобы скрываются патриарх Тихон, Иоанн Кронштадтский. При всей наивности этих легенд есть в них доля истины: люди верили в народных заступников, которые не покинули Россию. Никто из призывавших имена Царственных Мучеников не постыдился. Во время войны сотня казаков, оказавшись в безвыходном положении, чудесно вышла из окружения после молитвенных воздыханий к 3амученным.
Владыка Феофан Полтавский навсегда остался во Франции. Он жил как отшельник, почти в затворе, отошел от церковных дел и вскоре был забыт. Скончался во время немецкой оккупации. Чуть позже из Парижа в неизвестном направлении выехал генерал Вольконен с супругой. На этом следы обрываются. Но после войны за границей стали поговаривать о спасении Романовых. В 70-х годах вышла книга на английском языке «Охота на царя».
Нам выпало жить в уникальном, не имеющем аналогов времени: мы воочию наблюдаем, как сбываются пророчества, и евангельские, и святоотеческие. Упала звезда полынь, отравив источники водные (Откр. 8, 10-11), ежедневные сводки новостей наполнены военными слухами, сообщениями о гладах и землетрясениях (Мр. 13, 7-8). Мерзость и запустение на святых местах стали скорбной действительностью (Мф. 24, 15). Мы привыкаем к опасным манипуляциям с деньгами и разговоры о электронных кредитных карточках уже не пугают нас.
Вместе с тем предсказано, что перед концом на краткое время будет расцвет. Один русский монах обнаружил в старинных греческих рукописях пророчество Отцов, гласящее, что в последнее время в России будет Православный Царь, которого явит Сам Господь. «И вся земля будет пустынею и ужасом; и народы сии будут служить царю Вавилонскому семьдесят лет» (Иер. 25,11). Но рухнет капище Вавилонское с идолопоклонством и блудом его, и явится Божий Помазанник, светлый духом, открытый лицом.
3начит, Дом Романовых не уничтожен окончательно, до нас должна дотянуться хоть какая-то ниточка. Как это могло быть? Не знаем и, может быть, не узнаем никогда. Не наше дело подвергать исследованию судьбы Божии, ограниченный ум человека не в силах понять неограниченный разум Творца. Не все на свете обязано становиться достоянием веденья человеческого.
Когда царь Ирод приказал истребить 14 тысяч младенцев мужеского пола, в надежде, что среди них окажется ненавистный ему Мессия, Господь послал Ангела известить Пренепорочную Деву об опасности, и Святое Семейство бежало в Египет. Драгоценный росточек был спасен, хотя с точки зрения близорукой логики это казалось нереальным. Когда Матерь с Богомладенцем и Обручником выходили из осажденного Вифлеема, стражники просто не заметили их. У Господа все возможно. Эта истина — ключ ко многим ситуациям, где бессильно рассуждение детей земли.
Велико значение подвига Царского служения. Царь носитель особой благодати, не случайно во время коронации он причащался в алтаре, как священнослужитель — отдельно Тела и отдельно Крови. Быть на престоле — значит стоять на страже Отечества, принимая на себя брань духов злобы поднебесных, отражая их Августейшей молитвой. Без Царя страна превращается в игралище темных сил, теряет внутреннюю крепость, становится солью, ни на что не годной, разве что бросить ее на попрание людям (Мф. 5, 13).
Все мы — потомки тех, кто присягал Романовым в 1613 году, кто предал их в 1917. «Я Господь Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода» (Исх. 20, 5). На подсознательном уровне каждый из нас ощущает это. Почитание Коронованных Особ, покаянное служение если не самому Царю, то его памяти не снимается сегодня ни с одного современника, ищущего исполнения правды Божией и желающего своей многострадальной Родине доброго ответа на Страшном Судище Христовом. Философ И. Н. Ильин назвал монархический строй, в противоположность демократическому, самым трудным видом государственности: он требует от народа духовной глубины, а не механического соблюдения прав и обязанностей.
Откровение владыки Феофана, дошедшее до нас через его келейника, совпало с известием, что в далекой Португалии проживает внук вел. кн. Марии Николаевны, по имени Алексей. Именно в Португалии в 1917 г. было Фатимское явление Божией Матери, заповедавшей всем христианам молиться о России, ибо от ее обращения зависит спасение всего мира. В жилах потомка Романовых течет кровь Долгоруких. Этот восходящий к Рюриковичам древнейший род когда-то произрастил на своем стволе благоуханный крин — князя Юрия Долгорукого, основателя Третьего Рима — стольного града Москвы.
Это изобличает духовную дальнозоркость, старческую прозорливость святителя Феофана. Не случайно иеромонах Серафим (Роуз) отзывается о нем, как о архиерее, который особенно выделяется своим святоотеческим духом. Владыка Аверкий, ученик Феофана Полтавского, свидетельствует, что тот верил в возрождение России хотя бы на короткое время, на «апокалиптические «пол-часа».
Не приблизилось ли это желанное время? Не за горами чудо милости к народу нашему, на который Господом возложена миссия — быть хранителем Православия среди стихий мира сего прелюбодейного и грешного. В Предвечном небесном Совете особые замыслы относительно судеб богоохранимой Земли Русской, что проводится ныне сквозь огненные искушения, дабы очиститься в горниле и заблистать, как алмаз.
Святая Русь — возлюбленный удел Господень. Она призвана оставаться такою до Второго Пришествия, даже если к тому времени будет представлять из себя небольшую горстку людей. Это о них сказал Спаситель: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12,32). Да будет по слову Твоему, Господи, аминь.

Молитвенные воздыхания о страждущем Отечестве

Размер шрифта

A- A A+