Программный доклад Предстоятеля ИПЦ на Научно-практической конференции «Истинное Православие. Выбор пути».

Благодарим Европейское новостное агентство The European Times за размещение Доклада на своем интернет-портале https://www.europeantimes.news/2023/01/where-are-you-going/

КАМО ГРЯДЕШИ?

ПРОГРАММНЫЙ ДОКЛАД

Святейшего Митрополита Московского

и Всероссийского СЕРАФИМА,

Предстоятеля Истинно-Православной

Церкви в России,

Председателя Всемирного Святейшего

Синаксиса Истинно-Православных Церквей

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Владыки, Святые отцы и братия, приглашенные и прихожане нашей Истинно-Православной Церкви.

Я думаю, что никто не дерзнет отрицать, что как в государстве, так и в любой организации, в центре есть человек. А в Церкви – православный человек.

Но, человек – существо сложное, противоречивое, зачастую непредсказуемое. Полагая себя венцом творения, он пытается перекраивать мир по своему разумению, подгоняя всеобщие законы и базовые принципы под удовлетворение собственных, как правило, сиюминутных потребностей. Не задумываясь о том, к чему приведёт тот или иной его поступок. Каким эхом отзовутся слова. Какой краской на полотне Вселенной отразится пробуждённая эмоция.

Созданный по образу и подобию Божию, человек всё же лишён способности всеобъемлющего мышления, включающего в себя анализ абсолютно всех векторов ситуационного развития и лишён способности перспективного планирования хотя бы на обозримые тысячу или, по крайней мере, сто лет.

Думая, что покорил пространство, человек так и не смог понять принципов и основ времени.

На всём протяжении эволюции, человека всегда, абсолютно всегда губила гордыня.

В гордыне своей люди выстраивали Вавилонскую башню, в гордыне своей отвергали Бога и поклонялись золотому тельцу, в гордыне своей распинали Спасителя и в гордыне своей именем Его совершали злодеяния.

Во все века люди усложняли собственную жизнь, отвергая, переиначивая или опровергая то, к чему призывал их Господь.

Всемирный потоп не научил милосердию и не сделал людей добрее. Смешение языков и разрушение Вавилона не смирило человеческую гордыню и не обуздало дерзость. Уничтожение Содома и Гоморры не изменило нравственные критерии и не очистило от скверны души. Пришествие Христа не убедило людей в пагубности лжи, мерзости предательства и многоликости фарисейства.

Кто-то скажет, что всё это было настолько давно, что стало относиться к былинам и легендам прошлого, и уже не может рассматриваться в качестве исторических примеров.

Спорное утверждение, но не будем усугублять.

Обратимся к веку прошлому и веку нынешнему. К тому, чему свидетелями были мы сами или в чём участвовали наши отцы и деды.

Я неоднократно говорил и не поленюсь повторить, что все беды нашего Отечества начались тогда, когда народ, обманутый зарубежными засланцами, восстал на Помазанника Божия.

Так периодически случается в истории. Те, кто служат сатане, научают людей идти против Бога.

Любопытно, что во времена Коммунистического прошлого все достижения в экономике, в промышленности, в сельском хозяйстве непременно и постоянно сравнивались с 1913 годом. Не задумывались, почему? Может быть потому, что это был расцвет Империи? И в этой связи, Россия своим процветанием и своими успехами представляла нешуточную угрозу для Запада?

Итак, Государь отрёкся. Отрекся и за себя, и за Наследника. Казалось бы, чего ещё желать? Но восставшие против Бога желали большего. Им не столько нужна была смена власти, сколько была необходима сакральная Жертва. И они расстреляли венценосную семью.

Государство, пришедшее на смену Империи, возникшее и взращённое на крови мучеников и исповедников, в основе своей имеющее акт расстрела Императора и уничтожение лучшей своей части, не могло даже надеяться на сколь-нибудь долгую историю.

Но специфика русского народа такова, что любые трудности он воспринимает, как призыв к действию.

В 1917 году в России было восстановлено патриаршество, и Патриархом Московским был избран Святитель Тихон (Белавин), не избежавший впоследствии судьбы исповедника.

Русская Церковь обрела Патриарха на непродолжительное время. Но утратив самостоятельность, стала полностью подконтрольной светским властям.

С 1918 года и до самой смерти в 1925 году, Святейший Тихон уже не управлял Церковью. Всё, что ему было подвластно в обход ВЧК и ОГПУ, это послания, послужившие нам примером и духовным руководством даже и в наше неспокойное время.

С 1925 года Русская Православная Церковь полностью стала «карманной». Её руководство тщательно подбиралось и просеивалось через мельчайшее сито советских спецслужб, вплоть до избрания на Патриарший престол Алексия Второго.

Ни о какой духовности в такой структуре речь не могла идти в принципе. Это был своеобразный пропагандистский институт, полностью заточенный под потребности государства.

Это был тот тревожный сигнал, на который обратили внимание, увы, немногие священнослужители, не захотевшие отказываться от пути Христова, и ушедшие в катакомбы, по примеру первых христиан, положив начало движению, известному сегодня как Истинно-Православная Церковь. И только искренняя вера помогала им выжить в этих условиях.

Далее 1937 год. Ещё одно испытание. Ещё одна проверка на крепость духа. Ещё одно напоминание, что что-то пошло не так, что нужно остановиться, что нужно что-то изменить. Хотя, если смотреть с точки зрения исторических реалий, всё закономерно. Еще французский политический деятель, революционер и выдающийся оратор, глава партии жирондистов 1753-1793 годов Пьер Виктюрньен Верньо, задолго до событий дал чёткое пророческое определение процессов 1937 года в России. Он писал: «La volution est comme Saturne, elle vore ses propres enfants» («Революция — как Сатурн, она пожирает собственных детей»).

И у нас шла жестокая расправа над теми, кто некогда совершал октябрьский переворот 1917 года. А то, что под горячую руку попадались ни в чём неповинные люди, было не столь уж и важно. С точки зрения революционной необходимости.

В 1937 году были расстреляны и раскиданы по лагерям многие пастыри и архипастыри, многие выдающиеся деятели и поборники Православной Церкви. Но и это не заставило задуматься и осознать весь масштаб и трагизм происходящего. Люди по-прежнему оставались глухи и слепы к знамениям, которые посылал им Господь.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. была невероятным испытанием и для государства, и для народа. Мы видели всё. И зверства фашистов, и героизм наших солдат, и бесславное отступление, и победоносное шествие. Мы прошли сквозь миллионы и миллионы смертей, сквозь боль и страдание, сквозь предательство и прощение. Ни одна страна в мире не понесла таких потерь, как Советский Союз, и ни одна страна не получила почти ничего от победы, как СССР.

Но знаете, мне порой кажется, что нашему народу это бесчеловечная война дала возможность заглянуть в собственную душу. И начать искать путь к Богу.

Люди вновь стали осознавать, что именно Он их последняя надежда и прибежище, защита и источник милосердия.

Шли годы, плохое забывалось. Идеологическая машина работала на полную мощь. Чего только стоит заявление Никиты Хрущёва, обещавшего показать всем «последнего русского попа»!

Огромную роль в разочаровании людей в церковных деятелях, да и в самом институте Церкви сыграло, конечно же, сотрудничество священников и епископов РПЦ с советскими спецслужбами. Да и повсеместное дежурство общественников возле храмов во время Рождества и Пасхи говорило само за себя. Когда брались «на карандаш» все, имеющие смелость прийти на праздничное богослужение.

Это противоречило идеологии государства, а следовательно должно было быть подвергнуто воздействию.

Благодаря целенаправленным и планомерным действиям партийно-государственных структур, с 1925 (год смерти Патриарха Тихона) до самого распада СССР в 1991 году, Русская Православная Церковь из Истинной Церкви русского народа превратилась в некий церковный аппарат, призванный проводить в жизнь, диктуемую извне идеологию и обеспечивать потребности собственных функционеров.

И снова, подобные знамения были замечены только малой частью катакомбников, продолжавших служение в квартирах и жилых домах и, насколько это было возможно, поддерживавших духовный стержень в разрозненной пастве.

Распад СССР был ещё одним напоминанием русскому народу о том, что нет ничего важнее Веры. И нет иного прибежища и спасения, кроме как у Господа.

Я не буду говорить о делах государственных. Рассуждать о них здесь и сейчас не ко времени, и не к месту. А вот дела духовные требуют осмысления и всестороннего, кропотливого анализа.

Когда не стало Советского Союза, никому не было никакого дела до епископата и синода. Однако, у Русской Православной Церкви появился реальный шанс стать искренней совестью народа.

Шанс появился. Но реализован не был.

Почему? Ну, это очевидно.

За годы советской власти и номенклатурного бытия и Патриарх, и Синод, и епископат, и священство настолько привыкли быть под кем-то, выполнять чью-то волю, действовать в соответствии с инструкциями, что самостоятельно принимать решения уже не могли. А те, кто привык жить по совести, руководствоваться верой и Словом Божиим – ещё не вышли из катакомб, продолжая своё подпольное служение.

И только спустя пять лет после очередного провозглашения независимости России, в 1996 году мы, Истинно-Православная Церковь, начали действовать официально, всё больше и больше проявляясь и поднимая голову, в полный голос заявляли о себе.

Мы понимали, что наше время пока ещё не пришло, что народ ещё напуган и не вполне осознаёт грядущих перемен, что всё ещё сильна память о спецслужбах, арестах, лагерях и расстрелах, что люди всё ещё не готовы открыто исповедовать собственную веру и тем более не готовы открыто заявлять о приверженности к движению тех, кого называют катакомбниками.

И, тем не менее, мы уже посчитали допустимым выйти из подполья и не бояться противопоставить себя тем, кто потихоньку начинал реформироваться, перерастая из банального управления агитпропа в финансово-государственную корпорацию, с теми же функциями, но с гораздо большими возможностями.

В то время не только мы открыто заявили о себе, как говорится, «urbi et orbi», городу и миру. Вместе с нами активизировалась и Русская Православная Церковь Заграницей, весомая часть той самой, дореволюционной Церкви. Да и мы были не единственные, кто считал себя истинно-православными. Однако,  период определённого безвременья породил и возникновение множества псевдоцерковных и околоцерковных сект, единственной задачей которых было одурманивание людей, потерявшихся на перекрёстке событий, и извлечение баснословных барышей путём претворения в жизнь различных мошеннических схем и невероятных афер.

В 1997 году я принял на себя бремя архиерейского служения, а в 1998 году ношу Первосвятительства. И до сегодняшнего времени остаюсь Предстоятелем Истинно-Православной Церкви в России.

Господь ниспослал мне не легкое служение. Но в то же время наделил даром врачевать души. Спасая души, приводя их к свету, к истинной вере, именно молитвою удавалось спасать и тела. Казалось, что Бог, внемля искренним молитвам, давал людям второй шанс. На жизнь, на искоренение пороков, на изменение внутреннего мира, приводившего к истинной вере во Господа.

Но и воздаяние за подобный дар на меня было наложено практически неподъёмное. Я становился центром для клеветы и наветов, лжи и обмана, предательства и искушений.

В чём меня только не обвиняли! В самосвятстве и раскольничестве, не задумываясь о том, что это взаимоисключающие категории, в шарлатанстве и мошенничестве, в сектантстве и стяжательстве, в сотрудничестве со спецслужбами и во многом чём ещё. Ни к чему продолжать перечислять, достаточно посмотреть в интернете.

Но я терпел, понимая, что иного пути нет, что так надо, что это очередные испытания, ниспосланные мне Всевышним.

И из обломков строил Церковь Христову. По слову Спасителя. По Заповедям Его.

Принадлежавший мне особняк в центре Москвы, я сделал первым открытым и официально действующим (в 1937 году в Ленинграде был закрыт последний) храмом Истинно-Православной Церкви. И её Синодальным домом.

Вместе с моими друзьями, как и я положившими жизнь на возрождение в России Истинного Православия, удалось построить большой монастырь в Подмосковье, ставший, пожалуй, настоящей Лаврой нашей Церкви.

Видит Бог, я никогда не останавливался, никогда не сворачивал с пути и никогда не отступал перед трудностями. Может быть, потому что научился не только молиться, но и слышать голос Бога? Понимать Его волю, распознавать ниспосылаемые знаки и не бояться говорить об этом поверившей мне пастве, приходящей в храм.

Время потихоньку расставляло всё на свои места.

И сегодня, с твердой уверенностью имею право сказать: Клевета не замарала наши души. Ложь не осквернила наши уста. А злоба и ненависть не коснулись наших сердец.

Всё меньше и меньше слышно хулы в наш адрес. Наверное, потому, что люди научились анализировать, сравнивать и понимать, где правда, а где ложь. Люди видят служение Московского Патриархата и служение Истинно-Православной Церкви, разницу их слов и поступков, доступность наших епископов и наоборот, заносчивость и непомерную гордыню архиереев РПЦ.

Кроме того, Истинно-Православная Церковь уже двенадцать лет проводит политику объединения вокруг великой Истины, завещанной нам Спасителем, Истины, которая возвещает безмерную любовь к ближнему. И примером тому – основанный нами Всемирный Святейший Синаксис Истинно-Православных Церквей.

Последние несколько лет стали переломным периодом не только в мировой истории, но и в истории Православия в частности.

Мне всегда казалось, что развитие государства и жизнь церкви – это разные пласты общества и сознания. Они могут переплетаться, они могут проникать друг в друга, они могут становиться взаимным укором или отрицанием. Но они не могут, и не должны подменять друг друга. Хотя бы в силу того, что это противоестественно. И по определению, и по учению Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

Но мы как раз стали свидетелями этого ужасного феномена подмены понятий. Свидетелями скольжения в пропасть. Не во всём мире и не во всех Церквях, но тем не менее.

Это очень опасно. И это, вне всякого сомнения, приведёт к погибели. Не зря ведь говорил Господь: «Отдавайте кесарю кесарево, а Божие Богу» (Мф. 22:21).

События недавнего времени сорвали последнюю отговорку с истинности намерений и устремлений тех, кто сосредоточил в своих руках власть светскую и тех, кто надзирает за властью духовной.

Рассуждая о происходящем, я всё больше и больше готов утверждать, что творящееся нынче не может совершаться по промыслу и воле сынов человеческих, в силу невероятности охвата мыслью всех сторон процесса и выстраиванию столь совершенного пути погибели. За всеми событиями, наверняка, стоит воля более значимая и более изощрённая, являясь отражением лукавой тени самого диавола.

Судите сами.

Возьмём для понимания точкой отсчёта 2000 год, как год, знаменующий миллениум, начало нового тысячелетия.

Мы все ждали пришествия нового тысячелетия, как некоего сакрального действа. Нам казалось, что наступит новое время – и всё изменится. Обязательно в лучшую сторону и сразу. Однако, всё как всегда случилось не совсем так, как ожидалось.

Первым потрясением для всей страны был добровольный уход в отставку Президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина, его невероятная просьба простить ему все ошибки и просчёты, и, конечно же, назначение преемника, приход которого, сейчас это можно сказать совершенно точно и без преувеличения, стал точкой отсчёта начала новой эпохи. Эпохи перемен.

Перемен, в которых нуждалось наше государство, как в свежем воздухе.

Но время перемен никогда не бывает ни лёгким, ни простым.

Россия была ослаблена внутренними потрясениями и внешним нешуточным давлением. И выводить её на достойный международный уровень, было задачей, сродни проходу по заминированной территории без малейшего намёка на схему минных полей.

Будем честны. И наша Истинно-Православная Церковь в то время тоже переживала не лучший свой период.

Наполнявшие её архиереи, либо слишком плотно вросли корнями в номенклатурные понятия, свойственные советской Московской Патриархии, либо чересчур глубоко вкусили прелести архиерейства, исполнившись гордыни наплевательского отношения ко всем и вся.

Череда именно архиерейских расколов в нашем церковном организме, как следствие изобилия где-то многоходовых, а где-то очень банальных и нелепых аппаратных интриг, поставили на грань существование самой Истинно-Православной Церкви, приведя к распаду единого организма на множество «совещаний» и «синодов».

А мне… Мне приходилось всё начинать сначала.

Это было тяжёлое время. Время искушений и предательства, соблазнов и интриг.

Согласитесь, очень нелегко собрать заново, склеить и заставить полноценно служить своему предназначению, некогда разлетевшуюся на осколки чашку.

Но, опираясь на друзей и единомышленников, мы малой «кучкой» всё-таки смогли добиться результата. И не иначе, как с Божией помощью.

Объединительный собор Истинно-Православной Церкви.

Бог мой! Никто даже представить не может, скольких сил, душевных и телесных, это стоило, скольких лет жизни и здоровья!

Бесконечные консультации и переговоры, выработка общей программы, согласование позиций. Огромное количество бессмысленных фраз и невероятно жёсткий план предстоящих дел, которые нужно было сделать, несмотря ни на что. Для того, чтобы Истинное Православие не скатилось до уровня разномастных и разнокалиберных многочисленных сект, а существовало и развивалось, как единый церковный организм, руководствующийся едиными законами и правилами.

И у нас получилось!

Со времени объединительного собора начался новый отсчёт и новый период в истории Истинно-Православной Церкви.

Конечно, после этого тоже было много всякого. Люди приходили и уходили. Были низвержения и прещения.

Всё было.

Кто-то, посчитав, что личный интерес важнее, нежели общецерковная жизнь, откалывался, пытаясь создать псевдоцерковную параллельную структуру. Но это было уже не так уж и важно. Потому, что подобные «синоды», «совещания» и «митрополичьи округа» существовали очень непродолжительное время, дробясь и распадаясь, вплоть до самоуничтожения.

Уже в то время мне казалось, что люди, сами по себе, не могут поступать столь глупо и недальновидно. Что за всеми этими нестроениями кроется нечто большее, нежели простая человеческая слабость и порочность.

И теперь, по прошествии времени, я понимаю, насколько был прав в тогдашних моих умозаключениях!

Я видел, что Русская Православная Церковь, без сильного потрясения, не способна возобновить своё служение в той степени, каким оно было в период Империи. Слишком сильным был отпечаток советского прошлого. Слишком жёсткой было подчинение номенклатурного священноначалия государственной карательной машине. И единственной альтернативой, единственным спасением, единственным путём Света и Истины Христовой была Истинно-Православная Церковь, прошедшая сквозь невероятные гонения, расстрелы, каторгу и пытки, но сохранившая верность Спасителю и народу.

Очевидно, понимал это не только я, но и те силы, с которыми всегда боролся Христос, говоря когда-то о Церкви Своей «И врата ада не одолеют её» (Мф. 16:18).

Главное, было верить. Жить, идти вперёд и не отступать.

Мы так и делали, по мере сил своих противостоя сатанинским ухищрениям и искушениям, и сохраняя Истинно-Православную Церковь во всей её полноте верности и преданности Господу нашему Иисусу Христу.

И мы смогли, несмотря ни на что. Вопреки всему. Не обращая внимания на организованную против нас информационную травлю. Беспощадно выпалывая ростки вражды. И оставаясь исключительно на позициях доброты, любви и всепрощения.

Должен сказать, что за все годы, начиная с 1996-го, нахождения Истинно-Православной Церкви в официальном российском правовом поле, Господь так или иначе, тем или другим способом, неизменно помогал нам, незримо пребывая с нами во все дни нашей суетной жизни. Мы всем сердцем, всей душой ощущали и это, и не боялись идти по трудному пути церковного строительства и открытого исповедания истинно-православной веры.

В 2011 году состоялась великая радость. Был подписан Томос об общении между сестринскими Истинно-Православными Церквями, России, Греции и Америки. И это тоже был явный знак великой Господней милости нам.

Но, как говорится, в великой радости присутствует и печаль. Где Господь являет свою любовь, там и сатана напускает искушения. После подписания Томоса, наша Церковь вновь и вновь переживала потрясения внутреннего характера, выражавшиеся в предательстве и злодеяниях тех, кто по попущению нашему незаслуженно именовались архиереями.

Мне не хочется сейчас перечислять этих недостойных. Их давно нет с нами. Они утратили не только нашу братскую любовь и наше искреннее расположение. Они утратили смысл своей грешной жизни, с каждым шагом приближаясь всё ближе к пропасти, итогом которой несомненно станет геенна огненная. Отсечённые от тела Церкви, изгнанные от нас, они так и не нашли места в жизни, прибиваясь к тем или иным маргинальным структурам, открыто предаваясь пьянству и распутству, делая принципом своей жизни ложь и заставляя страдать тех, кого соблазнили искушёнными речами. Бог им судия! Я рад, что мы смогли избавить нашу Церковь от их присутствия.

Семья Истинно-Православных Церквей крепла и умножалась. А Россия по праву становилась её сердцем, её духовным стержнем и её административным центром.

Наши храмы наполнялись прихожанами, монастыри и обители – насельниками и трудниками. ИПЦ в России всё больше и больше завоёвывала людские сердца и пользовалась любовью и уважением народа.

Разве такое развитие событий могло пройти мимо тёмных сил?

Диавольскими кознями, через государственные структуры и карательные органы, начались новые гонения на Истинно-Православную Церковь в России, и на меня, как на её Предстоятеля.

Используя новую редакцию Федерального закона о свободе совести, Министерство юстиции РФ стало раз за разом требовать от нас внесения в Устав новых и новых поправок, каждый раз отказывая в их же принятии, затягивая процедуру перерегистрации и создавая массу трудностей правового характера для всех наших структурных подразделений.

Кроме того, в этот же период было открыто против меня совершенно немыслимое по своей сути, полностью лишённое здравого смысла и каких-либо вменяемых доказательств уголовное дело по обвинению, вдумайтесь, не более, ни менее – в экстремизме!

Меня, архиерея, Предстоятеля одной из самых значимых российских Церквей! В конце концов, в прошлом боевого полковника, лившегося ног на службе Отечеству, инвалида первой группы! Отдавшего Родине жизнь, честь и здоровье! И на излёте лет посвятившего всего себя служению Богу.

Господь посылает нам испытания для того, чтобы мы стали мудрее и сильнее духовно. Сатана напускает искушения для того, чтобы крепость нашей веры превращалась в истинную броню, защищающую душу от происков лукавого.

Мы со смирением переживали все ниспосланные нам трудности, спасаясь постом и молитвой. А ещё верой в высшую справедливость. И, конечно же, любовью и поддержкой наших прихожан.

Однако, наши нестроения оставались исключительно нашим внутренним делом. Мы были уверенны в том, что Господь даст нам сил справиться со всеми бедами и достойно продолжить наш путь.

Страшно было другое. Мы стали замечать странные события, происходившие в мире, противоречащие здравому смыслу и неподдающиеся ни анализу, ни осмыслению.

В 2014 году началась трагедия на Украине. Впервые за много лет, брат пошёл на брата. И общение на русском языке стало признаком неполноценности, а приверженность русской культуре – преступлением. Заполыхал Восток Украины. Донбасс встал на смертный бой с зарождавшимся неофашизмом, а во всём мире началась масштабная кампания против всего русского, преследующая одну-единственную цель – уничтожение Российского государства. Или, по крайней мере, низведение её до статуса бесправной колонии.

Собственно, в 2014 году началось открытое противостояние России со злом. Именно тогда наша страна показала и друзьям, и врагам, что не намерена попускать воцарение диавольского закона на Земле, и всеми силами, до самого конца, не щадя живота своего, будет защищать и отстаивать правду Божию.

Благодаря Божественному Провидению, по молитвам и чаяниям многих людей, Крымский полуостров вновь воссоединился с Россией. Так было всегда. Так будет и впредь. Просто потому, что для нашего Отечества нет важнее цели, нежели забота о своих детях, и защита их на всех просторах Вселенной.

Во второй раз мы показали свою силу и заявили о своей решительности отстаивать свою позицию всеми доступными средствами во время военного конфликта в Сирии, когда выступили на защиту законного Правительства этой страны.

Это была блестящая победа нашей дипломатии и наших Вооружённых Сил!

Тем не менее, Запад не желал смирятся с тем, что на политическом Олимпе появился ещё один сильный игрок, по праву занимающий место лидера, и знающий себе цену. Они не хотели, да и не могли позволить России вернуться к статусу сверхдержавы, имеющей право на своё мнение. И могущей его отстаивать.

Однако, и напрямую вступить в противостояние с нами у них желания не было.

И Европа, и Америка решили разыграть воистину диавольскую партию.

Россия всегда была сильна народным самосознанием и верой православной. И чтобы ослабить её, привести к послушанию, нужно было лишить Россию национальной гордости и разрушить её веру.

То, что западные дельцы начали расшатывать основы российской государственности с момента распада СССР, ни для кого не секрет. Внедрение чуждой культуры, оголтелый либерализм, насаждение вседозволенности и культивирование морального уродства, извращение абсолютно всех базовых понятий – это то, через что нам пришлось пройти в девяностые. Это то, чем нас старались прельстить и сломить сатанинские силы.

Не получилось.

Второй попыткой стало разрушение основ православия.

И это даже не засилье разномастных сект, водопадом пролившихся из Европы и Америки на российские земли после распада СССР.

И не всевозможные противостоящие и псевдокатакомбные структуры, как грибы после дождя повылазившие в ожидании сумасшедших прибылей и фанатичных последователей.

Это уничтожение самой сути православия.

Изнутри.

Руками самих священников и архиереев, превратившихся в записных менеджеров от религии и прожжённых дельцов.

С приходом к власти Патриарха Кирилла, Русская Православная Церковь стала постепенно сдавать позиции, превращаясь из духовного центра в финансово-государственную корпорацию, обеспечивающую благополучие своих концессионеров.

Она утратила доверие большей части народа и перестала быть мерилом совести.

Непродуманные действия Патриарха, постоянное реформирование церковных институтов, направленное на централизацию и усиление патриаршей власти, попрание принципов соборности, моральный облик религиозных чиновников, роскошь и ханжество, выставленные напоказ – это малая толика акцентов, красноречиво характеризующих правления Кирилла.

Нестроения начались и в самом мировом православии.

На просторах Украины возникла новая структура – Православная Церковь Украины, легитимность которой признал своим Томосом Вселенский Патриарх Варфоломей.

Я всегда говорил о том, что украинский вопрос – самая большая ошибка Кирилла. Если бы не его жадность, его недальновидность и его болезненные амбиции, всё могло бы быть по-другому.

Ну чего стоило, к примеру, предоставить автокефалию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата? И сохранить материнское влияние на данный церковный институт? Ничего! Кроме политической близорукости Гундяева.

Если бы такой шаг в своё время был сделан, то и украинской проблемы не было бы, как таковой.

И это, если хотите, было ещё одно знамение, ниспосланное нам.

Мы понимали, что не в состоянии заменить Русскую Православную Церковь. Но мы можем и должны хотя бы сохранить духовность русского народа, его веру и его нравственный стержень!

После появления ПЦУ события понеслись еще стремительнее.

Приспешники сатаны продолжали раскачивать мировое православие, сталкивая лбами тех, кто ранее молился у одного Престола и причащался из единой Чаши.

Своими непродуманными действиями Московский Патриарх Кирилл завёл Русскую Православную Церковь в состояние изоляции, сумев рассориться с древнейшими православными Патриархами, подвергнув остракизму и себя в частности, и всю Церковь в целом.

Стараниями господина Гундяева, во всём православном мире Московский Патриархат перестал восприниматься в виде отдельной и самостоятельной структуры, а лишь как инструмент государственной политики на уровне, если хотите, некоего министерства по делам религии.

А уж после того, как Кирилл со всей дури полез осваивать Африку, исконную и законную территорию Александрийского Патриарха, закреплённую за ним решениями древних Вселенских Соборов, то его стали воспринимать не иначе, как разбойника и татя.

События набирали обороты. Давление на Россию увеличивалось с каждым днём. Откровенная ложь, беспрецедентная клевета, бесстыдные и беспринципные санкции, обрушившиеся на нашу страну – всё это было тоже знамением.

Знамением перехода идущей борьбы со злом в острую и открытую фазу.

Когда в мире началась пандемия ковида, мне казалось, что все, и люди, и правители прозреют, и поймут гибельность избранного пути. Или, по меньшей мере, увидят или хотя бы ощутят ту пропасть, к краю которой они несутся со скоростью курьерского поезда.

Но мои надежды не оправдались.

Страны и народы впадали в безумие, порождённое чёрным маревом властителей ада. Ничем другим невозможно объяснить их мысли и поступки.

Повсеместно закрывались и пустели храмы, отменялись пасхальные богослужения, переносились церковные праздники и запрещалось Святое Причастие. Монастырские обители переводились на карантин. Присутствие людей в храмах нещадно каралось законом.

Священники и епископы призывали народ Божий отказаться от посещений церковных служб! Патриарх Кирилл трусливо отсиживался на объекте «Скит» и служил ли всё это время – Бог весть.

И только Истинно-Православная Церковь продолжала свой духовный подвиг. Ни один её храм не закрылся. Ни одна обитель не отказала в приёме паломников.

Мы выстояли, уповая на Милость Божию и прибегая в своих молитвах к Его защите. Ибо только Он – наше прибежище и наше спасение!

Как результат – ни один священнослужитель Истинно-Православной Церкви России не умер от ковида. Не знаю, что это – знак или попустительство? Но факт остаётся фактом.

Но период пандемии на прошёл для нас даром.

Истинное Православие понесло невосполнимую утрату.

От тяжёлой и продолжительной болезни скончался мой собрат и сомолитвенник – Блаженнейший Митрополит Авлонский и Виотийский Ангелос. Вслед за ним отошёл ко Господу и его ближайший помощник и сподвижник архиепископ Порфирий.

Новым Предстоятелем Истинно-Православной Церкви Греции был избран Блаженнейший Митрополит Херувим, всецело подтвердивший верность Синаксису и нашему братскому общению.

Пандемия сошла на нет.

В нашем ставропигиальном монастыре Святого Иоанна Предтечи мы провели торжества, посвящённые десятилетию подписания исторического Томоса общения и активизировали работу Всемирного Святейшего Синаксиса.

Семья Истинно-Православных Церквей прирастала новыми участниками.

На сегодняшний день в работе Святейшего Синаксиса принимают участие Истинно-Православная Церковь России, Истинно-Православная Церковь Греции, Истинно-Православная Болгарская Церковь, Истинно-Православная Церковь Северной Америки и Британских островов, Истинно-Православная Церковь Буковины, Российская Православная Кафолическая (Катакомбная) Церковь, Черногорская Православная Церковь, Сербская Автономная Православная Церковь, ряд общин Центральной и Южной Америки под омофором митрополита Алексия (Колумбия). В рассмотрении находятся заявки других церковных юрисдикций. Формируются и начинают работу столь необходимые нам сегодня административные, научно-образовательные и судебно-правовые структуры Синаксиса. Растёт интерес мирового сообщества к нашим делам и тому образу мыслей и поступков, который мы транслируем вовне.

Мне казалось, что час испытаний для России заканчивается. И можно будет заняться тем, к чему я стремился всю свою жизнь. Служением Богу и помощью людям.

Но Господь рассудил иначе.

Видимо, на наш век придётся очень мало мирных и спокойных дней. И «да тихое и безмолвное жите поживем во всяком благочестии и чистоте» (1-ое послание к Тимофею ап. Павла, гл. 2, ст. 2) — сказано не про нас. Для нас – это вершина мечтаний и устремлений. Реальность же намного более жестока и прозаична. Не зря ведь Апостол продолжил в своём наставлении: «Ибо невозможно пребывать в благочестии и чистоте, если не водворен этот мир. Потому что, когда пытливые умствования колеблют нашу веру, тогда какой может быть мир? Когда тревожит нас дух нечестия, тогда какое может быть спокойствие?».

Все наши внутренние заботы и противоречия – это повседневная рутина и обыкновенная церковная жизнь, во всей её многогранности. И мы обязательно справимся с собственными проблемами. Приведём всё к общему знаменателю и будем идти дальше, собирая по крупицам наследие святых отцов и ведя за собой верных чад, жаждущих познания Истины и спасения на Крестном пути.

Самое главное на сегодняшний день – это то, что происходит за оградой Истинно-Православной Церкви, во внешнем мире.

Гром грянул в феврале 2022 года.

Когда переполнилась чаша терпения.

Когда невмоготу стало наблюдать за льющейся кровью, за нешуточным горем, за слезами и за смертью, собирающей свою жуткую жатву.

Восемь лет шло планомерное уничтожение русских людей на Донбассе. Восемь лет Россия колебалась между желанием спасти погибающий народ и между необходимостью выполнения навязанных Западом условностей.

Наконец, выбор был сделан.

Выбор в пользу жизни.

И всё тут же стало на свои места.

Плотину ненависти прорвало.

Столько лжи, злобы, предательства и жажды убивать я не видел никогда.

Россию обвинили во всех смертных грехах. Во всех сразу. Без разбора. Просто так. Просто потому, что она есть. Просто потому, что она не хочет погибнуть, исчезнуть с лица земли в угоду остальным. Просто потому, что: «Зачем нам мир, в котором не будет России?» (В. Путин).

Я не могу объяснить потоки немотивированной злобы, направленной на тотальное уничтожение всего живого, неприкрытое желание развязать третью мировую ничем, кроме влияния сатаны и его приспешников. Ибо человеку измыслить подобное не по силам.

Кроме того, я наблюдаю откровенное присутствие в мире приспешников диавола. Явное, ничем не прикрытое, так сказать, на показ.

Развращение народов, от детей до взрослых, наркотиками, сексуальными извращениями, вседозволенностью, отсутствием морали, жаждой насилия, немыслимой похотью и стремлением отрицать всё доброе и светлое – это то, в чём преуспевает сатана в настоящее время. И полигоном его испытаний является Запад. Там его дом и его чёрное капище. Там ему открыто поклоняются и его возвеличивают. И там ожидают его пришествия и его воцарения.

Мне, порой, становится страшно от одной только мысли, что стало бы с нашем миром, если бы в нём не было России и Православия.

Сейчас для меня вполне очевидно – мы ведём священную войну. Не на жизнь, а на смерть. За Веру, за Отечество, за право называться людьми!

И ведём её не с Украиной, не с Европой или Америкой, не с НАТО или так называемым коллективным Западом.

Мы ведём войну с силами ада.

За души человеческие.

Как когда-то Спаситель, явивший миру искупительную жертву.

Только в этот раз от Его имени выступает Россия. Однозначно осознавая, что у неё один пусть с именем Господним на устах.

Путь Победы.

Окончательной и безоговорочной.

И в этой связи я вижу только одну цель, которую может ставить перед собой Истинно-Православная Церковь. Цель объединения всех, идущих путём света и добра, любви и прощения. Объединения под знаменем Господа. На принципах древнего христианства. Так, как учил Спаситель. По заветам и наставлениям апостолов.

Только путь объединения даст нам возможность быть по-настоящему сильными. Сильными духом. Мудрыми и рассудительными. Крепкими в вере и снисходительными к заблуждающимся.

Это трудный путь. Ибо придётся отринуть собственную гордыню. Презреть блага земные. И признать, что задача священников и епископов – не властвовать и повелевать, а научать и помогать. И осознать, наконец-то, что только в истинном служении Богу и людям то самое спасение, к которому мы все так стремимся.

Помните слова апостола Петра, в которые он облёк вопрос ко Христу: «Камо грядеши, Господи?» (Quo vadis, Domine?). И ответ, который он получил: «За то, что ты оставил Мой народ, Я иду в Рим на второе распятие» (Quoniam relinqui populum Meum, Romam vado iterum crucifigi). И апостол, отринув сомнения, попросил разрешения у Господа идти с Ним (Domine, tecum veniam). После прибытия в Рим Пётр был распят вниз головой, приняв мученическую смерть.

Так и нам следует самим себе задать этот, исполненный глубочайшего смысла, вопрос и задуматься, правильно ли мы живём, туда ли идём в своей жизни, верны ли наши жизненные цели и ценности? И, может быть, к нам придёт понимание, что только со Господом наш путь и только за Ним нам следует идти, отринув, возможно, самих себя, и не щадя живота своего, как некогда поступил апостол Пётр.

Собственно, мы готовы своей жизнью, своим служением ответить на призыв Спасителя. И я искренне верю, что Истинно-Православная Церковь превратилась сегодня в тот оплот настоящей веры, который выстоит в самые трудные и беспощадные времена. Как выстоял когда-то, в концлагерях и тюрьмах, на каторге и в катакомбах.

Мы готовы нести свет истины Христовой.

Мы готовы, плечом к плечу с братьями защищать жизнь и веру, вразумляя и прощая тех, кто не ведает, что творит.

Ибо мы сумели узреть знамения, ниспосланные Господом, и распознать врага рода человеческого, противостоящего нам сегодня открыто и жестоко, со всей, присущей ему беспринципностью и коварством.

Мы готовы быть со Господом и в радости, и в печали.

Готовы ли остальные – время покажет.

И не приведи Господи, чтобы с небес набатом прозвучала фраза: «Камо грядеши человече, яко Бога не узриши?»